Вводная картинка

«Было странно каждый день надевать латекс» Роберт Паттинсон и Зои Кравиц — о новом «Бэтмене», который не выйдет в России

Культура

С начала марта в мировом прокате — «Бэтмен» Мэтта Ривза, который станет, должно быть, самым мрачным фильмом о супергерое в черном плаще. При этом, как стало известно 1 марта, компания Warner Bros. отменила выход фильма в России, а вскоре от показа своих картин в отечественных кинотеатрах стали отказываться и другие голливудские студии. Что пока не смогут увидеть российские зрители? Новый «Бэтмен» на протяжении трех часов переизобретает не только историю заглавного персонажа, но и всех второстепенных героев, пытаясь сделать их максимально реалистичными и приземленными. Роль Брюса Уэйна в картине исполнил Роберт Паттинсон, пришедший на смену Бену Аффлеку, который успел сыграть супергероя аж в четырех фильмах по вселенной DC Comics. Роль Селины Кайл досталась Зои Кравиц. Артисты рассказали о том, как Бэтмен оказался в депрессии, в чем секрет походки Женщины-кошки и почему имена их персонажей в фильме важнее, чем знаменитые прозвища.

Бэтмен и Женщина-кошка хорошо известны, наверное, сразу нескольким поколениям. Каково вам играть столь культовых персонажей?

Зои Кравиц: Это страшно! Редко снимаешься в таком фильме, когда его выход на экраны получается настолько же напряженным, как и его создание. Это очень волнительно, и мы все вложили в эту работу души, так что очень надеюсь, что зрителям она понравится.

Роберт Паттинсон: Да, это довольно необычная работа. Начнем с того, что это был весьма продолжительный процесс, для меня занявший три года. А сами съемки длились 15 месяцев. И теперь ты видишь постеры, и такой: «Погоди, это наконец-то происходит». Сейчас все уже как-то более реальным кажется. Ну и сам фильм мне очень нравится!

А чем отличается ваш Брюс Уэйн от его предшественников?

Роберт: Когда я прочитал сценарий, меня поразило то, как далеко он уходит от традиционного изображения Брюса Уэйна — мы привыкли, что это светский лев, плейбой, который способен контролировать все аспекты своей личности. А мой Брюс позволил себе увянуть. С тех пор как его родители умерли, он просто отцвел, отбросил любую работу над собой. Странным образом, единственное, что удерживает его на плаву, это альтер эго, к которому он прибегает все чаще и чаще.

Я думаю, он не совсем контролирует то, что с ним происходит, когда он надевает костюм. Он сам искренне верит, что превращается в другую личность. И становится зависимым от этого

Так что, когда на горизонте появляется Загадочник (Пол Даноприм. «Ленты.ру»), Брюс будто бы больше боится раскрытия своей личности, чем смерти. Потому что, видимо, это хуже смерти… (в сторону Зои) Не проси меня это объяснить.

Зои: Да все так, смерть твоего собственного альтер эго означала бы смерть того, что все это время поддерживало в тебе жизнь!

При просмотре фильма невольно возникает мысль, что чуть ли не каждый персонаж второго плана мог бы быть отличным Робином для вашего Бэтмена.

Роберт: Я так про большинство фильмов, в которых снимаюсь, думаю! (смеется)

Тем не менее отношения между Бэтменом и лейтенантом Гордоном в исполнении Джеффри Райта получились особенными — с долей сарказма, но отражающие суровость реального мира, и при этом в них много чего взято из комиксов. Как вы над этим работали?

Роберт: Я обожаю то, что в фильме Бэтмена на улицах даже не знают как Бэтмена. Он буквально «какой-то парень в костюме». Да, у него есть какие-то футуристические приборчики, но вроде это и не имеет особого значения. Но Гордон верит в него, и Брюсу эта вера крайне важна, потому что он буквально единственный человек, который в него верит. Даже Альфред не думает, что тот занимается благим делом.

Зои, ваша Женщина-кошка кажется одной из самых проработанных версий во вселенной Бэтмена вплоть до вашей невероятной походки. Вы много ее тренировали?

Зои: Ну, ходить на репетициях меня не учили (смеется). Вообще, редко когда выдается играть персонажа, чья телесность важна в той же степени, что и все остальное. У нас был невероятный координатор трюков по имени Роб Алонзо, ему очень важно было понимать, кто эти персонажи, каково их эмоциональное состояние, и он предлагал очень любопытные способы показать его в хореографии. Еще я смотрела много видео с кошками. В плавности их движений есть какая-то загадка. И я много работала, чтобы передать эту элегантность и уверенность своему персонажу.

Вы ведь уже были знакомы с этим хореографом?

Зои: С Робом Алонзо? Роб Алонзо учил меня тхэквондо, когда мне было восемь. Когда я получила роль, Мэтт (Ривз — прим. «Ленты.ру») позвонил мне и сказал: «Мне кажется, ты знаешь нашего координатора трюков, он тебя учил тхэквондо». А я говорю: «Это невозможно, я не занималась тхэквондо с восьми лет». Оказалось, это он. У меня даже фото осталось, где мы с Робом там позируем в боевой стойке, я там такая малютка. В общем, нереальная история: он учил детей тхэквондо, а теперь мы с ним делаем «Бэтмена». Видимо, я просто готовилась к этой роли с восьми лет (смеется).

В фильме много трюков — остались ли у вас какие-нибудь ушибы, которые заставят помнить о «Бэтмене» еще долгое время?

Зои: Я упала на лестнице в своей квартире после работы. Я думаю, это произошло из-за того, что я была очень вымотанной. И у меня до сих пор болячка на спине осталась — думаю, она будет мне напоминать о фильме. Точнее, о такой сильной усталости от работы, что я рухнула с лестницы.

Роберт, вы сразу согласились на роль Бэтмена или думали, стоит ли браться за нее? Это все-таки весьма непохоже на ваши предыдущие работы.

Роберт: Я много думал о природе этого персонажа, он ведь столько лет уже существует, и не раз подвергался изменениям. Это показывает, сколько в нем разных уровней, сколько возможностей сыграть его по-своему. Пусть у тебя половина лица скрыта маской!

Это даже забавно, во сколько разнообразных жанров и контекстов можно поставить этого персонажа

Играть его еще и огромная привилегия — из-за наследия всех, кто над этим работал. Я почувствовал это, когда я надел костюм в первый раз.

Как оно было?

Роберт: Ты просто чувствуешь. Идешь по парковке и видишь собственную тень с двумя маленькими ушками наверху… Это очень странно.

…зачем вы носили его на парковке?

Роберт: Ну… Знаете… на вечеринку пошел. Это был Хэллоуин! (смеется)

А вы не просили кого-нибудь из других актеров, игравших Бэтмена, поделиться с вами опытом, дать совет?

Роберт: Нет, это же страшно! Ну и мне не нравится чувствовать себя ребенком (смеется). И вопросы не люблю задавать, вопросы — для лузеров! Если я не буду говорить, то может они не поймут, что я не знаю, что делаю…

Зои, вам удалось показать человеческую сторону Женщины-кошки. Каково было играть такую культовую роль?

Зои: Довольно пугающе. Самое сложное — забыть о том, что это культовая роль. Мне кажется, это вообще половина всей работы.

Для того чтобы понять, кто эти персонажи, чтобы полноценно вжиться в роль, нельзя думать о них как о культовых. Это не Женщина-кошка, это человек, оказавшийся в определенной ситуации

Фильм ведь именно это и делает — даже по большей части отказался от прозвищ, от Бэтмена, Женщины-кошки, Загадочника, фокусируясь на их реальных именах.

Зои: Именно, фильм как раз таки производит настоящее впечатление, если выкинуть из головы всю культовость его персонажей. И это заслуга Мэтта Ривза, гения!

Роберт, на съемках был какой-то определенный момент, какая-то сцена, в которой вы почувствовали себя настоящим Бэтменом?

Роберт: (неуверенно) …во всех? (смеется) Но была одна сцена, для которой они построили несколько улиц Готэма. И в какой-то момент я шел по этим улицам, и мой плащ развевался на ветру. А там было много актеров, игравших полицейских и гражданских, и они все были британцами. И они у меня интересовались (имитирует британский акцент): «Эй, ты как, Бэтмен?» А я им: (страшным голосом) «Тихо, британский простолюдин!»

Зои, а тебе стиль твоей героини Селины Кайл пришелся по вкусу?

Зои: Думаю, он обалденный! Особенно парики, это было весело. Ну и концепция, что она работает в андеграундном индастриал-клубе тоже очень крутая. Мы, по сути, изображаем предысторию этой героини, и потому окружаем ее намеками на то, откуда мог в итоге взяться всеми любимый и известный латексный костюм кошки. Было довольно странно надевать латексный костюм в семь утра каждый день.

В фильме нельзя не заметить, с какой щепетильностью продуманы костюмы, у Бэтмена так и вовсе буквально до мельчайших царапин.

Роберт: В начале фильма в меня стреляют, и дальнейший сюжет разворачивается в течение недели. И весь остальной фильм у меня на голове вмятина от пули. Мне это показалось необычным, потому что я никогда не думал о костюме Бэтмена как о настоящей телесной броне. Из-за этой вмятины у нас, кстати, были проблемы со светом — она его постоянно отражала. И форма у нее была весьма странная!

Зои, каким моментом из фильма ты гордишься больше всего?

Зои: Знаете, ближе к концу фильма у меня была боевая сцена с простым ударом ногой. Перед съемкой я немного поспала, проснулась, и мы начали снимать без репетиции, не знаю, почему. Мне сказали: «Пни парня!» А я такая сонная: «Да-да, сейчас». Я пинаю парня, и это вошло в фильм, и выглядит круто. Я горжусь тем, что смогла научиться чему-то так хорошо, что могу вальяжно проснуться и тут же пнуть парня в лицо!

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа