Вводная картинка

Полковники специального назначения. Как российские полицейские помогли чеченским бандитам отмыть сотни миллионов рублей

Калужский областной суд огласил приговор организаторам и участникам преступного сообщества, которое весьма успешно занималось обналичиванием и отмыванием денег, полученных от незаконной деятельности. За несколько лет группировка, состоящая из жителей Калужской области и Чечни, «намыла» и обналичила сотни миллионов рублей. Успех этого предприятия во многом объяснялся участием в нем высокопоставленных полицейских — начальника уголовного розыска Калужской области Дмитрия Елистратова и начальника отдела уголовного розыска Калуги Романа Арсенихина. Историю о том, как два полковника полиции помогали бандитам отмывать грязные деньги, изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Максим Закревский, которого следствие называет создателем и руководителем орагнизованного преступного сообщества (ОПС), родился в Калуге в 1978 году. Окончив в 2002 году местный филиал МГТУ имени Баумана, он сразу же стал предпринимателем — создал фирму «Стройтеплоконструкция» и начал брать подряды на небольшие работы.

Но Закревский очень быстро убедился, что этот бизнес не приносит ожидаемых доходов — и конкуренция высока, и с хорошими работниками плохо. Он крутился как мог, много работал и мало спал, но больших денег не заработал. Так продолжалось до 2004 года, когда один из заказчиков попросил Максима о помощи — надо было обналичить крупную сумму.

Закревский сразу согласился и, практически ничего не делая, получил хороший процент. Ему понравилось, и он быстро сменил род деятельности.

Закревский был умен, обладал хорошими лидерскими и организаторскими качествами, имел реальный опыт в бизнесе, хорошо знал все тонкости ведения предпринимательской деятельности. Кроме того, Закревский был очень коммуникабельным и свободно общался как с элитой, так и с самыми разными людьми — от фермеров до криминалитета.

Василий Сажкоподполковник юстиции, следователь по особо важным делам Второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Калужской области

Очень быстро Закревский полностью переключился на обнальный бизнес. Сначала все фирмы-однодневки, через которые выводились деньги, он регистрировал на себя — объем сделок был небольшим, но этого Максиму хватало. Однако с каждым годом спрос на его услуги рос, а законодательство ужесточалось, и Закревский начал расширять свое дело.

Вначале ему помогали подруги и одноклассницы, а затем он уже целенаправленно стал искать людей, которые за небольшие деньги готовы были стать зиц-председателями. Схема выглядела так: найдя человека с небольшим доходом, но нуждающегося в деньгах, Закревский (или позже специально подобранные им люди) вез того в регистрационную палату, а затем — в банк.

Человек открывал на себя фирму, получал все положенные документы, оформлял счет, получал пароли системы «Банк–Клиент» — и привязывал к нему пять-шесть банковских карт. После чего ему платили 20-25 тысяч рублей, отбирали телефон и приказывали обо всем забыть.

При этом участнику обнальной схемы обещали, что каждый месяц он будет получать по пять-десять тысяч рублей — правда, на практике эти деньги мало кто видел. Между тем фирма стараниями сотрудников Закревского начинала имитировать активное ведение дел.

При этом реальная цель была одна — обнал

Одним клиентам нужно было покупать материал с большой скидкой за наличные, другие скупали продукцию у крестьян и фермеров, а те не доверяли банковским картам, а третьи и не скрывали, что деньги им нужны на взятки. В итоге, по данным следствия, к 1 января 2014 года бизнес Закревского резко расширился.

Уже в ходе расследования уголовного дела, проанализировав документы, следователи выяснят — стараниями Максима было создано 90 фирм со счетами во всех банках Калужской области и ежемесячным оборотом, превышающим миллион рублей. Стоимость обнала варьировалась от половины процента до девяти — в зависимости от суммы и схемы.

Чеченская «крыша»

Расширение бизнеса Закревского привлекло внимание местной чеченской организованной преступной группировки, которой руководил ранее судимый Иса Бециев по кличке Моцарт. Это была небольшая ОПГ земляков из одного малозаметного тейпа, которые постоянно жили в Калуге и занимались вымогательством и крышеванием.

Чеченцы находили особо доверчивых людей, разыгрывали перед ними сцены о якобы полученных заказах на их убийство, а затем за деньги обещали решить вопрос. Под этим предлогом бизнесмены и оказывались под «крышей» группировки. И вот однажды Вислан Аслаханов — один из ближайших помощников Моцарта — позвонил своему знакомому Закревскому.

Аслаханов попросил Максима срочно выйти на улицу. Это было неожиданно — знакомство у них было весьма поверхностное, но Закревский согласился и вышел.

Во дворе стоял автомобиль BMW 5, в котором находились Аслаханов и Бециев. Они сообщили Закревскому, что двое клиентов «заказали» его и ему лучше уйти под их «крышу» ради своей же безопасности. Они договорились о размере оплаты за «крышу» — полпроцента от всех обналиченных средств

Василий Сажкоподполковник юстиции

Закревский легко согласился, но не потому, что испугался чеченцев, а потому, что у него сразу возникли планы, как можно использовать эту «крышу». Очень быстро он сумел повернуть дело так, что люди Моцарта стали выполнять его поручения — от решения вопросов с банками до разбирательств с проблемными клиентами.

К примеру, Закревский взял в аренду участок земли на берегу Яченского водохранилища и вопреки условиям договора построил там кафе «Лето». А когда у владельца земли возникли претензии — Максим просто отправил к нему людей Моцарта, которые быстро «решили вопрос». При этом Моцарт так и не понял, что его просто использовали.

Фактически группировка Моцарта превратилась в боевое подразделение ОПС Максима Закревского, а сам Моцарт стал его заместителем по безопасности

Василий Сажкоподполковник юстиции

Люди Моцарта стали работать на Закревского — они перевозили деньги, сопровождали зиц-председателей во время оформления фирм, обеспечивали безопасность офисов, разрабатывали безопасные маршруты и следили за окружающей обстановкой.

Старый друг

Однако Закревский понимал, что чеченцы не в состоянии решить все вопросы — ему был нужен контакт в правоохранительных органах. Таким контактом стал бывший одноклассник и друг Максима Дмитрий Елистратов.

Последний уже выручал Закревского: в 2004 году, когда тот еще занимался строительным бизнесом, двое заказчиков написали на него заявление в милицию из-за плохого качества выполненных работ. Узнав об этом, Закревский попросил помощи у молодого оперативника Елистратова и получил вполне компетентную консультацию, которая помогла ему решить вопрос.

Уже на допросах Закревский откровенно признавался — он специально поддерживал отношения с Елистратовым, чтобы иметь влиятельного друга в правоохранительных органах. Такого, который мог бы предупредить, когда деятельностью по обналу заинтересуется полиция

Дмитрий Рыженкополковник юстиции, руководитель Второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Калужской области

Первое время Закревский просто регулярно приглашал Елистратова вместе провести время, в том числе в том самом кафе «Лето», проблемы с которым разрешила чеченская группировка Моцарта. При этом все счета оплачивал Максим. Позже это кафе стало тем местом, где сотрудники Елистратова отмечали праздники, — и опять-таки за счет Закревского.

И вот однажды между бывшими одноклассниками состоялся откровенный разговор. Произошло это, по оперативным данным, в середине 2014 года — вскоре после того, как подполковник полиции Елистратов был назначен начальником управления Уголовного розыска ГУ МВД России по Калужской области.

Разговор начал Елистратов — он, спустя почти десять лет взаимодействия, в лоб спросил Закревского, чем тот занимается. И получил откровенный ответ — обналом. Полицейский отметил, что это — статья, но обещал помочь другу в его теневом бизнесе.

Именно тогда они договорились: Елистратов будет по мере возможности пресекать все оперативно-разыскные материалы в отношении группировки Закревского и в любом случае будет его информировать о всех возможных проверках.

Стоит отметить, что эта часть уголовного дела ОПС Закревского носит гриф секретности: слушания в суде по ней проходили в закрытом режиме

Но достаточно одного факта: после того, как было возбуждено дело, выяснилось — в базах данных полиции Калужской области нет вообще никаких материалов об этнической ОПГ Моцарта. Хотя на ее участников за несколько лет поступили десятки заявлений о вымогательствах и избиениях.

Так, вымогая деньги, люди Моцарта могли «поймать собеседника на блесну» — один из участников группировки доставал из кармана блесну и обещал проткнуть ею губы собеседника.

Про традиционные мелочи вроде «взять попользоваться престижную машину и не вернуть» можно даже не упоминать — все участники группировки ездили на таких автомобилях. Полиция ни по одному факту уголовное дело не возбудила — это делали уже сотрудники СКР после задержания Закревского, Бециева и Елистратова.

За помощь Максим Закревский оплачивал счета Дмитрия Елистратова — строительство загородного дома полицейского, от фундамента до кровли, покупку джипа Nissan X-Trail, празднование дней рождения, профессиональных праздников и многого другого. По данным следствия, деньги передавались с 2014 года и до самого последнего дня

Дмитрий Рыженкополковник юстиции

Обнальщики в погонах

Стоит отметить — Дмитрий Елистратов по отзывам сослуживцев был по-настоящему толковым оперативником: он занимался борьбой с угонами машин, и на его счету было несколько разоблаченных группировок угонщиков. За разгром одной из них — межгосударственного масштаба — в 2010 году Елистратов президентским указом был награжден медалью «За отличие в охране общественного порядка».

За еще одну успешную операцию, уже проведенную полностью им, Дмитрий получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством II степени». Причем это награждение состоялось уже тогда, когда Елистратов попал в поле зрения сотрудников УФСБ как один из активных участников ОПС Максима Закревского.

Для Закревского полковник Елистратов был «тяжелой артиллерией»: задействовать его для решения текущих вопросов было не всегда удобно. Для таких задач Максим нашел другого полицейского — полковника полиции Романа Арсенихина, начальника отдела по борьбе с квартирными кражами и кражами из дачных домиков УВД по городу Калуга.

Полковник Роман Арсенихин

Полковник Роман Арсенихин

Арсенихин много лет служил в областном Управлении по борьбе с организованной преступностью и был очень полезен для Закревского. Дело в том, что банки предпочитают брать на работу в службы безопасности бывших сотрудников полиции и ФСБ, которые ранее занимались именно борьбой с организованной преступностью. А те не теряют связь с коллегами из других структур — как действующими, так и бывшими. Это не просто удобно, а позволяет эффективно работать. И Арсенихин, перейдя в отдел по квартирным кражам, связи с коллегами не терял — поэтому он мог приехать в банк, вызвать начальника службы безопасности и попросить его помочь со счетами фирм Закревского.

По «легенде» Арсенихина, с которой он приходил к коллегам из банков, это требовалось для оперативных разработок. На деле же Закревский пользовался его платными услугами тогда, когда у него возникали проблемы, которые не могли решить чеченцы Моцарта.

Сам Закревский на допросах показывал, что помощь получал не всегда, хотя деньги передавал исправно. И к концу 2016 года уже откровенно считал, что платит зря. Но от услуг Арсенихина так и не отказался

Василий Сажкоподполковник юстиции

Анатомия обнала

К концу 2015 года ОПС Романа Закревского сложилась в окончательном виде. По версии следствия, руководил группой сам Закревский — у него были все пароли доступа к системам «Банк-Клиент», он контролировал все проводки денег, финансовые операции, а также лично передавал заказчикам обналиченные деньги.

Его заместителем по безопасности стал авторитет Моцарт, который контролировал обособленное подразделение ОПС — собственную группировку из шести человек. Прикрытие со стороны правоохранительных органов осуществляли на верхнем уровне — полковник Дмитрий Елистратов, а на повседневном — полковник Роман Арсенихин.

Работой по обналичиванию занималась специальная группа, где в основном трудились женщины — они снимали деньги в банкоматах и приносили их шефу. Для своей повседневной деятельности фирма арендовала несколько офисов и две квартиры. Регулярно обновлялись мобильные телефоны и SIM-карты, активно использовалась интернет-телефония и месcенджеры.

Преступное сообщество Закревского характеризовалось наличием четкой иерархической структуры, единым руководством и единым источником финансирования. Все его участники строго соблюдали правила конспирации, в том числе специально разработанные кодовые обозначения, не привлекающие внимания посторонних и не вызывавшие у них вопросов

Василий Сажкоподполковник юстиции

По данным следствия, с января 2014 по октябрь 2016 года доход ОПС Закревского составил 44 миллиона 113 тысяч рублей. При этом оборот был в десятки раз больше.

Роковой сапожник

Самым слабым звеном ОПС Закревского неожиданно оказалась чеченская группировка. Одним из подручных Моцарта был Александр Литке — уроженец Прибалтики, проживавший в Калуге и отбывший многолетний срок за покушение на убийство. Он много лет назад принял ислам, стал дружить с чеченцами — и в конечном итоге вступил в этническое ОПС.

Однажды, в мае 2016 года, Литке встретил на рынке своего знакомого — калужанина Сергея, с которым короткое время был на одной зоне и вместе тренировался в спортзале.

Они разговорились, обменялись телефонами, а когда Закревскому потребовался новый зиц-председатель, Литке вспомнил про Сергея

Сергей — сапожник в одной из калужских фирм — легко согласился подработать: он подстригся, переоделся и пошел оформлять на себя фирму. Сопровождали его один из бойцов Моцарта Руслан и его подруга Руслана. После того как Сергей получил банковские карты, с ним расплатились, и Руслана забрала их себе.

А Руслан отобрал у Сергея сотовый — якобы чтобы уничтожить — и выдал ему деньги на новый. Затем данные передали Закревскому, и тот включил новую фирму в работу. В течение месяца на ее счет зачислили 1,5 миллиона рублей. И тут произошло странное: поступившие деньги моментально перевели на другую карту.

Закревский поднял тревогу, и люди Моцарта быстро выяснили, что Сергей позже вернулся в банк, заявил об утере карт и тут же получил дубликаты, с которых перевел деньги. Сапожника начали искать, но он как сквозь землю провалился.

И тогда Закревский обратился за помощью к полковнику Елистратову

Тот дал подчиненным команду начать розыск сбежавшего с деньгами Сергея. Как оказалось, формально он уже находился в розыске, поскольку после УДО в 1997 году должен был явиться для прохождения обязательных работ, но не сделал этого и к тому же сменил место жительства.

Но оперативники быстро нашли его и 2 сентября 2016 года доставили в кабинет начальника областного уголовного розыска. Елистратов выяснил, что ни телефона (к которому были привязаны банковские карты), ни самих карт у Сергея нет. Да и в целом казалось весьма сомнительным, что сапожник, далекий от финансовых афер, вдруг решил обмануть Закревского.

Прокол Моцарта

Между тем сам Сергей рассказал, что, спустя пять дней после регистрации фирмы и получения банковских карт, его нашли люди Моцарта — Руслан и Руслана. Они сказали, что карты нужно перевыпустить, якобы они оказались заблокированы. Ничего не подозревавший Сергей поехал с ними в банк, сделал новые карты и сразу же отдал их.

После длительной беседы в кабинете полковника Елистратова Сергея доставили в областное УФСИН. В тот же день решением суда он был отправлен в колонию — досиживать те два месяца, которые не досидел раньше.

А Закревский стал искать Руслана и Руслану, но их к тому моменту в Калуге уже не было

Стоит отметить, что Руслана когда-то была одноклассницей Закревского и Елистратова и помогала Максиму с самыми первыми обнальными операциями. Позже она рассказывала, что Руслан ввел ее в заблуждение, чтобы похитить деньги. Да и само это имя было выдуманным: под ним скрывался Батыр Бециев — двоюродный брат лидера группировки Моцарта.

Батыр Бециев

Батыр Бециев

В итоге вся эта история заинтересовала сотрудников калужского управления ФСБ — внимание чекистов привлекло то, что очень много важных людей из полиции оказались вовлечены в поиск бывшего сидельца Сергея, которого не могли найти 19 лет, хотя он никуда не уезжал из Калуги. Два месяца спустя сотрудники ФСБ смогли раскрутить всю обнальную цепочку и пришли с этими материалами в региональное управление СКР. 18 ноября 2016 года было возбуждено уголовное дело, и на первом же допросе Максим Закревский написал явку с повинной. В тот же день в розыск объявили авторитета Моцарта и всю его группировку.

Узнав о том, что Закревского пригласили на беседу в ФСБ, чеченцы сразу же покинули Калугу — их задержали в феврале 2017 года в Грозном. Что касается полковника Елистратова, то Закревский дал на него показания через пару недель после своего задержания.

7 декабря 2016 года полицейский был задержан, а на следующий день арестован

Две недели спустя, 21 декабря, за решеткой оказался коллега Елистратова, полковник Роман Арсенихин. Оба офицера заявили, что стали жертвами оговора, и несмотря на все доказательства стояли на своем до самого конца судебного процесса.

Не дожившие до суда

В марте 2017 года суд внезапно отказал следствию в дальнейшем аресте Елистратова — полковника отправили под домашний арест. Похожим образом сложилась судьба и других участников ОПС: одни вышли под подписку, другие — под залог.

После того как суд изменил меру пресечения участникам этнической группировки Моцарта, Александр Литке, которого отпустили под залог, жестоко избил человека, и вновь был задержан уже по статье о причинении тяжкого вреда здоровью

Василий Сажкоподполковник юстиции

Из органов внутренних дел полковника Елистратова уволили лишь в апреле 2017 года — через полгода следствия, когда были собраны убедительные доказательства его причастности к деятельности группировки Закревского. Полковник Арсенихин был уволен со службы раньше — в феврале.

Максим Закревский не дожил до суда: он скончался в апреле 2019 года. Лидер ОПС много лет увлекался наркотиками, чем серьезно подорвал себе здоровье. Следствие по делу его группировки продолжалось больше трех лет. Лишь в апреле 2020 года более 800 томов материалов направили в суд. За это время допросили более 250 свидетелей, провели 80 экспертиз и около 40 очных ставок.

В ходе расследования этого дела установили еще несколько фактов коррупции — по ним осуждены сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД, которые вступили в неформальные отношения с другой ОПГ, а также оперативник СИЗО, который для угроз свидетелям передавал арестантам из чеченской группировки мобильные телефоны

Василий Сажкоподполковник юстиции

21 фигуранту дела, в число которых не вошел скончавшийся Максим Закревский, предъявили обвинения по статьям 159 («Мошенничество»), 163 («Вымогательство»), 172 («Незаконная банковская деятельность»), 210 («Организация преступного сообщества или участие в нем») и 286 («Превышение должностных полномочий») УК РФ.

Это дело поступило в суд 2 февраля 2021 года. В тот же день из Чечни пришло свидетельство о смерти — согласно нему, криминальный авторитет Моцарт скончался от Covid-19.

После двух лет в СИЗО Ису Бециева отпустили под залог в миллион рублей. Он уехал на родину и уже не вернулся оттуда

Суд по делу ОПС Максима Закревского длился долгих два года, всех подсудимых признали виновными. Полковников Дмитрия Елистратова и Романа Арсенихина взяли под стражу в зале суда — они получили 8,5 и 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Правда, наград и специальных званий суд лишать их не стал.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа