Вводная картинка

Адвокатская тайна. Российский следователь изнасиловал и убил школьницу. Почему это преступление не могли раскрыть 13 лет?

В Иркутской области начался отбор присяжных по громкому уголовному делу об убийстве школьницы, совершенном еще в 2007 году. В этом преступлении обвиняется бывший следователь прокуратуры, а ныне адвокат Алексей Тороп. По версии следствия, он изнасиловал и убил девушку, а потом сам же расследовал это дело. Кроме того, Торопа обвинили в целой серии изнасилований и в сексуальных отношениях с несовершеннолетними. Подробности его дела изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Балаганск — поселок в 200 километрах к северу от Иркутска, на полпути между Ангарском и Тулуном. В начале нулевых в этих городах орудовали два маньяка, Михаил Попков и Павел Шувалов, о преступлениях которых говорила вся область. Поэтому, когда 18 марта 2007 года в Балаганске пропала без вести 15-летняя Анна, местные жители сразу же подумали о худшем.

Как выяснилось, поздно вечером 17 марта девушка вместе с одноклассницами собиралась на дискотеку, вышла из дома — но к месту встречи с подругами так и не пришла. А так как в то время сотовые телефоны были редкостью, искать Анну стали лишь рано утром в воскресенье. Ее тело обнаружили сутки спустя, 19 марта, в огороде частного дома на Кольцевой улице — одной из центральных в Балаганске.

Эксперты установили, что девушку изнасиловали несколько мужчин, а затем задушили. В то время в Балаганске работал единственный следователь прокуратуры — младший советник юстиции (соответствует званию майора) Алексей Тороп. Он выезжал на осмотр места происшествия, и он же возбудил и принял к производству уголовное дело по статье 105 («Убийство») УК РФ.

Примечательно, что дочь самого Торопа, которую отец воспитывал в одиночку (его жена умерла в 2003 году), дружила с убитой Анной: они даже сидели за одной партой в школе. За очень короткое время был найден подозреваемый — 25-летний Андрей Яковлев (фамилия изменена). И действительно, все улики, казалось бы, указывали на него.

Во-первых, в 2006 году Яковлев освободился из колонии, где отбывал срок за аналогичное преступление — будучи несовершеннолетним, изнасиловал и убил девочку. Во-вторых, на обнаруженном неподалеку от тела Анны спичечном коробке были его биологические следы. А в-третьих, экспертиза показала, что в теле Анны есть сперма Яковлева, а на ее одежде — волокна одежды Андрея.

Тороп утверждал, что все следственные мероприятия провел он, но вынужден был взять самоотвод — Андрей приходился ему родственником, племянником зятя.

Темные пятна

Дело передали другому следователю — и вот тут начались странности. Выяснилось, что экспертиза, мягко говоря, недостоверна — сперма принадлежит по меньшей мере двум разным мужчинам и идентифицировать ее невозможно.

Волокна одежды Андрея и те, которые попали к эксперту, между собой сильно отличались, да и отбирали их с нарушением правил. Коробок мог оказаться на улице естественным образом — Яковлев жил по соседству. А от своих показаний Андрей отказался, указав, что они были получены под пытками, что вскоре и подтвердилось. Уже в июне обвиняемого отпустили — за недоказанностью.

А через год следователь Тороп ушел на пенсию. Формально — по собственному желанию, но, возможно, из-за назревающего скандала: в декабре 2007 года во время допроса он в своем кабинете жестоко избил и изнасиловал местную жительницу, которая в результате забеременела.

После увольнения Тороп решил сдать квалификационный экзамен и в 2009 году получил статус адвоката Балаганского филиала Иркутской областной коллегии

Новый следователь нашел нового подозреваемого и девять месяцев пытался доказать его вину, но так и не смог. Мужчину также отпустили, и убийство Анны повисло «глухарем». Дело приостановили, потом, при создании СКР, передали туда, опять некоторое время расследовали и вновь приостановили. Так продолжалось еще 11 лет.

Замывая следы

В самом начале 2020 года к иркутским коллегам приехали несколько следователей-криминалистов Главного управления криминалистики СКР — проверить нераскрытые дела. И, взглянув на материалы свежим взглядом, они обнаружили несколько зацепок, в основном появившихся в последние годы. Дело об убийстве Анны возобновили, но пошли новыми путями.

Как рассказала «Ленте.ру» Карина Головачева, официальный представитель Следственного управления СКР по Иркутской области, криминалисты тщательно изучили материалы уголовного дела и, проанализировав их, сформировали грамотную тактику расследования, дав ряд указаний местным следователям о необходимых действиях и судебных экспертизах. Вскоре следственно-оперативной группе удалось установить подозреваемых.

В этом помогла секретный свидетель — женщина, которая видела, как следователь Тороп и бывший оперуполномоченный местной милиции Евгений Лац вытаскивали из машины тело Анны и перебрасывали его через забор. Свидетельница однозначно опознала обоих: на основании этого 20 августа 2020 года полицейские при поддержке бойцов Росгвардии задержали Торопа и Лаца.

А затем в ходе обысков у задержанных были найдены предметы и одежда, на которых криминалисты обнаружили следы крови, которые пытались замыть, а также другие биологические вещества. Позже генетики определили, что все образцы принадлежат убитой Анне, а также Торопу и Лацу.

Для тех экспертиз, что были в ходу в 2007 году, такие следы остались бы незаметными, но современные исследования и экспертизы позволили их обнаружить и исследовать

Карина Головачевамайор юстиции, официальный представитель Следственного управления СКР по Иркутской области

Молчаливые жертвы

Спустя два дня после задержания, Алексея Торопа и Евгения Лаца отправили в СИЗО, при этом оба отказались признавать свою вину. Между тем в ходе обысков у них изъяли телефоны, и в памяти мобильного телефона Торопа эксперты нашли уничтоженные фото. Причем стерты они были буквально накануне задержания: сам Тороп позже признался, что летом 2020 года ему сообщили о том, что он стал подозреваемым по делу об убийстве Анны.

Специалисты восстановили уничтоженное — и выяснилось, что адвокат Тороп очень любил маленьких девочек: он не менее 30 раз вступал в интимные отношения с несовершеннолетними.

В ходе следствия удалось получить убедительные доказательства причастности Торопа к совершению серии преступлений сексуального характера. Доказано, что обвиняемый на протяжении нескольких лет насиловал женщин и вступал в сексуальные отношения с несовершеннолетними девочками. Самой младшей из них было 12 лет. Известно, что одна из жертв Торопа обратилась к нему как к адвокату за юридической помощью и была подвергнута насилию

Карина Головачевамайор юстиции, официальный представитель Следственного управления СКР по Иркутской области

Но если все эти преступления Тороп совершал один, то с Анной, по версии следствия, он расправился вместе с Лацем. Алексей и Евгений были знакомы давно, хотя некоторое время после задержания это отрицали. Они были знакомы и как земляки, и как милиционеры: в начале 1990-х Лац был оперативником, а Тороп — участковым. Позже Лаца уволили за грубые нарушения дисциплины, а Тороп перешел на службу в прокуратуру.

Последняя поездка

По версии следствия, в марте 2007 года Алексей Тороп и Евгений Лац встретили Анну и предложили ее подвезти. Девушка знала Торопа как отца своей подруги и ничего не заподозрила. В машине оба мужчины изнасиловали Анну, а затем задушили. Тело девушки решили выбросить в центре города, на Кольцевой улице — неподалеку от того места, где проживал ранее судимый за аналогичное преступление Андрей Яковлев.

И Тороп, и Лац знали методы оперативно-разыскной деятельности и понимали, что именно Яковлев первым попадет в поле зрения следствия. К тому же было понятно, что расследовать убийство будет сам Тороп как единственный следователь в районе. Уже после задержания обоих удалось раскрыть и еще одно преступление: как оказалось, в 2011 году Евгений Лац в результате ссоры застрелил своего знакомого. Об этом преступлении правоохранительным органам ранее не было ничего известно.

В результате Торопа обвинили в 30 эпизодах по статье 240.1 («Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего») УК РФ, восьми эпизодах по статье 131 («Изнасилование») УК РФ, а также в одном эпизоде по статье 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ. Лаца обвинили в убийстве, а их обоих — в изнасиловании и убийстве Анны, совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление.

Следствием собрана полная доказательственная база, по уголовному делу проведено более 40 различных экспертиз, допрошено свыше 350 свидетелей. Объем уголовного дела составил 52 тома

Карина Головачевамайор юстиции, официальный представитель Следственного управления СКР по Иркутской области

«Чудовищное преступление»

Алексей Тороп признавать вину отказывается до сих пор: он утверждает, что стал жертвой оговора и пыток. В свою защиту бывший следователь и адвокат написал большое письмо в СМИ, в котором указал на несколько нестыковок в собственном деле. В частности, по словам Торопа, в день убийства Анны он был на охоте в деревне Тарасовск, в 50 километрах от Балаганска.

«Это ранее подтверждал Владимир Орлов, который сейчас, к сожалению, умер», — сообщил обвиняемый. При этом он уточнил, что другие свидетели, которые изначально обеспечивали ему алиби, сейчас отказались от своих слов. По версии Торопа, они сделали это под давлением оперативников, а по версии следствия — потому что не хотели лжесвидетельствовать.

Показания засекреченного свидетеля под псевдонимом Татьяна Сергеевна Иванова Тороп называет оговором. Он утверждает, что его и Евгения Лаца жестоко били и в день задержания, и в первый день в СИЗО в Ангарске.

Несмотря на примененные к нам недозволенные методы следствия, мы это чудовищное преступление на себя не взяли

Алексей Торопадвокат

Как утверждает Тороп, большинство свидетелей обвинения — это те люди, которых он сажал за преступления. И следователь по его делу якобы специально привлек их — именно для оговора и клеветы. В качестве доказательства в свою защиту Тороп также приводит результат той самой назначенной им экспертизы погибшей Анны, которая якобы указала на биологические следы Андрея Яковлева.

Сегодня Тороп по-прежнему утверждает, что именно его родственник Яковлев причастен к убийству. Что же касается изнасилованной им женщины — то это, по словам Алексея, лишь «длительные взаимные отношения, а рождение ребенка — не тяжкие последствия, а естественный и радостный процесс».

На суд присяжных

Виновны ли 59-летний Алексей Тороп и 53-летний Евгений Лац в тех преступлениях, которые им инкриминируют, предстоит установить суду присяжных. Следователям удалось собрать убедительные, но все-таки косвенные доказательства. А показаниям секретного свидетеля (которые обычно убеждают профессиональных юристов) присяжные могут не поверить.

К тому же линия защиты Торопа, апеллирующая к «недозволенным методам ведения следствия», выстроена достаточно грамотно, особенно на фоне скандалов с пытками в СИЗО-1 Иркутска и арестами нескольких высокопоставленных сотрудников территориального ФСИН.

С другой стороны, ошибки, допущенные старшим следователем прокуратуры Торопом в 2007 году, вызывают подозрение тем, что они допустимы для дознавателя милиции, а не для прокурора с 20-летним стажем

Они могут указывать на умысел в сокрытии улик и переводе подозрений на кого-то другого. Отбор присяжных по делу Торопа и Лаца начнется в Иркутском областном суде 30 сентября. Процесс будет идти в закрытом режиме, поскольку в деле есть пятеро несовершеннолетних, пострадавших от сексуального насилия.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа