Вводная картинка

«Они хотели взрывать коммунистов» Как банда милиционера из Ленинграда пыталась устроить госпереворот в СССР

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах СССР. Своей дерзостью и жестокостью бандитские группировки советских времен ничуть не уступали тем, что появились в лихие 1990-е на руинах СССР. В прошлый раз речь шла о том, как в 1980-х на дорогах Челябинска промышляла жестокая банда, главарь которой убивал ради удовольствия. Сегодня наш рассказ — о группировке «Белый крест», которую в конце 1980-х сколотил ленинградский милиционер Аркадий Мокеев. Вместе с единомышленниками он решил бороться с советской властью, устраивая теракты в отношении партийных деятелей. В списке их потенциальных жертв был, например, соратник Сталина и бывший член Политбюро ЦК КПСС Лазарь Каганович. Средства на борьбу Мокеев добывал дерзкими налетами на кассиров и инкассаторов.

Вечер 30 августа 1989 года. Ленинград. Бригада инкассаторов заканчивает смену — ей остается забрать выручку в последней точке, ювелирном магазине у метро «Проспект Ветеранов». Один из инкассаторов получает у кассира пакет с деньгами и возвращается к служебной «Волге»: там его ждет шофер, коллега и мешки с 800 тысячами рублей. Водитель заводит машину, но путь ей внезапно преграждают старые «Жигули», из которых выскакивают незнакомцы с пистолетами.

Бандиты без раздумий открывают огонь на поражение — один из инкассаторов погибает на месте. Опытный шофер «Волги» бьет по газам: машина чудом объезжает бандитские «Жигули», а затем растворяется в потоке других автомобилей. Главарь бандитов — милиционер Аркадий Мокеев — с досадой смотрит ей вслед. Деньги инкассаторов ему были очень нужны — ведь он собирался устроить госпереворот в Советском Союзе.

***

Аркадий Мокеев родился в 1962 году в семье ленинградских рабочих. Ненависть к советской власти у Мокеевых была очень сильна: отец Аркадия прошел ГУЛАГ и вышел оттуда инвалидом лишь после смерти Сталина. Мокеев-младший рос в бедности: семья жила в обычной коммуналке, а денег порой едва хватало на еду.

У самого Аркадия почти не было игрушек и нормальной одежды — и в 16 лет он понял, что хочет посвятить себя борьбе с советской властью

Окончив школу, отслужив в армии и женившись, Мокеев сменил несколько профессий, пока не устроился участковым в 57-е отделение милиции Выборгского РУВД.

Аркадий оказался плохим милиционером: за пару лет он получил множество дисциплинарных взысканий — в том числе за драки, прогулы и использование фальшивых справок. Впрочем, несмотря на все это, он каким-то образом сумел дослужиться до капитана. Но коллеги все равно старались избегать Мокеева.

Мокеев говорил, что он — сверхчеловек и у него сверхзадача совершить что-то такое, чтобы его запомнили не только в Советском Союзе, но и во всем мире

Александр Чугуновбывший старший уполномоченный 2-го отдела УР ГУВД Леноблисполкома

Свои мечты в жизнь 27-летний Мокеев начал воплощать в 1989 году, вдохновившись идеями народовольцев и создав группировку «Белый крест». В стремлении Аркадия свергнуть советскую власть его поддержал двоюродный брат Владимир Бикмуллин — также милиционер, сотрудник патрульно-постовой службы.

Также к «Белому кресту» примкнул друг детства Мокеева, убежденный национал-социалист Игорь Коренков, и их общий знакомый Игорь Дьяков, снискавший славу хулигана из подворотни. Самих себя участники группировки называли анархистами-максималистами.

Это были неадекватные и сумасшедшие люди. Ну или они косили под сумасшедших

журналист Андрей Бунич — о банде «Белый крест»

В погоне за оружием

Разработав поэтапный план госпереворота, сообщники подсчитали, что на него им понадобится около миллиона рублей. На эти деньги бандиты собирались нанять и вооружить сотни боевиков, которые по команде Мокеева должны были вступить в бой с силовиками и приступить к захвату госучреждений. Анархисты также собирались ликвидировать партийную верхушку.

Бандиты хотели убивать и взрывать членов партии

Сергей Прокофьевбывший сотрудник «убойного» отдела УУР ГУВД Леноблгорисполкома

Владимир Бикмуллин встретился с криминальными авторитетами Ленинграда и заручился их поддержкой: те обещали за деньги достать «Белому кресту» карабины и автоматы. Добыть необходимую сумму главарь Мокеев решил при помощи разбоя — нападений на инкассаторов.

Мокеев в банде был всему голова — и вдохновитель, и идейный лидер. А остальные ребята на подхвате были

Александр Чугуновбывший старший уполномоченный 2-го отдела УР ГУВД Леноблисполкома

Но тут бандиты столкнулись с тем, что у них слишком мало оружия. У Мокеева был самодельный однозарядный пистолет, который он отобрал у задержанного преступника, но не указал в протоколе задержания. Но для серьезных налетов нужны были стволы посолиднее.

Ранним утром 29 апреля 1989 года Аркадий Мокеев пробрался в здание Центрального государственного архива Военно-морского флота, где дежурила сержант милиции Людмила Макарова. То, что женщина на посту одна, Мокеев узнал, пользуясь своим служебным положением.

Мокеев был в куртке, шарфе, надвинутой на глаза шапке и так далее. Он пытался любым способом затруднить свою идентификацию

Сергей Прокофьевбывший сотрудник «убойного» отдела УУР ГУВД Леноблгорисполкома

«Налетчики выстрелили кассиру в голову»

Вначале Мокеев пригрозил Людмиле самодельным оружием и попытался отнять у нее пистолет Макарова. Но та бросилась бежать, пытаясь на ходу расстегнуть кобуру и достать ствол. Тогда бандит дважды выстрелил вслед сержанту: одна из пуль попала женщине в голову, и она, лишившись сознания, рухнула на пол.

Стремясь убедиться, что женщина мертва, Мокеев ударил ее по голове рукояткой своего пистолета, а затем скрылся, забрав оружие Макаровой и два магазина к нему. К счастью для Людмилы, ранения оказались не смертельными: придя в сознание, она сама добралась до телефона и вызвала скорую, после чего женщину спасли врачи.

Между тем сам Мокеев не оставил на месте преступления никаких отпечатков — единственной зацепкой для сыщиков стали две отстреленные гильзы. По ним специалисты выяснили, что в Макарову стреляли из самодельного пистолета, пули для которого были изготовлены из кусочков железного прута.

Гильзы для этого оружия вообще были от строительного пистолета

Александр Булышевбывший замначальника «убойного» отдела УР ГУВД Леноблгорисполкома

Теперь у банды было уже два пистолета — но прежде чем напасть на инкассаторов, главарь Мокеев решил устроить «тренировочный» налет. Его целью стала столовая №27 на окраине Петрозаводска, куда Аркадий пришел вместе со случайным знакомым. С ним Мокеев разговорился на улице и увлек молодого человека идеей госпереворота.

Тот сразу же согласился поучаствовать в налете, чтобы добыть средства на свержение советской власти. Вечером 7 мая они ворвались в столовую №27 за 15 минут до ее закрытия, подошли к кассе и хладнокровно застрелили кассира Кудряшову, ставшую первой жертвой банды Мокеева. Перед смертью женщина — мать троих детей — тщетно умоляла бандитов пощадить ее.

Налетчики выстрелили кассиру в голову и забрали всю выручку

Игорь Кимадвокат

Добычей разбойников стали всего 658 рублей. На выходе из столовой у подельника Мокеева сдали нервы — он просто сбежал. Между тем карельские сыщики поначалу заподозрили в причастности к налету местных рецидивистов, но эта версия была опровергнута баллистической экспертизой.

Пуля, извлеченная из головы убитого кассира, говорила о том, что в деле замешаны те же ленинградские преступники, которые ранее напали на сержанта Макарову. Впрочем, задержать разбойников по горячим следам не удалось. А их главарь Мокеев между тем решил напасть на ленинградских инкассаторов, за которыми банда следила три предыдущих месяца.

«Везде работал один ствол»

30 августа в районе Кировского завода разбойники остановили автомобиль «Жигули»: они жестоко избили водителя, затолкали его в багажник, а затем поехали в сторону станции метро «Проспект Ветеранов», где напали на инкассаторов — речь об этом шла в начале статьи.

Во время перестрелки один из инкассаторов был убит [в мужчину попало пять пуль — прим. «Ленты.ру»], остальные ранены. Но водитель смог выйти из-под обстрела и увезти машину

Александр Малышевбывший начальник «убойного» отдела УР ГУВД Леноблисполкома

Преследовать инкассаторов раздосадованные провалом бандиты не решились: бросив «Жигули» в ближайшей подворотне, они разошлись по домам. Между тем это преступление «Белого Креста» окончательно убедило сыщиков в том, что в Ленинграде орудует банда.

Да, шла серия преступлений — везде работал один и тот же похищенный ствол

Александр Булышевбывший замначальника «убойного» отдела УР ГУВД Леноблгорисполкома

Но зацепок, позволявших выйти на след бандитов, у следствия не было. Не помогли и показания сержанта Макаровой, которая выписалась из больницы: она не запомнила лица того, кто на нее напал, но отметила, что он хорошо обращался с оружием. Людмила считала, что в нее стрелял милиционер — бывший или действующий.

Какие-то фразы, может, прозвучали, какие-то действия были, которые присущи только людям, которые носят погоны

Александр Чугуновбывший старший уполномоченный 2-го отдела УР ГУВД Леноблисполкома

«Смерть — значит смерть»

Между тем именно благодаря своей службе в органах главарю Мокееву удавалось долгое время оставаться безнаказанным: он знал подробности расследования и был в курсе того, как пытаются поймать его банду. На следующее преступление «Белый крест» пошел весной 1990 года: разбойники решили напасть на воинскую часть в поселке Сертолово под Ленинградом.

Они собирались расстрелять часового, забрать его автомат, а затем проникнуть на территорию части и забрать все оружие, которое им попадется. В ночь перед налетом бандиты угнали автомобиль: Мокеев с одним из подельников остановили такси у Дома офицеров на Выборгском шоссе. За рулем машины был ленинградец Николай Балакирев.

Я был доволен, что в такое позднее время взял пассажиров по направлению в город. Один сел на переднее пассажирское сиденье справа, и один сел сзади, за водительское сиденье

Николай Балакиревбывший водитель Ленинградского таксомоторного парка №1

Не успела машина проехать и ста метров, как пассажиры потребовали водителя остановиться. Угрожая таксисту ножом, Мокеев приказал тому залезать в багажник — и Балакирев не стал сопротивляться. Заперев шофера в багажнике, разбойники до раннего утра ездили по ночным дорогам.

На рассвете 10 апреля 1990 года бандиты прибыли к части: они рассчитывали, что сонный караульный не сможет дать им достойный отпор. Но вышло иначе: уже смертельно раненный 18-летний рядовой Батагов стал вести по налетчикам ответный огонь. Понимая, что на шум выстрелов придут сослуживцы Батагова, разбойники сели в такси и скрылись.

Добравшись до района Осиновая Роща, где располагался пост ГАИ, Мокеев вместе с подельником решили вернуть таксиста за руль — на случай внезапной проверки документов. Слышавший стрельбу шофер Балакирев к тому моменту уже прощался с жизнью.

Через некоторое время после этой стрельбы машина резко сорвалась с места. Я был готов ко всему: смерть — значит смерть

Николай Балакиревбывший водитель Ленинградского таксомоторного парка №1

«Сограждане, вооружайтесь!»

Таксист Балакирев вел машину под дулом пистолета Мокеева до самого центра Ленинграда. В районе метро «Парк Победы» главарь потребовал остановиться и выпихнул таксиста на улицу. Налетчики пригрозили Балакиреву, что, если тот попытается обратиться в милицию, они вырежут всю его семью — а затем скрылись.

Бросив такси в одном из ленинградских дворов, бандиты отправились по домам. После перестрелки у воинской части Мокеев решил на время оставить планы по похищению оружия и вместо этого заняться агитацией. Участники «Белого креста» стали обклеивать уличные столбы сотнями листовок, призывающих к госперевороту.

Настал, наконец, момент, когда мы должны сказать советскому режиму — нет! Довольно кормить нас светлым будущим. Мы хотим жить по-человечески! Вооружайтесь, сограждане! Народ устал от безысходности и нищеты, нам не нужна кость с барского стола, называемая перестройкой! Сограждане! Революционная ситуация в стране назрела! День свободы близок!

из листовок банды «Белый крест»

В своих листовках бандиты заявляли, что с 15 по 25 апреля якобы устроят распродажу боевого оружия для всех желающих на городских рынках Ленинграда. Также участники «Белого креста» заявляли о планах по уничтожению памятников, музеев и других учреждений культуры вплоть до Эрмитажа и Мариинского дворца.

Главарь Мокеев вместе с сообщниками готовился и к серии поджогов зданий отделов милиции и ленинградского управления КГБ. Для этого участники группировки изготовили коктейли Молотова и специальные листовки — чтобы сразу после терактов все поняли, кто за ними стоит.

Внимание! Настоящая акция произведена боевиками российского освободительного движения «Белый крест» как последнее предупреждение коммунистам, еще не покинувшим ряды КПСС

из листовок банды «Белый крест»

«Он представился милиционером и взял заложницу»

Своими первыми целями Мокеев наметил памятники Ленину у Финляндского и Варшавского вокзалов (их планировалось взорвать), а также здание Ленсовета, которое главарь собирался сжечь. Для организации этих терактов «Белому кресту» нужен был транспорт.

14 мая 1990 года Мокеев вместе со своим подельником Бикмуллиным остановили случайного водителя по фамилии Иващенко у кинотеатра «Слава». Разбойники попросили довезти их до проспекта Гагарина. Но как только машина свернула в указанный пассажирами двор, главарь приставил к голове водителя пистолет и потребовал отдать все деньги, которые у того были.

Иващенко протянул разбойникам 60 рублей: тогда его вытащили из салона и попытались запихнуть в багажник, но тот оказался забит

В итоге водителя бросили во дворе, а его машину угнали. На этом все могло бы закончиться, но Иващенко заметил проезжавший мимо милицейский патруль — и обратился за помощью.

Патрульные начали преследование угнанного автомобиля, который, пытаясь оторваться от «хвоста», вскоре врезался в грузовик аварийной службы. Мокеев и Бикмуллин выскочили из салона и, отстреливаясь от милиционеров, бросились бежать. Но Бикмуллина вскоре догнали и задержали, а Мокеев успел скрыться в одном из подъездов ближайшего жилого дома.

Он забежал в квартиру, представился сотрудником милиции. Взял в заложники женщину, но ненадолго

Сергей Прокофьевбывший сотрудник «убойного» отдела УУР ГУВД Леноблгорисполкома

Услышав, как оперативники ломают входную дверь, Мокеев через кухонное окно на первом этаже выскочил на улицу, где и был задержан милиционерами. По другим данным, бандиту удалось ускользнуть из квартиры — он переоделся в найденные там вещи и в сопровождении хозяйки, к боку которой приставил пистолет, вышел из квартиры.

Притворяясь семейной парой, Мокеев вместе с заложницей миновал милиционеров, покинул двор, а затем отпустил ее и сбежал. Правда, ненадолго — выйти на след главаря удалось благодаря показаниям его задержанного кузена Бикмуллина. Мокеева нашли в квартире дальних родственников, где он хотел залечь на дно. Вскоре в СИЗО попали и двое других участников банды — Коренков и Дьяков.

Охота на наркома

На допросах Мокеев не скрывал своих планов устроить госпереворот в Советском Союзе: он говорил, что на эту идею его навели труды Солженицына. Главарь «Белого креста» признался, что осенью 1989 года готовил покушение на 95-летнего Лазаря Кагановича — бывшего наркома и сподвижника Сталина, который жил в Москве.

Каганович из дома практически не выходил. Так вот Мокеев ездил в Москву и, используя свои связи сотрудника милиции, пытался выяснить, где Каганович живет

Сергей Прокофьевбывший сотрудник «убойного» отдела УУР ГУВД Леноблгорисполкома

Адрес Мокеев узнал и даже приехал в дом №50 на Фрунзенской набережной: он знал, что Каганович очень любит играть в домино с соседями по подъезду и периодически выходит для этого во двор. Бандит хотел подкараулить бывшего наркома, застрелить его на лестничной клетке, а рядом бросить листовку «Белого креста».

Но незадолго до намеченного дня покушения Каганович заболел и перестал выходить из квартиры. Мокеев караулил его около недели, а затем уехал ни с чем. Между тем после серии чистосердечных признаний главарь понял, что ему светит расстрел, и стал симулировать сумасшествие — заявил, что все преступления совершил его двойник.

Однако эксперты не нашли у Мокеева никаких психических заболеваний. Следствие по делу «Белого креста» длилось три года — участники банды застали распад Советского Союза в камерах СИЗО. В 1993 году разбойникам вынесли приговоры: Коренков получил десять лет лишения свободы, Дьяков — на два года меньше.

Активно сотрудничавший со следствием Бикмуллин, имевший на иждивении трехлетнего ребенка, отделался четырьмя годами за решеткой. А 31-летний Аркадий Мокеев ожидаемо был приговорен к расстрелу, который ему вскоре заменили пожизненным сроком в мордовской колонии «Единичка».

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности