Вводная картинка

В Абу-Даби задержаны подозреваемые в убийстве Яндарбиева

Россия

В Объединенных Арабских Эмиратах задержаны двое подозреваемых в убийстве бывшего президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева. По требованию Катара, в котором последнее время проживал погибший, и где было совершено преступление, они были экстрадированы в Доху.

Как сообщается на информационном сайте Газета.Ru, единственным описанием задержанных, просочившимся в прессу, стали их якобы "европейские черты". Гражданство, имена и возраст пока неизвестны. Кроме того, нет и официального подтверждения уже имеющихся сведений.

Радиостанция "Эхо Москвы" сообщила, что катарские власти все-таки сделают в ближайшие дни заявление по этому поводу. Однако шеф-редактор московского бюро катарской телекомпании "Аль-Джазира" Акрам Хазам представил другую точку зрения: "Вы нигде не сможете получить информации или официальных комментариев о ходе следствия. Вообще не будет никакого сообщения о том, найдены убийцы или нет. Даже если их найдут, их просто казнят, но никому об этом никогда не скажут. Такая у нас страна".

Между тем, стало известно, что расследование покушения на Яндарбиева началось и в несуществующей Ичкерии. Заместитель министра иностранных дел непризнанной республики Усман Ферзаули признался "Коммерсанту", что у прокуратуры "есть достаточно оснований для того, что говорить о российском следе в этом убийстве".

ФСБ и Служба внешней разведки России уже заявили о своей непричастности к этому делу и выдвинули собственную версию: Яндарбиева могли убить Аслан Масхадов или Шамиль Басаев, поспорившие с ним из-за средств на финансирование чеченских боевиков. Вдобавок было выдвинуто предположение о кровной мести.

"Да никаких средств он не собирал. Жил в доме, который ему предоставило правительство Катара, полностью обеспечивался местными властями, а занимался в основном литературой, - уверяет Ферзаули. - Кровники, если даже таковые у него и были, не стали бы подвергать смертельному риску 13-летнего сына Зелимхана, который пострадал при взрыве. Это уже была бы не месть, а обычное убийство, за которое пришлось бы опять же отвечать по законам кровной мести".