Вводная картинка

Уши пухнут. В сети — новый «Бэтмен» с Робертом Паттинсоном. Что с ним не так?

Культура

В сети вышел новый «Бэтмен» Мэтта Ривза, в самом начале марта так и не добравшийся до полноценного российского проката. «Лента.ру» посмотрела почти трехчасовой блокбастер с Робертом Паттинсоном в главной роли и рассказывает, как этот амбициозный проект вписывается в тренд на гибель старых поп-культурных героев.

Уже несколько лет миллиардер Брюс Уэйн (Роберт Паттинсон) под личиной Бэтмена ведет неравный бой с преступностью на улицах родного Готэма. Исход сражений не в пользу героя, у него потихоньку едет крыша, а тут в городе еще и объявляется таинственная и очень деятельная фигура. Человек, называющий себя Загадочник, начинает методично истреблять коррумпированных чиновников, оставляя Бэтмену персональные загадки, по которым можно предсказать следующий шаг мстителя-террориста. Размашистые террористические перформансы Загадочника разворачиваются на фоне выборов мэра, а у Бэтмена тем временем появляется еще одна нежданная союзница. Селина Кайл (Зои Кравиц) работает официанткой в клубе, принадлежащем мафиози Пингвину (Колин Фаррелл), по ночам тоже переодевается в латекс, хорошо дерется и мечтает свалить из мрачного города — желательно вместе со своим новым угрюмым бойфрендом. Конфликт чувства и долга для Уэйна обостряется еще и тем, что по ходу расследования он вскрывает все новые и новые криминальные схемы Готэма, проливающие свет, в частности, и на гибель его родителей.

Уже долгие годы студия Warner Bros. более или менее безуспешно пытается запустить собственную киновселенную DC, чтобы утереть нос Disney и Marvel. И довольно сложно представить себе, что в качестве сильного хода в этом направлении боссы корпорации могли по каким-то причинам увидеть «Бэтмена» в исполнении недурного, но явно не слишком выдающегося постановщика Мэтта Ривза. Однако, видимо, самой судьбе было угодно, чтобы этот фильм появился на свет — в его создании обстоятельства сыграли такую роль, что о них можно когда-нибудь снять отдельное кино.

Итак, после триумфальной трилогии Кристофера Нолана Бэтмену был необходим отдых. Вообразить, что в ближайшее время найдется режиссер-визионер с такой тягой к саморазрушению, чтобы конкурировать с нолановским хитовым хет-триком, было нелегко. Как ни странно, такой постановщик нашелся почти сразу — по имени Зак Снайдер. Именно автору «Хранителей» (не менее самоубийственного проекта) Warner и поручила возведение киновселенной DC. Начав с Супермена (то есть «Человека из стали»), Снайдер уже на втором этапе принял волевое решение вернуть Брюса Уэйна, взяв на эту роль Бена Аффлека. «Бэтмен против Супермена» был встречен неоднозначно, однако студия, заполучив оскаровского лауреата, поручила уже ему производство собственного авторского «Бэтмена». Дальше все пошло не по плану. Сначала выбыл Снайдер, потом Аффлек ушел бороться с алкоголизмом и воссоединяться с Дженнифер Лопес. Так «Бэтмен», которого вроде как жалко было закрывать, оказался в руках автора «Монстро» и двух последних «Планет обезьян» Мэтта Ривза.

Постепенно Ривз выторговал себе особые полномочия, и вот его «Бэтмен» оказался уже не очередным витком киновселенной, а ответвлением от нее, не сковывающим автору руки необходимостью встраиваться в какой-то, простите, мета-нарратив. Именно поэтому в мир Готэма вернулись Женщина-кошка, а главное — отсутствовавшие на больших экранах с конца прошлого века Пингвин и Загадочник. У Снайдера, напомним, в качестве бэтменовской Немезиды маячил вполне привычный Джокер (усиленный к тому же сольным выходом Хоакина Феникса). Пингвин в исполнении Колина Фаррелла вскоре получит собственный сериал. Еще один снимут про легендарный местный дурдом под названием Аркхэм. Подобная тактика развития киновселенной выглядит позаимствованной у Marvel, но оттого не становится менее перспективной. Особенно учитывая, что продолжения (и сиквелы, значащиеся у артистов в контрактах) «Бэтмена» могут исполняться во вполне вольной форме — у Ривза нет своей ярко выраженной визуальной эстетики, что является как плюсом для последователей, так и минусом для самого фильма.

Никакого радикально нового Готэма «Бэтмен» тоже не предлагает. Ривз плюс-минус по клеточкам списывает у Нолана, а его главные находки — Бэтмен с эмо-челкой и Женщина-кошка в балаклаве. Впрочем, Ривза и в прошлых фильмах не слишком интересовал поиск визуального языка — в лучшем случае он так же пользовался (местами улучшая) находки предшественников по франшизе.

В то же время Ривз — редкий режиссер, видящий свою цель в описании не частных историй, а неких больших, глобальных процессов

Его героями традиционно управляют не они сами, а некие более значительные силы — будь то воля рода, эволюция или жажда крови (как в неудачном ремейке «Впусти меня»). В «Бэтмене» этими силами являются скорбь, возмездие и хаос — на столкновении этих энергий и выстроен конфликт почти трехчасового фильма, а за подчеркнутое глубокомыслие нового «Бэтмена» уже сравнивают с финчеровским «Зодиаком».

Параллели с финчеровским триллером о растворенном в воздухе зле, конечно, преждевременны — «Бэтмену» далеко до технического и формального совершенства «Зодиака». Он очень неповоротливо стартует, излишне морщит лоб, шевелит бровями, включает за кадром Nirvana, будто целевая аудитория фильма — эмо-бои второй половины нулевых. Где-то к середине, однако, вспоминаешь, что эмо-бои выросли и даже поумнели, а новой саге о Темном рыцаре просто нужен некоторый разгон, после которого громоздкой конструкции пару раз даже удается если не взлететь, то хотя бы горделиво разогнуться из-под собственного непомерного веса. Например, Ривзу удалось придумать не слишком ловкое, но по-своему остроумное решение для пересказа канонической предыстории с убийством родителей Брюса Уэйна. В этой вставной коллизии, кстати, проступает еще одна тема, которая раньше не была артикулирована так точно, — неизбежное не старение даже, а устаревание самой темы исходного героя.

Бэтмен сегодня — олицетворение какого-то ветхозаветного представления о справедливости и возмездии, с которым в современном мире солидаризироваться уже невозможно; да и даже сочувствовать — тяжеловато. Таким образом метания Бэтмена-Паттинсона — это уже не страдания частного лица, а конвульсии идеи, которая казалась себе величественной, пока не обнаружила в зеркале насупленного Пьеро в потекшем гриме и с челочкой. В этом отношении «Бэтмен» Ривза вполне интересен, а постановка вопроса даже отчасти оправдывает исполинский хронометраж.

В этой связи вспоминаются слухи, ходившие перед выходом последнего фильма в нолановской трилогии о Бэтмене. Поговаривали, что режиссер собирался сделать резкий и эффектный ход, оперевшись на серию комиксов «Возвращение Темного рыцаря», где действовал постаревший, 56-летний Брюс Уэйн. Одной из важных линий в этой серии комиксов было и осуждение методов, которыми пользуется вернувшийся к своим мстительским обязанностям Бэтмен. Кончалось все символической (но не окончательной, конечно) гибелью героя. Сегодня этот сюжет выглядит особенно актуально: пожертвовал собой Железный человек, приказал долго жить Джеймс Бонд — в мире комиксов (в широком смысле слова) началась своеобразная гибель богов. Интересно было бы увидеть в этом контексте старого Бэтмена, на роль которого можно было бы взять того же Дэниела Крейга. В конце концов, Бонда он уже похоронил, а из уст Бэтмена сакраментальное «Я устал, я ухожу» прозвучало бы даже уместнее.

Фильм «Бэтмен» (The Batman) вышел на платформе HBO Max

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа