«Связывать беженцев с проблемой терроризма неправильно»

Бывший глава МВД Германии Герхарт Баум о миграционном кризисе в Европе

Мир

Фото: Dominic Ebenbichler / Reuters

Современные технологии расширили возможности спецслужб, делая их практически безграничными. Это нередко связано с нарушением права человека на частную жизнь и в то же время не гарантирует безопасности населения. Почему Европа не может защитить себя от терроризма, как это связано с беженцами и чем чреват тотальный сбор данных о гражданах — на эти и другие вопросы в ходе лекции, организованной Фондом Егора Гайдара и Фондом Фридриха Науманна, ответил бывший министр внутренних дел Германии Герхарт Баум. «Лента.ру» публикует основные тезисы его выступления.

Беженцы и правые популисты

Герхарт Баум

Герхарт Баум

Фото: imago stock&people / Globallookpress.com

В начале XX века 25 процентов населения мира были европейцами. Сейчас европейцы составляют только около 11 процентов населения земного шара, а к концу XXI века эта цифра сократится до четырех процентов. Без решения глобальных проблем (финансовых, экологических, нефтяных) нынешний кризис, связанный с проблемой беженцев, может затянуться на многие десятилетия.

От потока мигрантов, идущих в европейские страны опасным путем через греческий остров Лесбос, невозможно отгородиться. Если пустить ситуацию на самотек, не предложить людям новые перспективы, они все равно пройдут и расселятся по другим странам. Решить эту проблему можно только урегулировав конфликты в Сирии и в других странах. Необходимо позаботиться о том, чтобы жизнь населения этих государств нормализовалась.

Канцлер Ангела Меркель заявила, что Германия готова принять беженцев, ведь гуманитарная катастрофа не должна оставаться без внимания. Но немецкие граждане уже задаются вопросом, чем все это может кончиться. В Германию прибыли миллионы иностранцев. Нынешние миграционные процессы в стране оказались абсолютно непредвиденными и неуправляемыми. Безусловно, стране нужны мигранты (как минимум 400 тысяч человек), но поскольку до сих пор в Германии не было конкретной миграционной политики, нет и законов, регулирующих миграцию. Сейчас властям необходимо решить этот вопрос.

Общество пытается включиться в процесс ассимиляции мигрантов. Есть масса гражданских инициатив, направленных на работу с беженцами, их обучают языку, помогают получить медицинскую помощь. Но пока население скептически относится к политике федерального правительства, и в Германии все большую силу набирают движения, формирующие враждебный настрой по отношению к иностранцам и их религии.

Проблему с беженцами активно используют правые популистские силы. Новая партия «Альтернатива для Германии» на последних выборах в ландтаг (земский парламент) весьма успешно выступила в некоторых землях — в среднем она набрала около 10 процентов голосов.

В этой непростой ситуации важно, чтобы действующие в стране законы соблюдались, в том числе и мигрантами. Они должны понимать и принимать ценности местных жителей. Опыт работы по ассимиляции мигрантов у нашего государства уже есть. Когда в 1960-е годы в Германию приглашали рабочую силу из Туниса, Марокко и Турции, все эти люди интегрировались в германский социум.

Если вместе с беженцами и приезжают террористы, то число их ничтожно мало. К трагедиям в Париже и Брюсселе были причастны граждане этих европейских стран, они там родились и выросли. Теракты в Лондоне и Мадриде произошли еще до того, как Европу накрыла волна беженцев. Связывать эти два феномена — мигрантов и проблему терроризма — абсолютно неправильно, и в первую очередь от действий террористов страдают совсем не европейцы, а именно жители арабских стран, где жертв террористических актов намного больше.

Сейчас основной опасностью для Объединенной Европы становится национальный эгоизм, который возобладал в Польше, Венгрии и Чехии. Борьба с мигрантами обусловлена боязнью чужаков, она ведет в тупик, и только заботясь о беженцах можно избавиться от этого страха. Преследование людей лишь на основании их принадлежности к определенному региону или нации — обычная ксенофобия.

Вторжение в личное пространство

Терроризм — не веяние современности. Убийство наследника престола Австро-Венгрии Франца Фердинанда, деятельность Боевой организации эсеров Бориса Савинкова и другие примеры говорят о том, что в обществе всегда есть личности, склонные к нему. Теперь террор взял на вооружение радикальный ислам.

Проблемы с безопасностью, например, в Германии, тоже были всегда. На протяжении трех последних десятилетий XX века германское общество стояло перед угрозой левого террора «Фракции Красной Армии» (RAF). В те годы власти реагировали на деятельность этой организации слишком бурно, активно и в то же время бездумно из-за того, что никто не знал, откуда появился этот немецкий леворадикализм и что с ним делать.

Безусловно, в Европе есть проблемы с терроризмом, но события в Брюсселе и Париже носят криминальный характер. В ответ на них нельзя объявлять войну, как это сделал президент Франции Франсуа Олланд или в свое время американцы после 11 сентября 2001 года. Вводить в город армию тоже глупо — что она там будет делать, выполнять работу полиции?

С преступлениями надо бороться, разумно используя уже имеющиеся инструменты. Но здесь возникает вопрос: не ставим ли мы под удар нашу свободу, пытаясь защитить ее? Именно это происходит, если не знать меры в борьбе с террористической угрозой и принимать спонтанные решения, зачастую приводящие не к борьбе с преступлениями, а к вторжению в личное пространство человека.

Современные технологии связи предлагают спецслужбам безграничную перспективу. Теоретически с помощью этих средств можно собирать огромное количество информации, в том числе аргументируя такие практики «превентивными мерами». Один из подобных случаев уже широко известен — американское Агентство национальной безопасности (АНБ), получая из бюджета США миллиарды долларов и имея десятки тысяч сотрудников, перехватывало переписку между гражданами разных государств по всему миру, собирая и анализируя информацию про запас.

АНБ напрямую нарушало конституцию и права человека, и сложно поверить, что американский парламент не был в курсе этого. Сейчас в Германии создан специальный комитет бундестага по расследованию незаконной деятельности агентства.

Вряд ли этот случай единственный, и другие страны не злоупотребляют такими возможностями, но пока именно эта история получила наибольшую известность. Впрочем, она не стала большой неожиданностью, ведь новые коммуникационные технологии представляют собой слишком большое искушение для служб безопасности.

Уже сейчас в Америке есть закон, предписывающий таким крупным корпорациям, как Google и Facebook, обмениваться информацией о пользователях со спецслужбами страны. Эти компании строят бизнес вокруг личных данных каждого человека, они имеют доступ к любому персональному компьютеру, мобильному телефону, они могут отслеживать геолокацию, маршруты перемещений и телефонные разговоры пользователей. Даже обычные бытовые приборы собирают информацию. Например, в Германии новые счетчики электричества могут анализировать, какие телепрограммы смотрит гражданин.

Как спрятаться от спецслужб

Человечество находится на переходном этапе от общества надзора к обществу наблюдения. Желание государства обеспечить безопасность населения вступило в конфликт с основными правами и свободами его гражданина. Население отдает в руки властей монополию на применение силы для защиты его интересов. Казалось бы, власти должны быть подконтрольны обществу, но в результате получается, что человеку приходится искать способ, как отстоять свое право на личную жизнь.

Конечно, к сложившейся ситуации появляются механизмы, позволяющие гражданам сохранить приватность. Например, в Германии парламент выступает против расширения полномочий спецслужб — с недавнего времени контроль над ними и над полицией был ужесточен. Конституционный суд Германии рассматривает вопрос об отмене новых полномочий полиции, которая теперь по немецким законам может вмешиваться в частную жизнь граждан.

Европейский суд по правам человека тоже начал работу по защите прав населения Германии. Несколько лет назад ООН утвердила новый принцип международного права, по которому Совет безопасности в некоторых случаях может получить мандат на защиту граждан страны-участника от своего же правительства.

Но это только первые шаги, и их недостаточно. Службы безопасности постоянно сдвигают границы дозволенного — население уже согласилось на досмотры, сдачу биометрических данных, установку камер видеонаблюдения, превентивный сбор информации о себе. Красную черту надлежит провести перед личным пространством человека, не подозреваемого в противозаконной деятельности. Население должно постоянно напоминать государству о своих правах, потому что в противном случае в руках служб безопасности окажется инструмент для подавления воли граждан.

Ограничение прав не гарантирует безопасность

Почему же теракты продолжают происходить, учитывая то, что в руках спецслужб находятся современные средства слежения? Вокруг Кельнского вокзала полно видеокамер, и это, вероятно, должно было помочь предотвратить беспорядки, случившиеся возле него (речь идет о событиях, произошедших в новогоднюю ночь, когда многие женщины, проходившие мимо вокзала, подверглись сексуальным домогательствам со стороны мужчин преимущественно арабского и африканского происхождения — прим. «Ленты.ру»). Но никаких полицейских там тогда не оказалось, и преступники скрылись. То же самое можно сказать и о терактах 2011 года, которые можно было предотвратить благодаря работе представителей спецслужб и уже имевшимся в их распоряжении данным. Получается, что человечество ограничивает свои свободы ради безопасности, которую спецслужбы не могут обеспечить.

С другой стороны, чем больше данных накапливают государственные агентства, тем более уязвимы эти данные. Они очень привлекательны для хакеров, которые способны взломать даже самые надежные банки хранения информации. Если ситуация выйдет из-под контроля, мы вступим в новую эпоху кибервойн.

Записала Виктория Кузьменко

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности