Вводная картинка

Ушли по-афгански. Тайный сговор, страх перед талибами и коррупция: почему армия Афганистана сдала страну без боя?

Мир

Незадолго до захвата Кабула движение «Талибан» (запрещено в РФ) согласилось на тайную сделку с США, сообщили 19 августа американские СМИ. Якобы Вашингтон пообещал талибам прекратить воздушную поддержку павшего афганского правительства, а в обмен попросил не трогать американских дипломатов и военных. Каких-либо доказательств этой информации приведено не было. Тем не менее многие поверили в такую версию. Ведь как иначе объяснить такое фиаско американцев в этой южноазиатской стране. По заявлению президента Джо Байдена, США подготовили в Афганистане «свыше 300 тысяч потрясающе вооруженных бойцов». Тот факт, что они противостояли гораздо менее экипированной и менее многочисленной армии талибов и все равно проиграли, наталкивает на размышления. «Лента.ру» попыталась разобраться, стоит ли за поражением передовой (по региональным меркам) афганской армии тайный сговор или всему виной совсем другие причины.

Сотни миллиардов на ветер

Соединенные Штаты и их союзники потратили на создание вооруженных сил Афганистана миллиарды долларов.

153
миллиарда долларов
вложили с 2001 года США и союзники в создание дееспособных афганских вооруженных сил

Эта колоссальная сумма эквивалентна расходам на оборону Израиля в течение семи лет. Однако на практике Афганская национальная армия (АНА) не проявила и доли той эффективности, которую демонстрирует Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) в ходе ближневосточных конфликтов. Причины столь невыгодного сравнения вооруженных сил двух государств кроются в факторах, предшествовавших созданию афганской армии, а также в принципах ее комплектования и подготовки.

В 1992 году, после захвата отрядами моджахедов Кабула, была уничтожена не только социалистическая Демократическая Республика Афганистан, но и ее вооруженные силы. На девять лет страна лишилась регулярной армии. Все 90-е годы бывшие победители воевали друг с другом, опираясь на ополчение. После вторжения американцев в 2001 году Вашингтон был вынужден создавать вооруженные силы республики фактически с нуля, опираясь лишь на разрозненные отряды лояльных полевых командиров бывшего «Северного альянса» — коалиции группировок, враждебных к талибам.

Среди американцев уже тогда шли дискуссии о путях строительства вооруженных сил Исламской Республики. Рассматривались два основных варианта: создание регулярной армии европейского образца, либо, напротив, максимально децентрализованной структуры — наподобие Национальной гвардии США. Второй вариант предполагал создание в каждой провинции страны отрядов, укомплектованных выходцами из данного региона. Эти части должны были оборонять свои провинции и быть подотчетными местному губернатору. Однако в конце 2002 года возобладал подход, предполагавший создание классических вооруженных сил.

К 2019 году была создана гигантская военная машина, на бумаге состоявшая из семи корпусов, разбитых на 14 бригад и 76 батальонов, насчитывавших 350 тысяч бойцов. Однако в реальности афганское правительство, даже несмотря на все финансовые вливания из-за рубежа, не cмогло наладить нормальное функционирование данного военного организма.

Американские военные эксперты еще в 2009 году говорили о проблемах, связанных со взрывным ростом численности вооруженных сил страны. Администрация Барака Обамы и афганские власти в погоне за наращиванием армии сократили время подготовки солдат и офицеров, расширив при этом количество призывников и курсантов.

«У нас была большая дискуссия. Или мы создаем компактную, хорошо обученную и мотивированную армию, или солдат будет много, но они будут плохо обучены и экипированы», — еще в 2013 году говорил американский генерал Джон Феррари (John Ferrari).

На боеспособности войск отрицательно сказался низкий уровень грамотности большинства солдат. В отдельные периоды до 90 процентов афганских призывников были неграмотными, оставшиеся 10 процентов — малограмотными. Причем среди неграмотных встречались даже офицеры. В Афганистане проблему с массовым школьным образованием не удалось решить за все время американского присутствия. По состоянию на 2018 год доля грамотных в стране составляла всего 43.2 процента.

Ситуация с качеством образования большинства личного состава усугублялась массовой наркозависимостью афганских солдат. В отдельных частях, базировавшихся на юге страны, наркотики употребляли до 25 процентов военнослужащих. Эти факторы вели к низкой эффективности эксплуатации американского вооружения и оборудования, требующих технической грамотности личного состава.

В процессе подготовки афганских военнослужащих со стороны западных специалистов отсутствовал системный подход.

Мы постоянно меняли людей, ответственных за подготовку афганских военнослужащих. Каждый из них обучал на свой лад. Единственное, что их объединяло, — это слепое копирование западных практик вместо стремления раскрыть сильные стороны афганского солдата

Роберт Гейтс
Бывший министр обороны США

На подрыв дисциплины и боеспособности также повлияла коррупция отдельных офицеров: они продавали оружие боевикам, комплектовали свои подразделения «мертвыми душами» и присваивали их жалование себе. Коррупция достигала фантастических масштабов не только среди афганцев, но и их американских визави. В прессе широко освещался случай, когда в 2015 году американские военные отчитались о строительстве бензоколонки стоимостью 43 миллиона долларов, при том что рыночная цена заправки составляла всего 500 тысяч долларов.

И этот случай не был единичным. Отчет, подготовленный в 2020 году Фондом экономического образования (Foundation for Economic Education, FEE), показал, что только в период с 2009 по 2019 год было украдено или израсходовано нецелевым образом 19 миллиардов долларов — 30 процентов от всех выделенных на помощь афганской армии средств.

Даже когда деньги расходовались на целевые нужды, это далеко не всегда приносило должный результат. В отчете содержатся сведения о постройке комплекса очистительных сооружений для базы афганской армии стоимостью почти 2 миллиона долларов. Через два месяца эксплуатации система вышла из строя и оказалась полностью неремонтопригодной. Больше ее никогда не использовали.

На этом случаи коррупции и халатной растраты средств не заканчиваются. По данным Daily Mail, в 2010 году в провинции Гильменд был построен командно-штабной центр стоимостью 36 миллионов долларов, но из-за недобросовестной прокладки электросети ввести здание в эксплуатацию так и не удалось. Нелестных отзывов удостоилась и разработанная американцами униформа. На ее создание потратили 28 миллионов долларов, однако из-за крайне неудачной расцветки, предназначенной для использования в лесистой местности, она оказалась просто непригодной — леса в Афганистане занимают всего два процента территории.

В армии процветали неуставные отношения, особенно дискриминации подвергались хазарейцы — шииты, потомки монгольских завоевателей страны. Афганские офицеры и их американские кураторы предпочитали замалчивать реальные проблемы армии, публично заявляя о создании дееспособных вооруженных сил.

Когда я смотрю на афганскую армию образца 2012 года, в сравнении с ней же в 2008 году, я испытываю оптимизм

Генерал морской пехоты США Джозеф Данфорд
из заявления на слушаниях в Конгрессе от 2012 года

Год за годом американская военная элита преуменьшала масштабы проблем и, напротив, преувеличивала силу своих союзников.

Коллапс или измена?

Несмотря на все проблемы афганских вооруженных сил, США были уверены в их способности сдерживать натиск талибов достаточно долго. В феврале 2020 года на переговорах в столице Катара Дохе администрация Дональда Трампа подписала с «Талибаном» договор о выводе американских сил из страны, в котором были указаны принципы взаимоотношений между официальным Кабулом и боевиками «Талибана» после ухода войск США из страны. Впоследствии во многом именно эти договоренности оказались роковыми.

С 1 мая, когда США приступили к выводу войск из Афганистана, начался постепенный процесс сдачи территории страны экстремистам. Никто и предположить не мог, что локальные успехи боевиков через три месяца обернутся полным захватом Афганистана. То, что сначала казалось отдельными договоренностями между талибами и старейшинами на местах, быстро переросло в бегство губернаторов из крупнейших городов, таких как Герат и Кандагар, а закончилось капитуляцией Кабула. В большинстве провинций, стоило передовым отрядам «Талибана» лишь обозначить свое присутствие, афганские силовики попросту исчезали.

При этом нельзя сказать о каком-либо превосходстве талибов над афганской армией. Какие бы проблемы вооруженные силы Афганистана ни испытывали, это все еще была именно регулярная армия, превосходившая отряды боевиков по всем параметрам, что подтверждают бои за Герат, развернувшиеся в конце июля — начале августа. Тогда боевики в течение недели безуспешно пытались штурмовать город и в конце концов были вынуждены отступить.

Западные эксперты связывают крах афганской армии с разочарованием людей в политике президента страны Ашрафа Гани, отличавшейся непоследовательностью, коррупцией и мздоимством. Источники, близкие к бывшему афганскому президенту, описывали его в качестве высокомерного параноика, неспособного найти общий язык с правительством страны.

В последние месяцы своего президентства Гани, стремившийся максимально подчинить себе афганское правительство, устроил настоящую управленческую чехарду. Он уволил министров обороны и внутренних дел, хаотично смещал губернаторов и начальников местной полиции. Все это происходило на фоне наступления талибов.

На место уволенных назначались люди, не имевшие каких-либо связей на местах, что вносило дополнительный хаос в управленческий аппарат. Афганцы считали, что фактически страной управляет «банда трех»: Гани, его советник по национальной безопасности Хамидулла Мохиб, а также глава офиса президента Махмуд Фазил. Все они долгое время прожили за границей и были обладателями паспортов иностранных держав, что также не добавляло им популярности.

Кроме того, пропаганда талибов эффективно била по легитимности афганского лидера, указывая на многочисленные факты коррупции и подтасовок на президентских выборах 2019 года.

Между народом и правительством образовалась пропасть. Гани утверждал, что отлично знает эту страну, но на практике он оказался «хромой уткой»

Энят Наджафзаде
глава афганского «Института войны и мира»

В условиях коррупции, задержек с выплатой жалования и управленческого бардака многие военнослужащие попросту подавали в отставку или вовсе переходили на сторону «Талибана» за небольшую сумму. Люди стали массово увольняться из силовых структур.

«По причине потерь и увольнений каждый месяц мы теряли по 5 тысяч человек, а набирали 300-500», — рассказал Foreign Policy офицер вооруженных сил Афганистана. Даже те части афганской армии, которые хотели противостоять талибам, на фоне перманентного бегства других частей и отсутствия боеприпасов, вызванного коллапсом централизованного снабжения, были вынуждены сложить оружие.

При этом боеспособные части афганского спецназа хаотично перебрасывались из одной провинции в другую, пока полностью не истощили свои силы и не были вынуждены капитулировать в Кандагаре. Впоследствии многие солдаты и офицеры, оказавшие реальное сопротивление террористам, были казнены. Для афганской армии и правительства стало шоком сокращение военно-технической помощи США, а также полное прекращение любой поддержки с воздуха на заключительном этапе наступления талибов.

Проблема была не в афганской армии, а в политике. Талибы смогли создать успешный образ, разительно отличавшийся от правительства, неспособного объединить разрозненные племена, ополчение и армию. В конечном счете они предпочли просто разоружиться перед «Талибаном» на выгодных для себя условиях

Офицер британской армии Майк Мартин
из интервью Financial Times

Минус один

С тем, что поражение афганской армии лежит вне военной плоскости, согласен руководитель Центра изучения афганской политики (ЦИАП) Андрей Серенко. В беседе с «Лентой.ру» эксперт напомнил, что до недавнего времени афганская армия вполне успешно отражала удары талибов. Сражения за провинции Герат и Кандагар продолжались несколько месяцев и носили ожесточенный характер. И даже несмотря на то, что талибы сконцентрировали для захвата этих провинций колоссальные ресурсы, долгое время они не могли добиться сколь-либо значимых успехов.

По мнению эксперта, резкое изменение ситуации в начале августа связано с достижением закулисных договоренностей между правительством США и главным спонсором «Талибана» — Пакистаном. Фактически в обмен на сохранение американского влияния страна была передана под «протекторат Исламабада» в лице «Талибана».

Слухи о систематических невыплатах зарплат, указаниях старейшин сдаться и взятках со стороны талибов имеют мало общего с реальностью, считает Серенко. Если они и были, то лишь на низовом уровне, неспособном повлиять на ход войны в целом. Заставить афганских военных покинуть позиции и сдать талибам ранее успешно обороняемые провинции и города могло только высшее военно-политическое руководство страны.

До того момента, пока сохранялось политическое решение противостоять боевикам, афганская армия сражалась очень хорошо. Как только политическое решение изменилось, начались процессы распада

Андрей Серенко
Руководитель Центра изучения афганской политики

По оценкам эксперта, реальная численность афганской армии на момент начала летнего наступления «Талибана» составляла 53 тысячи человек. По этой причине, а также из-за отказа США от обязательств по оказанию поддержки с воздуха, талибы смогли обеспечить себе численное преимущество на ключевых направлениях.

Несмотря на заявления Байдена о недопустимости проведения параллелей между Вьетнамом и Афганистаном, они напрашиваются сами собой. У обоих государств была пусть и не идеальная, но по меркам своего региона мощная армия, подготовленная и вооруженная США. Обе армии в равной степени страдали от некомпетентного политического руководства, резкого сокращения материально-технической помощи со стороны Вашингтона и нехватки могучей поддержки с воздуха.

Обе армии после начала крупномасштабного наступления противников коллапсировали в рекордно короткий срок. Правда, во второй раз эта история превратилась в настоящий фарс: если весной 1975 года Южный Вьетнам рухнул под ударами танковых клиньев северян, обученных и подготовленных Советским Союзом и Китаем, то летом 2021-го Исламская республика Афганистан рассыпалась перед лицом 75 тысяч боевиков, большая часть которых — вчерашние крестьяне, отнюдь не проходившие тренировку в лагерях Пешавара.

Впрочем, Джо Байдену, который в 1975 году, будучи сенатором, голосовал за отказ предоставить помощь агонизирующему Южному Вьетнаму, не привыкать к исчезновению с карты мира еще одного американского союзника.