Жители освобожденной Праги приветствуют командующего 1-м Украинским фронтом маршала Ивана Конева

«Немцы цеплялись за каждый рубеж» Как Красная армия поставила финальную точку в Великой Отечественной войне

Германский вермахт был сильнейшей армией мира и сопротивлялся до последних дней. Окончательную точку в его судьбе поставила Пражская наступательная операция Красной армии, ставшая одной из крупнейших в Великой Отечественной войне: в боевых действиях с обеих сторон участвовали почти три миллиона солдат и офицеров. За очень короткое время РККА удалось разгромить немецкую группу армий «Центр», часть сил группы армий «Юг» и освободить от нацистов Чехословакию. Какому из советских фронтов отводилась главная роль в броске на чешскую столицу? Почему американцы отказались от намерений взять Прагу? Как развивалось пражское восстание? Кого Гитлер назначил своим преемником? «Лента.ру» вспоминает ход событий.

Последний бой гвардии лейтенанта Гончаренко

В 0 часов 43 минуты по московскому времени 9 мая 1945 года в пригороде Берлина был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. В 2 часа 10 минут диктор Совинформбюро Юрий Левитан торжественно известил об этом граждан СССР.

В сообщении говорилось: «8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена».

Несмотря на это боевые действия еще продолжались.

В пятом часу утра 9 мая с северо-западного направления в Прагу первыми из частей РККА вошли три танка головного дозора 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады 1-го Украинского фронта. На броне располагались разведчики и саперы, командовал взводом гвардии младший лейтенант Леонид Бураков.

Машины быстро уткнулись в одну из баррикад, из-за которой выскочили повстанцы. Они были несколько удивлены, поскольку ждали, что Красная армия придет с другой стороны, с востока.

Танкисты оказались в дружеских объятиях, им дали провожатого — Франтишека Соучека из Пардубице (город в центральной Чехии), с которым тридцатьчетверки двинулись вперед, к Влтаве, чтобы не дать немцам разрушить мосты через главную реку Праги.

Ближайшим был Манесов мост, возле которого в засаде находились четыре немецкие самоходки, а подступы к нему охранялись фаустниками. Первым из трех Т-34-85 шел танк гвардии лейтенанта Ивана Гончаренко.

Спустя двадцать лет члены его экипажа так описывали последний бой своего командира:

Завязалась артиллерийская дуэль. Наблюдаем попадания. Две вражеские машины запылали, но один вражеский снаряд угодил в башню нашего танка. Упал замертво от этого выстрела наш отважный командир Иван Григорьевич Гончаренко. Но мы решили биться до конца

В ходе боя были тяжело ранены механик-водитель, радист, а также Франтишек Соучек, находившийся на броне (он лишился ноги). Заряжающий, несмотря на контузию, вместе с командиром орудия вытащил боевых товарищей из танка, отстреливаясь от фаустников из автомата. Мост нацистам взорвать не удалось — вовремя подоспели другие советские танки.

Командир бригады, дважды Герой Советского Союза гвардии полковник Михаил Фомичев вспоминал: «Подъехав к мосту, я увидел подбитый танк. Возле него, обнажив головы, стояли пражане. На брезенте лежало безжизненное тело Ивана Григорьевича Гончаренко, рядом — тяжелораненые механик Шкловский и радист Филиппов...»

К часу дня в Прагу вступил передовой отряд из состава войск 2-го Украинского фронта, к шести вечера в город вошли части 4-го Украинского фронта. Тем самым кольцо окружения вокруг главных сил группы армий «Центр» было замкнуто.

Безжалостный и энергичный фельдмаршал

Решение Ставки Верховного главнокомандования Красной армии о проведении Пражской наступательной операции последовало в тот момент, когда в германской столице еще шли городские бои. 1 мая 1945 года 1-му Белорусскому фронту под командованием маршала Георгия Жукова было приказано не позднее 4 мая сменить армии 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева на позициях под Берлином.

После этого высвободившиеся войска 1-го Украинского должны были развернуться в направлении Дрездена и Праги. 2 мая директиву о наступлении на Прагу получил 2-й Украинский фронт маршала Родиона Малиновского.

Предполагалось, что Конев с северо-запада, а Малиновский с юго-востока мощными ударами рассекут немецкую оборону, чтобы затем восточнее Праги окружить группу армий «Центр», отрезав ей пути для отхода на запад.

4-му Украинскому фронту под руководством генерала Андрея Еременко поручалось сломить сопротивление врага в районе чешского города Оломоуц, от которого до Праги по прямой 209 километров, и начать наступление на столицу Чехословакии с востока.

Ориентировочной датой освобождения Праги было установлено 14 мая, а сама наступательная операция для войск 1-го и 2-го Украинских фронтов должна была начаться 7 мая.

30 апреля 1945 года в осажденном Берлине Гитлер покончил жизнь самоубийством. В политическом завещании он назвал своим преемником на посту рейхспрезидента главнокомандующего военно-морскими силами Германии гросс-адмирала Карла Дёница.

Для последнего это стало неожиданностью, поскольку с 29 июня 1941 года у Гитлера существовал официальный преемник — «наци номер два» рейхсмаршал Герман Геринг. Однако к концу войны он не оправдал ожиданий, обратившись 23 апреля 1945-го к Гитлеру с просьбой передать ему полномочия главы правительства, поскольку тот, оставшись в Берлине «был лишен свободы действий».

В ответ Геринг был смещен со всех постов, лишен наград и задержан по обвинению в предательстве.

Еще один из приближенных — рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер — и вовсе вступил в тайные переговоры с западными державами, вызвав ярость фюрера и приказ об аресте изменника

В завещании главкомом сухопутных сил Германии был назван командующий группой армий «Центр» Фердинанд Шёрнер, который 5 апреля 1945 года удостоился от Гитлера высшего воинского чина — генерал-фельдмаршала.

52-летний военачальник не зря пользовался особым расположением фюрера, который в целом не доверял своим генералам: вступив в середине января 1945 года в командование группой армий «Центр», Шёрнер смог помешать войскам Конева с ходу взять Берлин.

Энергичный и безжалостный, фельдмаршал не останавливался ни перед какими мерами для наведения порядка в войсках: полевая жандармерия активно вешала солдат и фольксштурмистов, которые без приказа осмеливались оставить свои позиции.

Замена Петрова на Еременко

Своего рода личный счет к Шёрнеру был не только у Конева, но и у его начальника штаба, генерала Ивана Петрова, человека весьма непростой военной судьбы, в которой карьерные взлеты чередовались с падениями.

Революцию 1917 года он встретил в чине прапорщика, во время гражданской войны воевал в Чапаевской дивизии, в 1920-1930-х гонялся за басмачами. Во время Великой Отечественной командиром 25-й Чапаевской стрелковой дивизии участвовал в обороне Одессы, затем возглавил Приморскую армию, был одним из руководителей обороны Севастополя в 1941-1942 годах.

В 1943-м Петрову было присвоено звание генерала армии, он стал командующим Северо-Кавказским фронтом (переименованным вскоре в Отдельную Приморскую армию).

За неудачное проведение ряда десантных операций в начале марта 1944 года военачальник был отстранен от должности и понижен до генерал-полковника. С апреля по июнь 1944-го Петров — командующий 2-м Украинским фронтом, в октябре ему вновь возвращено звание генерала армии, с августа 1944 года по март 1945-го — он командовал 4-м Украинским фронтом.

После неудачного начала Моравско-Остравской операции против частей группы армий «Центр» Сталин отстранил Петрова от командования с формулировкой: «За попытку обмануть Ставку насчет истинного положения войск фронта, не готовых полностью к наступлению в назначенный срок, в результате чего была сорвана намеченная на 10 марта операция».

После этого генерала назначили начальником штаба 1-го Украинского фронта, а по итогам Берлинской и Пражской наступательных операций Петров был удостоен 29 мая 1945 года звания Героя Советского Союза.

Дважды его сменял на посту (Отдельная Приморская армия и 4-й Украинский фронт) Еременко, которому после войны в разговоре с писателем Константином Симоновым маршал Александр Василевский дал такую характеристику: «Он умел выкручиваться и вместе с тем имел большие способности к подхалимажу».

Его 4-й Украинский фронт в марте-апреле 1945-го медленно двигался на запад, в затяжных боях буквально прогрызая очень мощную вражескую оборону в Моравско-Остравском промышленном районе Третьего рейха. Германские позиции состояли из долговременных укреплений, построенных в свое время чехами против немцев. Город Моравская Острава был освобожден 30 апреля, после чего советские войска вышли на подступы к Оломоуцу.

Несмотря на поражение в Берлинской операции, к началу мая 1945 года вермахт еще представлял собой внушительную силу, насчитывая примерно полтора миллиона солдат и офицеров, в том числе в составе групп армий «Центр» и «Австрия» (ранее «Юг») — более миллиона человек, которые располагались в основном на территории Чехословакии.

При этом правительство Дёница не собиралось капитулировать перед Красной армией, придя к выводу, что необходимо всеми средствами продолжать борьбу на Восточном фронте.

1 мая 1945 года гросс-адмирал обратился по радио к гражданам Третьего рейха, в частности заявив:

Я беру на себя ответственность за судьбу немецкого народа в тяжелейшие часы его истории. Моей первейшей целью является спасение немцев от уничтожения их большевиками, рвущимися вперед. В соответствии с этой целью война продолжается

Пражская наступательная операция должна была окончательно разгромить остатки вооруженных сил Германии. В ходе планирования операции Москве пришлось учитывать ряд непростых моментов в отношениях с Вашингтоном и Лондоном.

Напор британцев и уступчивость американцев

Главнокомандующий экспедиционными силами западных союзников в Европе генерал армии США Дуайт Эйзенхауэр, который поддерживал постоянную связь с генштабом Красной армии, 21 апреля 1945 года сообщил начальнику Генерального штаба РККА генералу Алексею Антонову о своих планах и предложил американским и советским войскам встретиться в Германии по линии рек Эльба и Мульде.

Антонов согласился с этим, 24 апреля проинформировав Эйзенхауэра о намерениях Красной армии очистить от немецких войск окрестности Берлина, восточный берег Эльбы и долину Влтавы, в которой расположена Прага.

Однако правительство Великобритании во главе с премьер-министром Уинстоном Черчиллем считало, что американские войска должны продвинуться гораздо дальше на территории Чехословакии, заняв в том числе и Прагу, в первую очередь по политическим соображениям.

27 апреля с такой просьбой к Эйзенхауэру обратился британский комитет начальников штабов.

30 апреля Черчилль, обеспокоенный ситуацией, написал новому президенту США Гарри Трумэну, сменившему Франклина Рузвельта, скоропостижно скончавшегося от кровоизлияния в мозг 12 апреля 1945 года: «Освобождение вашими войсками Праги и как можно больше территорий Западной Чехословакии может полностью изменить положение в Чехословакии».

Трумэн, который приобрел известность в США в годы Второй мировой войны как председатель сенатского комитета, расследовавшего ход выполнения Национальной программы обороны, решил не вмешиваться в военные вопросы, оставив ситуацию на усмотрение главнокомандующего экспедиционными силами.

К началу мая 3-я армия США под руководством генерала Джорджа Паттона заняла горные проходы на границе Германии и Чехии и была готова двигаться дальше, освобождая Западную Богемию до линии Энс — Ческе-Будеёвице — ПльзеньКарловы Вары. При этом Паттон готовился к тому, чтобы при благоприятном развитии наступления продолжать идти дальше на восток.

4 мая Эйзенхауэр сообщил Антонову о намерении продвинуться в Чехословакии до рек Влтава и Эльба, то есть взять в том числе и Прагу

В ответ начальник Генерального штаба РККА заявил о недопустимости столь внезапных изменений планирования межсоюзных операций и подчеркнул, что изменение рубежа встречи войск может привести к нежелательным инцидентам.

Эйзенхауэр согласился с его доводами и отдал приказ командующему 12-й группы армий генералу Омару Брэдли остановиться на рубеже Карловы Вары — Пльзень — Ческе-Будеёвице. В тот же вечер все корпуса 3-й армии США были уведомлены о запрете переходить через согласованную с советской стороной линию, в отношении Праги ограничившись лишь разведкой.

5 мая Конев и Брэдли лично встретились и обсудили все вопросы. По воспоминаниям советского маршала, его собеседник предложил помощь во взятии Праги, на что Конев ответил, что необходимости в этом нет, и любое продвижение войск США далее к востоку от ранее обусловленной демаркационной линии может вызвать перемешивание войск, что нежелательно.

В свою очередь, Брэдли несколько по-другому описал разговор: «Показав на карте, которую он получил от меня, на Чехословакию, Конев спросил, как далеко мы намерены продвинуться. — Только до Пльзеня, — ответил я».

В знак дружеского расположения военачальники обменялись презентами: Конев подарил красивого, хорошо выезженного донского жеребца, взаимен получив Willys с надписью: «Командующему Первой Украинской группы армий от солдат американских войск 12-й группы армий». Вместе с легковым автомобилем Брэдли вручил маршалу американское знамя и американский автомат.

Уступчивость военно-политического руководства США объяснялась нежеланием портить отношения с СССР, с которым на Ялтинской конференции глав государств Антигитлеровской коалиции в феврале 1945 года была достигнута договоренность о вступлении РККА в войну против Японии ровно через три месяца после капитуляции Германии.

Красная армия могла дотянуться до промышленных мощностей Японии в Маньчжурии, которые были последней надеждой Токио. Советский Союз не обманул ожиданий Вашингтона, вступив 9 августа 1945 года в войну с Японией.

Преодолевая Рудные горы

5 мая вспыхнуло Пражское восстание, которое подтолкнуло последующие события. Поводом стало разрешение немецкого коменданта генерала Рудольфа Туссена вывешивать на домах национальные флаги. Генерал осознавал приближающий крах нацистской Германии и давно вел переговоры с чешским подпольем, желая объявить Прагу открытым городом и тем самым представить себя как человека, который помог избежать разрушения города.

Шёрнер был в курсе его намерений и относился к ним резко отрицательно. С ним был солидарен командующий войсками СС в протекторате Богемия и Моравия (нацистское название Чехии) группенфюрер СС Карл фон Пюклер-Бургхаус, который собирался арестовать Туссена за измену.

Пражане не ограничились вывешиванием чешских флагов, а принялись громить вывески и указатели на немецком языке, нападениям подверглись также административные учреждения и их немецкий персонал.

Оккупационные власти попытались пресечь вспыхнувшие беспорядки, в ответ горожане, в том числе и чешские полицейские, массово взялись за оружие

Координировал боевые действия Чешский национальный совет — подпольная организация, состоящая из представителей разных политических партий во главе с профессором Альбертом Пражаком. Ему подчинялась подпольная военная структура «Бартош» под руководством генерала Карела Кутлвашра.

За короткое время на улицах чехословацкой столицы было возведено более 1600 баррикад, а число восставших достигло 30 тысяч человек.

Немецкий гарнизон насчитывал около 10 тысяч человек. Кроме того, в окрестностях Праги формировалась дивизия СС «Валенштейн».
В распоряжении Пюклера-Бургхауса также находился полк «Фюрер» дивизии СС «Рейх» и ряд частей ведомства Гиммлера. Это были подразделения с боевым опытом. Кроме того, узнав о восстании, Шёрнер направил на подавление часть войск.

Пражское радио обратилось к странам Антигитлеровской коалиции с призывом о помощи. Из трех советских фронтов ближе всего к Праге находились войска 1-го Украинского фронта, которые перешли в движение на сутки раньше запланированного — в два часа дня 6 мая.

Наступление велось северо-западнее Дрездена одновременно тремя общевойсковыми и двумя танковыми армиями, усиленными двумя танковыми корпусами и пятью артиллерийскими дивизиями. Главный удар наносился по линии Теплице — Шанов — Прага, охватывая чехословацкую столицу с запада и юго-запада.

Из района немецкого города Гёрлица действовала второстепенная группировка фронта в составе двух общевойсковых армий, одного механизированного корпуса и одной артиллерийской дивизии прорыва, выходя на Прагу северо-восточнее.

Глубина главной полосы немецкой обороны местами достигала 18 километров, далее простиралась цепь Рудных гор, в которую была встроена система бетонированных укреплений, проходившая вдоль старой германо-чехословацкой границы.

Это вызывало особую озабоченность Конева:

Меня, как командующего фронтом, в эти дни беспокоило не столько сопротивление мощной группировки противника и даже не прочность его укреплений, сколько сочетание всего этого с горным рельефом местности. Ведь операция была рассчитана на быстроту. Именно высокий темп наступления лежал в основе наших расчетов, и надо было всерьез подумать о том, как бы не застрять в горах

После прорыва немецкой обороны 1600 танков и самоходок 1-го Украинского фронта на высоких скоростях рванули к Праге, из них на направлении главного удара находилось 1100 бронемашин. Бронетехника и автотранспорт танковых армий имели полуторную заправку дизельным топливом и бензином, что с лихвой обеспечивало их путь до Праги.

Успеть прийти на помощь пражанам

Войска Конева быстро наступали, продвинувшись в первый день операции на 22 километра, а на следующий уже на 45. 7 мая в наступление перешли армии Малиновского, у которых на пути не было столь серьезных укреплений, что позволило им пройти за день сразу 50 километров. Все спешили, понимая, что счет идет на часы.

При этом движение советских войск не было лишь марш-броском.

Командующий 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта генерал Дмитрий Лелюшенко вспоминал:

Противник отступал с боями, цеплялся за каждый выгодный рубеж, устраивал в узких местах, на перевалах и в теснинах завалы и минные заграждения. Большую трудность представляло преодоление отвесных каменистых склонов, покрытых лесом. Пришлось прибегать к изобретению механиков-водителей: траки на гусеницах через один переворачивали гребнем наружу, тогда зацепление за грунт было надежно обеспечено

Первыми к Праге подошли не советские и не немецкие войска, а власовские: 600-я пехотная дивизия вермахта под командованием генерала Сергея Буняченко, сформированная нацистами из коллборационистов. До этого немцы бросали власовцев в бой на советские плацдармы на Одере в феврале и апреле 1945 года, и каждый раз с большими потерями те откатывались назад.

Позже, уже в советском плену, Шёрнер рассказал, что 600-я дивизия была для него очень проблемным соединением и дважды нарушала приказы командования.

Решив, что с него хватит борьбы с Красной армией, Буняченко вывел дивизию с линии фронта и устремился на запад — в надежде сдаться американцам. Призыв пражан он воспринял как шанс избавиться от клейма предателя своей страны в уже агонизирующем Третьем рейхе.

18-тысячная дивизия, у которой было почти 20 танков и самоходок, могла переломить ситуацию в городе, и чехи с благодарностью восприняли неожиданную помощь. Власовцам вручили специальные сине-бело-красные повязки на рукава, чтобы отличать их от немецких солдат.

7 мая буняченковцы вступили в перестрелку с гарнизоном Праги и эсэсовскими частями. Вечером американские разведывательные патрули, достигшие черты города, сообщили, что войска США не планируют брать столицу Чехословакии. Буняченко понял, что вскоре здесь будут советские части, и утром 8 мая повел дивизию в сторону города Пльзень, надеясь сдаться американцам там.

Восставшие остались один на один с немцами. При этом Туссен выступал за сдачу Праги, тогда как Пюклер-Бургхаус был настроен на оборону: обладание городом должно было обеспечить необходимый коридор для отхода войск Шёрнера на запад.

Конец организованного сопротивления нацистов

Утром 8 мая командующий 5-й гвардейской армией 1-го Украинского фронта генерал Алексей Жадов послал парламентеров к коменданту Дрездена с ультиматумом о прекращении борьбы.

Генерал вспоминал: «Ультиматум вручить не удалось. Парламентеры, рискуя жизнью, два раза связывались по телефону с обер-бургомистром Дрездена, но он повторил то, что сказал накануне вечером: комендант города убыл в неизвестном направлении, а он не уполномочен вести переговоры. Чего здесь было больше — немецкой пунктуальности или трусости?»

Тем не менее сопротивление немцев прекратилось.

В ночь на 8 мая группу армий «Центр» постигла управленческая катастрофа: штабная колонна Шёрнера в районе чешского города Жатец подверглась атаке передового отряда 5-го гвардейского механизированного корпуса генерала Ивана Ермакова из состава 2-го Украинского фронта и была рассеяна.

Фельдмаршал со своим адъютантом успел скрыться, но при этом потерял управление войсками и, проплутав пятеро суток, сдался американским войскам. Позднее Шёрнер был передан СССР.

Тем временем Красная армия неудержимо наступала: 62-я и 63-я бригады 10-го гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса (1-й Украинский фронт) ранним утром 9 мая вошли в Прагу.

Перед этим, преодолевая сильную усталость экипажей, которым пришлось совершить марш через горы, танкисты сделали рывок в 130 километров. Большую моральную помощь в этом им оказали чехи. В боевом донесении корпуса отмечалось: «Благодаря радостной встрече населения деревень и городов Чехословакии, лежащих на маршруте наступления, личный состав корпуса напряг все силы для быстрейшего выполнения задачи».

В шесть часов утра в Прагу вошли бригады еще одной танковой армии Конева — 3-й гвардейской Павла Рыбалко. Вместе с частями 2-го Украинского фронта они к часу дня подавили сопротивление немецкого гарнизона.

Отдельные нацистские фанатики отстреливались до вечера, но ситуацию изменить уже не могли

Пюклер-Бургхаус отступил из Праги и покончил с собой в бою 11 мая, не желая сдаваться в плен.

После того как немецкий гарнизон в городе капитулировал, по приказу Конева танковые бригады Лелюшенко вышли из Праги и заняли позиции на ее подступах в ожидании подхода с востока крупных немецких сил. Но боев уже не было — лишившись командования и получив известие о капитуляции Германии, солдаты и офицеры группы армий «Центр» прекратили организованное сопротивление.

Боестолкновения с отдельными группами, пробирающимися на запад, продолжались еще несколько дней. В плен было взято 900 тысяч немецких военнослужащих, не считая 180 тысяч, которые капитулировали перед войсками 3-го Украинского фронта маршала Федора Толбухина.

Действия Красной армии в Пражской наступательной операции привели к поражению крупных неприятельских сил, что позволило избежать масштабных боев в Праге. Они прекратили существование военной машины нацистской Германии, показав вместе с тем, что Советский Союз намерен решительно отстаивать свои политические и военные интересы в Восточной Европе.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа