Вводная картинка

Новая угроза. Талибы захватили власть в Афганистане. Теперь страна в руках террористов

Мир

В воскресенье, 15 августа, радикальное движение «Талибан» (запрещено в РФ) объявило, что Афганистан полностью находится под его контролем. Всего за сутки террористы вынудили официальные власти с позором покинуть страну и заявили, что не собираются делить президентский дворец с другими. Боевики захватили Афганистан в считаные недели, буквально наступая на пятки войскам США и НАТО, которые даже не успели полностью вывести свой воинский контингент из страны. На своем пути талибы практически не встречали сопротивления. Краткая хроника победного шествия «Талибана» по Афганистану и первые выводы экспертов о том, что ждет мир с появлением нового террористического государства, — в материале «Ленты.ру».

Афганский блицкриг

«Сегодня я стоял перед непростым выбором. С одной стороны, я мог лицом к лицу столкнуться с вооруженными талибами, которые хотели захватить президентский дворец, и попытаться одолеть их. С другой стороны, я мог покинуть страну, защите которой посвятил последние 20 лет», — так уже бывший президент Афганистана Ашраф Гани объяснил свое бегство.

Этот пост появился в соцсетях тогда, когда политик уже находился далеко за пределами Афганистана, — по неподтвержденной информации, он бежал в Узбекистан или Таджикистан. Президент даже не успел попрощаться с гражданами и записать полноценное видеообращение. СМИ узнали о том, что Гани улетает из страны, когда он подъезжал к трапу самолета.

Боевики ясно дали понять, что готовы устроить кровавую резню во всем Кабуле, лишь бы выгнать меня. Чтобы не допустить кровопролития, я решил уехать

бывший президент Афганистана Ашраф Гани

Талибы подошли к столице Афганистана Кабулу в ночь на воскресенье, 15 августа. Утром город уже был вплотную окружен. Боевики объявили, что контролируют территорию всей страны и все пограничные переходы, и призвали власти мирно сдаться, чтобы не начинать резню. Днем они вошли в президентский дворец и начали переговоры с официальным правительством — точнее, с теми, кто от него остался.

К тому времени местная полиция уже покинула свои базы и участки. Военные уже давно перестали сопротивляться — боевики вошли в Кабул практически без боя, сообщалось лишь о нескольких перестрелках и взрывах. К вечеру 15 августа управление страной передали переходному правительству — Совету, в который по согласованию с «Талибаном» вошли глава высшего совета по нацпримирению Абдулла Абдулла и экс-президент страны Хамид Карзай.

По мере приближения войск радикалов к столице из Афганистана бежало все больше и больше людей. Ситуация с миграционным потоком настолько критична, что некоторые страны Европейского союза до сих пор разворачивают афганцев прямо на границе. В последние дни из страны, не стесняясь, в открытую побежали и высокопоставленные чиновники. Так, стандартная командировка министра финансов Халида Паинда в начале августа закончилась его отставкой и побегом из страны, а вице-президент Амрулла Салех сбежал в Таджикистан.

Политики давно понимали, что талибы вскоре займут Кабул, и просили разные страны о помощи, в том числе Россию. 13 августа глава МИД Афганистана Мохаммад Ханиф Атмар заявил, что попросил российских коллег предоставить новые боевые вертолеты. Но к тому моменту в Москве, очевидно, тоже начали все понимать, поэтому не согласились предоставить военную технику даже за деньги. Россия в любом случае не смогла бы помочь афганскому правительству, указал в разговоре с «Лентой.ру» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

390 000
человек покинули Афганистан с мая (данные еще предстоит уточнить)

Талибы уже в конце июля контролировали границы с Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном, а это осложняло прямые поставки вооружения. Их активное наступление развернулось сразу после того, как в апреле 2021-го американский президент Джо Байден объявил о выводе всего контингента США и НАТО из Афганистана. В последние десять дней наступление талибов превратилось в поразительно успешный блицкриг: боевики подчинили себе 16 провинций из 34, крупнейшие города сдавались им практически без боя. Причина такого быстрого развития событий — в изменении тактики, считает эксперт.

«Ее можно описать в трех пунктах. Во-первых, талибам удалось накопить достаточно ресурсов для захвата территорий. Во-вторых, после вывода войск США и НАТО официальный Кабул оказался в сложной психологической и политической ситуации, они сами понимали, что не смогут сдерживать боевиков. И третье: "Талибан" перестал бояться брать крупные города, а раньше избегал этого», — говорит Притчин.

Смертельная угроза

В Москве до последнего момента не хотели верить, что приход талибов к власти реален. Еще 13 августа директор Второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов говорил, что «Талибан» вряд ли захватит афганскую столицу, и с ним соглашались многие эксперты, утверждавшие, что радикалам не хватит ресурсов на осаду Кабула.

Когда боевики уже свободно шагали по Кабулу, а экс-президент находился на пути в аэропорт, из Москвы прозвучали обеспокоенные заявления. Вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев выразил опасение, что нестабильность в Афганистане несет риски возникновения новой базы международного терроризма. Однако позже первый замглавы международного комитета Совета Федерации Владимир Джабаров подчеркнул, что Россия во внутренние дела Афганистана вмешиваться не станет, поскольку это суверенное государство.

Пока Москва уверенно говорит лишь о том, кто виновен в происходящем. «Главный вопрос, конечно, к американцам: если они не смогли ничего сделать даже за 20 лет, имея стотысячный контингент военных НАТО, то каких результатов они собираются достичь с существенно меньшим присутствием за пределами Афганистана? Скорее всего, у них просто есть желание обеспечить свое военное присутствие, тем самым оказывая влияние на политическую обстановку», — говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров в середине июля.

Сейчас ситуация продолжает меняться с пугающей скоростью даже после захвата Кабула. Как считает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар, Москва не была готова делать выбор в пользу той или иной стороны во внутреннем конфликте в Афганистане. «Может быть, в ближайшее время позиция Москвы будет окончательно сформирована, но это в первую очередь зависит от того, что будет дальше,» — заявил он в разговоре с «Лентой.ру».

Российская позиция по Афганистану не сформирована окончательно, тем более что в России идет большая кампания по легитимации талибов

директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар

Теперь российским властям предстоит не только предотвратить превращение Афганистана в новое «Исламское государство» (запрещено в России), но и обезопасить своих союзников — в частности, Таджикистан, куда уже устремился поток беженцев. Некоторые эксперты давно высказывают мнение, что подобная ситуация грозит появлением новых очагов экстремизма и нестабильности вблизи российских границ.

В частности, эксперт Центра изучения современного Афганистана Никита Мендкович в разговоре с «Лентой.ру» говорил, что объективные предпосылки для экспансии боевиков в Среднюю Азию существуют уже сейчас. По уже действующим контрабандным каналам наркотрафика из Афганистана в соседние государства могут поступать наркотики, оружие и вербовщики.

Существует риск развития ситуации по латиноамериканскому образцу, где из провинциальных группировок выросли современные наркокартели, которые угрожают даже правительствам крупных государств

эксперт Центра изучения современного Афганистана Никита Мендкович

Второй Вьетнам

Напор и успех талибов заставил растеряться и другие страны. Пока власти западных государств не выступали с четкими заявлениями относительно захвата Кабула, их главная задача сводится к эвакуации сотрудников диппредставительств из афганской столицы. За пару дней свои посольства закрыли власти США, Германии, Швеции, Дании, Чехии, Финляндии и Норвегии, сейчас они экстренно вывозят дипломатов. Между тем эвакуация российского посольства в Афганистане пока не планируется.

Эвакуация сотрудников американского посольства проходит весьма символично и вызвала острую реакцию общественности: американские вертолеты забирали персонал посольства прямо с крыши здания. Дело в том, что в американской истории уже был подобный прецедент: во время войны во Вьетнаме 1955-1975 годов американцам тоже пришлось забирать своих граждан с крыш и эвакуировать по воздуху из Сайгона, так что исторические аналогии напрашиваются. Американские власти опасались повторения ситуации, в итоге именно это и случилось.

«Талибан» — это не северовьетнамская армия. Ни при каких обстоятельствах вы не станете свидетелями сцен, когда людей будут эвакуировать с крыши посольства Соединенных Штатов в Афганистане

президент США Джо Байден
из речи в Белом доме 8 июля

Сравнение Вьетнама и Афганистана, при всей внешней схожести событий, и правда некорректно, указывают эксперты. Американские власти не собирались бросать все свои силы на восстановление афганской демократии даже на этапе ввода войск в 2001 году. Технику официальным властям в основном поставляла Индия, а предоставленные НАТО самолеты Aeritalia G222 и вовсе отправили на металлолом вскоре после того, как они попали в Афганистан, — военные даже не успели на них полетать.

Международная коалиция изначально не была заинтересована в том, чтобы бросать все свои силы на помощь официальному Кабулу, как это было в случае с властями Вьетнама. Да и афганцы так и не смогли воспользоваться хотя бы тем, что у них есть, и создать боеспособную армию.

Стабильная нестабильность

Военную победу «Талибана» в Афганистане можно окончательно принять как свершившийся факт. Вопрос, будут ли они так же успешны на политическом поприще, пока остается открытым. Сейчас боевики начнут перестраивать страну под себя, и уже сейчас можно примерно оценить, какие проблемы возникнут в ходе этого трудного процесса.

Первая проблема — это собственно вопрос об устройстве новой власти. Даже если остаткам официального Кабула, талибам и США удастся договориться о формировании переходной администрации, радикалы сделают все для того, чтобы полностью контролировать решения временного правительства, уверен Омар Нессар. Собственно, этого талибы и не скрывают, они уже заявили, что отказываются от переходного правительства и требуют немедленной передачи власти.

«Скорее всего, эту переходную администрацию все же признает часть международного сообщества, и ситуация в стране начнет налаживаться. Но это не исключает того, что талибы откажутся от уступок и полностью захватят власть», — считает директор Центра изучения современного Афганистана.

Вероятно, талибы будут пытаться монополизировать все, причем неважно, каким путем: войной или миром

директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар

Другая проблема — недолговечность власти в Афганистане. Рано или поздно «Талибан» лишится ее точно так же, как Ашраф Гани и его коллеги, считает Станислав Притчин. Эксперт напоминает, что за последние десятилетия ни одной из сторон афганского конфликта не удавалось подчинить страну надолго. Пока радикалы будут делить власть в Кабуле и других крупных городах, на окраинах провинций сформируются вооруженные ячейки оппозиции, которые попытаются выгнать талибов из президентского дворца. «Из-за таких формирований "Талибан", скорее всего, не сможет создать единую систему власти, а потому не задержится во главе республики надолго. Стабильная и многолетняя власть просто несвойственна истории Афганистана», — пояснил Притчин.

Наконец, последняя проблема, из-за которой ситуация в Афганистане может ухудшиться еще больше, — бездействие других стран. Международное сообщество неоднократно собирало стороны конфликта за одним столом, пытаясь хоть как-то приблизить восстановление мира. Амбиции талибов можно было умерить с помощью экономического давления сразу нескольких стран. Например, Москва и Вашингтон могли бы принудить боевиков создать переходную администрацию, однако последние заявления политиков показывают, что стороны вряд ли на это пойдут.

Обе стороны в своей истории пережили опыт многолетней войны в Афганистане, ничем, по сути, не закончившейся, кроме бесполезных жертв. Скорее всего, теперь они захотят как можно больше отстраниться от проблем нового террористического государства, чтобы не повторить старых ошибок.