Вводная картника

Адвокаты отказались защищать участника захвата бесланской школы

Россия

Назначенный чеченцу Нурпаше Кулаеву, единственному уцелевшему участнику захвата бесланской школы, адвокат из Северной Осетии отказался защищать своего клиента. "Для меня, осетина, смотреть в глаза моим потерявшим детей землякам будет слишком тяжело",– заявил он ежедневной газете "Коммерсант".

Чеченские защитники, по сведениям издания, также отказываются от этого дела. Единственный возможный вариант для Кулаева – это заключение контракта с московским адвокатом, что обходится очень дорого. Однако по мнению чеченских и североосетинских защитников, даже если родители Кулаева смогли бы нанять самых известных юристов, их сын все равно будет приговорен к пожизненному заключению.

Между тем предварительные слушания по делу Кулаева уже состоялись. Они прошли в Верховном суде Северной Осетии. В ходе слушаний обвиняемый отказывался от суда присяжных, не стал возражать против рассмотрения дела в открытом режиме и пообещал подготовиться к началу процесса до 28 апреля.

Жителю чеченского села Энгеной Нурпаше Кулаеву инкриминируется девять статей Уголовного кодекса России, среди которых убийство, бандитизм, терроризм и захват заложников. Семь из статьей обвинения он признает, однако от обвинений в убийстве и угоне автомобиля отказывается. "Да, у меня был автомат. Да, я из него стрелял. Но только в воздух",– утверждает он на допросах. Что же касается угона грузовика ГАЗ-66, на котором террористы подъехали к школе, то, по словам Кулаева, его затолкал в кузов машины брат, заявивший, что они едут захватывать некий блокпост.

В течение всего марта Кулаев знакомится с материалами уголовного дела. Ежедневно ему привозят из прокуратуры один-два тома из уголовного дела. Всего томов в деле более ста. по данным издания, из примерно сотни фотографий полевых командиров, представленных в деле, Кулаев опознал только две – Аслана Масхадова и Шамиля Басаева.

"Этих хорошо знаю, их много раз показывали по телевизору", - цитирует газета слова обвиняемого. Фразы, произнесенной самим Нурпашой Кулаевым после освобождения бесланской школы – тогда он, напомним, заявил под видеозапись, что "его послал в Беслан международный террорист Масхадов", в уголовном деле нет.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности