Вводная картинка

«НАТО провоцирует горячие головы» Молдавия готовится к новой войне за Приднестровье. Кому нужен второй фронт в Европе?

Политический кризис в Приднестровье, похоже, неотвратимо движется к кульминации. На фоне военной операции на Украине Молдавия активно перевооружает армию и в случае военного конфликта с непризнанной республикой намерена обратиться за военной помощью к Румынии. В Приднестровской Молдавской республике (ПМР), в свою очередь, все чаще заявляют о планах окончательно порвать связи с Кишиневом и войти в состав России. И пока в Молдавии пустеют хранилища газа, урожай гибнет из-за небывалой засухи, а общество расколото из-за гонений на оппозицию, власти вновь и вновь требуют от России вывести миротворцев из Приднестровья, угрожая последствиями. Как далеко готовы зайти власти Молдавии в противостоянии с ПМР и чем опасен для России надвигающийся кризис — в материале «Ленты.ру».

Агрессивный нейтралитет

После начала специальной военной операции России на Украине дискуссии о возможном расширении конфликта на другие регионы ведутся практически ежедневно. В Молдавии власти забили тревогу практически сразу, осознавая уязвимость своего положения. Ведь неконтролируемые территории Приднестровья, оказались идеальной мишенью для провокаций.

«Мы обеспокоены и допускаем разные сценарии развития событий, включая самые пессимистичные. В ситуации, если Россия попытается атаковать Республику Молдова, естественно, что мы попросим помощь [Румынии]», — заверила президент страны Майя Санду в конце июля.

И это резкое заявление было сделано, на первый взгляд, не на пустом месте. Несколькими месяцами ранее ПМР потрясла серия терактов. Сначала неизвестные обстреляли из гранатометов здание Министерства государственной безопасности (МГБ) ПМР в Тирасполе, затем были подорваны транслировавшие российское радио вышки связи, атакована с воздуха воинская часть в Парканах.

Поначалу Молдавия и ПМР пытались проявлять взаимную сдержанность: стороны не стали делать поспешных выводов и, похоже, негласно договорились не обострять обстановку

Однако долго удерживать статус-кво не получилось. Попытки реально расследовать инциденты так ни к чему и не привели. Стороны разошлись в оценках случившегося. Молдавия возложила ответственность на противоборствующие стороны внутри региона, ПМР — на некие внешние силы. И все же конкретики на этот счет не смог предоставить никто.

Спустя несколько недель премьер-министр Молдавии Наталья Гаврилица выступила с весьма тревожным заявлением. Она заверила, что вскоре армия получит от Европейского союза (ЕС) крупный транш на закупку оружия и военного снаряжения из-за «нестабильности в регионе». Речь шла о 47 миллионах долларов, что позволило бы удвоить бюджет Молдавии на оборону.

Вскоре и министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс заверила, что союзники по НАТО уже обсуждают вопрос вооружения по стандартам альянса не только Украины, но и Молдавии. В ПМР это восприняли как вполне конкретный сигнал — в случае новой эскалации никто не станет решать вопрос миром.

Оружие НАТО провоцирует горячие головы, коих, судя по заявлению комбатантов и некоторых чиновников Молдавии, там и так хватает

Виталий Игнатьевминистр иностранных дел ПМР

В начале августа стало известно, что выделенные средства пойдут на закупку новейших западных беспилотников, мобильных платформ IVECO и HAMWE, средств связи и военных грузовиков. Программа поставок рассчитана как минимум на 36 месяцев.

Еще сильнее отразилось на попытках найти компромисс решение Европейской комиссии предоставить Молдавии статус кандидата в ЕС наравне с Украиной. В ПМР выступили с заявлением, что никогда не пойдут на сближение с соседом на фоне такого шага. В Министерстве иностранных дел ПМР официально заявили, что после интеграции страну превратят во «второе румынское государство».

Очевиден водораздел между нашими обществами и нашими государствами. У нас разная идентичность. Нас объединить практически невозможно, потому что у нас разные ценности, разная история, разные приоритеты

Виталий Игнатьевминистр иностранных дел ПМР

На возможное объединение с Румынией в Молдавии уклончиво намекали и ранее. Президент страны Майя Санду допускала такой сценарий, если его поддержит большинство населения. Подразумевала ли она тогда в том числе и ПМР, оставалось загадкой. Но после ее слов о возможности обратиться к румынской стороне за помощью в борьбе с Россией все стало вполне очевидно.

«Русских — за Днестр»

Но главным и непреодолимым барьером для Вооруженных сил Молдавии на пути к Приднестровью пока остается дислоцированный в регионе миротворческий контингент. Ключевым требованием страны после прихода к власти Майи Санду стал вывод российских частей со спорных территорий: она неоднократно уверяла, что без этого мирное урегулирование кризиса невозможно.

«Сегодня нет неизбежной угрозы вовлечения Молдавии в войну, мы — нейтральная страна, но для этого мы призываем к выводу российских военных с территории Приднестровья, потому что их присутствие нарушает наш нейтралитет», — призывала Санду.

Вооруженные силы России несут службу на линии разграничения с 1992 года. С 1995 года они объединены в Оперативную группу российских войск (ОГРВ) и выполняют задачи совместно с молдавскими силовиками.

Вооруженный конфликт в Приднестровье в 1992 году

Наиболее горячая фаза вооруженного конфликта в Приднестровье продолжалась со 2 марта по 1 августа 1992 года. Война велась между молдавскими войсками, с одной стороны, и не признавшими распада СССР вооруженными формированиями ПМР, с другой стороны. Известно, что на стороне Приднестровья воевали добровольцы из России и Украины, на стороне Молдавии — из Румынии.

Общие потери сторон составили более тысячи человек погибшими, по официальным данным. По неофициальным, их могло быть гораздо больше. Вооруженные силы Молдавии наступали на Дубоссары, в июне шли кровопролитные бои прямо на улицах Бендер с применением тяжелого вооружения. В конце июня 1992 года в Приднестровье инкогнито приехал генерал Александр Лебедь. Через некоторое время он возглавил 14-ю гвардейскую общевойсковую армию, которая перешла к открытой поддержке непризнанной республики.

21 июля 1992 года президенты Молдавии и России Мирча Снегур и Борис Ельцин подписали соглашение о принципах мирного урегулирования конфликта, накладывающее обязательства и на Приднестровье. Стороны обязались прекратить огонь, отвести войска, отказаться от санкций и блокад и начать переговоры об оказании помощи мирному населению. При этом статус и государственная принадлежность Приднестровья не оговаривались.

Согласно документу, между Приднестровьем и Молдавией была создана зона безопасности под контролем совместных миротворческих сил с участием российского контингента. Были начаты переговоры о политическом урегулировании конфликта. С 2005 года они проходят в форме «5+2»: Молдавия и ПМР при посредничестве России, Украины и ОБСЕ, с участием США и ЕС в качестве наблюдателей.

Приднестровский конфликт часто называют замороженным, имея в виду, что он не переходил в горячую фазу после 1992 года, в отличие от ситуации в других непризнанных республиках. При этом Молдавия по-прежнему настаивает на выводе российских миротворцев из региона.

Россия неоднократно утверждала, что готова вывести своих военных и даже помочь с уничтожением оставшегося оружия и боеприпасов, но только когда между Молдавией и ПМР возникнет стабильный диалог. К середине 2022 года обе стороны находятся, пожалуй, на максимальном расстоянии друг от друга. И понимая невозможность разрешить проблему собственными силами, они решили сыграть ва-банк.

16 марта парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию, признающую Приднестровье «зоной российской оккупации». Молдавская делегация не участвовала в ее разработке, но проголосовала за.

Считаем формулировку в заключении ПАСЕ относительно Приднестровья неприемлемой и не соответствующей реальному положению дел

Мария Захаровапресс-секретарь министерства иностранных дел (МИД) России

В ответ на резолюцию в ПМР пригрозили пересмотреть необходимость коммуникаций с международными организациями, действующими на территории Приднестровья. Там также подчеркнули, что считают размещенную в стране миссию миротворцев России эффективной, и напомнили, что республика существует не на основании чьей-либо «оккупации», а по итогам референдума о независимости.

Вскоре, 29 июля, по случаю 30-летия прекращения огня в регионе министерство иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ) Молдавии опубликовало ультимативное заявление — вооруженная миротворческая миссия должна быть переформатирована в гражданскую. Туда, по мнению дипломатов, должны войти представители международных организаций и западных государств, а российские войска — изгнаны.

Мы также подтверждаем исходя из конституционного нейтралитета страны, соответствующих решений, принятых на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году, и в целях выполнения Резолюции 72/282 Генеральной Ассамблеи ООН необходимость того, чтобы Российская Федерация завершила вывод своих вооруженных сил и боеприпасов с территории Молдавии

из заявления МИДЕИ Молдавии

Следует упомянуть, что проблемы с доступом миротворцев на линию разграничения Молдавия ранее чинила неоднократно. Но всего за неделю до этой публикации впервые открыто запретила въезд нескольким российским офицерам, отправленным в регион по ротации. Власти заявили, что их пребывание в стране незаконно, и не позволили им покинуть столичный аэропорт.

Действия молдаван в совокупности с планами переформатировать миссию вызвали негодование в Москве. МИД России счел произошедшее провокацией и пообещал «отреагировать должным образом». И реакция не заставила себя ждать слишком долго. Буквально на следующий день после задержания военных министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев официально объявил, республика намерена усилить работы по интеграции с Россией, чтобы стать ее частью уже в ближайшем будущем.

Вектор Приднестровья на протяжении всех лет существования республики остается неизменным, что отражено в итогах референдума 17 сентября 2006 года, где четко обозначено: независимость с последующим свободным присоединением к Российской Федерации

Виталий Игнатьевминистр иностранных дел ПМР

В Кремле заявление министра комментировать не стали. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков упомянул, что «не знает причин», побудивших дипломата выступить с таким обращением. Но сигнал получился даже слишком явным — любые попытки препятствовать проведению миссии закончатся для Молдавии печально.

И, вероятно, все эти заявления можно было бы счесть рутинными: представители ПМР не раз сообщали о желании войти в состав России, а власти Молдавии — изгнать российских миротворцев. Но сейчас международная конъюнктура таким резким выпадам явно не благоволит. Потерять контроль над ситуацией можно слишком легко. Обе стороны прекрасно осознают это обстоятельство. Как осознают и другие, явно незаинтересованные в нормализации обстановки государства.

Военная необходимость

На возможность разрешения территориального спора военным путем Молдавии намекает, в первую очередь, соседняя Украина. Еще в апреле, когда по региону прокатилась волна терактов, украинцы открыто предлагали молдаванам решить вопрос с «сепаратистами» силами Вооруженных сил Украины.

Мы справимся [с Приднестровьем], если понадобится. Щелк, щелк, щелк — и нету

Алексей Арестовичсоветник офиса президента Украины

Безусловно, украинское командование опасается удара российских регулярных частей с неподконтрольных Молдавии территорий. Однако численность действующих там подразделений Вооруженных сил России сейчас не превышает 1,2 тысячи человек. Возможности перебросить дополнительные силы у России попросту нет, а текущих недостаточно даже для продолжительной обороны.

Также в ПМР прямо пообещали не нападать на Украину и не допустить атаки других войск со своей территории. «Нападение Приднестровья на Украину невозможно. Такая информация для внутриукраинского потребителя, чтобы украинский социум чувствовал опасность, якобы от Приднестровья исходящую», — утверждал президент ПМР Вадим Красносельский в начале мая.

Тем не менее, как полагает политолог, бывший депутат Верховного Совета ПМР Анатолий Дирун, именно ход событий на южном фронте российской военной операции определит последующую судьбу региона. Речь идет в том числе о риске для Тирасполя быть втянутым в конфликт.

Вся логика украинского руководства подчинена логике ведения боевых действий. Приднестровье находится в прифронтовой зоне, исключать что-либо было бы опрометчиво. С другой стороны, уникальный формат [договоренностей], который сложился вокруг региона, уравновешивает этот фактор. Он сокращает риски оказаться вовлеченным в боевые действия

Анатолий Дирунполитолог, бывший депутат Верховного Совета ПМР

Однако силовой сценарий не устраивает главным образом саму Молдавию. Эксперт уверен, что ее Вооруженные силы находятся в плачевном состоянии и не смогут вести успешные наступательные действия. По его словам, Молдавия хотя и готовится к осложнению ситуации, но не заинтересована в возобновлении противостояния в ближайшее время.

«Начиная с численного паритета и заканчивая вооружением, молдавская армия не в состоянии решить вопрос с Приднестровьем силовым путем в среднесрочной перспективе. Таких предпосылок просто нет», — объяснил «Ленте.ру» Анатолий Дирун.

Иными словами, если Украина и решится на вторжение в спорный регион, молдавские власти окажутся попросту неспособны удержать ситуацию под контролем. Именно по этой причине они рассматривают сценарий, когда за военной помощью придется обращаться к Румынии.

Хотя Молдавия и готовится к войне в обозримом будущем, пока всеми силами старается оттянуть этот момент

Ведь нарушить прописанный на конституционном уровне нейтралитет и начать ускоренную интеграцию с НАТО по украинскому образцу республика также не в состоянии. Как неоднократно предупреждали в России, именно внеблоковый статус Молдавии позволяет сохранять мир по обоим берегам Днестра. И в случае нарушения этого условия, вопрос о признании ПМР со стороны России будет решен окончательно.

Иными средствами

Однако у Молдавии по-прежнему сохраняется набор инструментов, позволяющих оказывать давление на ПМР: от экономической блокады до ужесточения законодательства, касающегося неподконтрольных земель. С началом специальной военной операции экономика региона претерпела серьезные потрясения. Хозяйственные связи, которые его жители вели с украинскими регионами, оказались разрушены. ПМР испытывает серьезный дефицит по импорту. В первую очередь это касается лекарств и промышленных товаров.

«Логистика была нарушена самым серьезным образом. Транспортные и торговые связи, которые выстраивались более 20 лет через украинскую границу, просто прервались. Вся торговля теперь происходит только через таможенные терминалы Республики Молдова. Крупнейший экспортер в Приднестровье холдинг "Шериф" до сих пор не может полностью наладить эти цепочки», — заверил политолог Анатолий Дирун.

Сильная зависимость региона от экономики центра усугубляется соглашением, которое Тирасполь подписал с Кишиневом в 2015 году. Тогда ПМР присоединилась к Зоне свободной торговли между Молдавией и ЕС (DCFTA) в рамках Соглашения об ассоциации. Предприятия непризнанной республики получили возможность выйти на европейский рынок. Решение Европейской комиссии о предоставлении статуса кандидата в ЕС только сильней укрепило эти взаимосвязи.

Давно отработан механизм, который предусматривает участие приднестровских предприятий на европейском рынке. Молдавия сознательно идет по этому пути, она будет все сильнее затягивать Приднестровье в свое правовое и экономическое пространство, используя рычаги европейской интеграции

Анатолий Дирунполитолог, бывший депутат Верховного Совета ПМР

Другим негативным для ПМР фактором остается автотранспортная проблема. Молдавия до сих пор отказывается пропускать через свои контрольные пункты автотранспорт с приднестровскими номерами. ПМР не может осуществлять регулярные пассажирские автобусные маршруты в обход центральных регионов страны, что только сильнее усиливает изоляцию. Попытки исправить эту ситуацию пока не привели ни к чему.

Однако осложнить картину для Молдавии может сильнейший экономический и энергетический кризис, который охватил всю Европу в 2022 году, наиболее сильно сказавшись на бедных странах. В совокупности с аномальной жарой, обмелением Днестра, неурожаем и нехваткой средств на оплату российского газа попытки давления на Тирасполь могут закончиться для властей по меньшей мере неудачно.

700
миллионов долларов

составляет долг Молдавии перед «Газпромом» вместе с пеней

Эта ситуация, безусловно, идет на пользу России, которая получает мощнейший инструмент для сдерживания амбиций молдавского руководства. Любые попытки изолировать левый берег Днестра могут привести к изоляции уже всей страны в целом. И этот баланс только укрепляет нежелание Молдавии решать конфликт военным путем, временами активизируя переговорный процесс и позволяя сохранять шаткий статус-кво.

«На самом деле между Тирасполем и Кишиневом до сих пор существует определенная «телеграфная линия». Неофициально, конечно. Ее цель — снять риски, которые могут возникнуть из-за международной ситуации. Через нее ПМР и сумела донести Молдавии, что занимает нейтральную позицию по Украине», — заключил Анатолий Дирун.

***

Неразрешенные проблемы, возникшие вокруг Приднестровья еще в начале 1990-х годов, в 2022-м хотя и обострились, но до сих пор не привели к эскалации. И Молдавия, и ПМР зависят прежде всего от внешнего мира, и нарушить хрупкий баланс без катастрофических последствий для себя не выйдет ни у кого. Пока. Почти все замороженные конфликты на планете рано или поздно разгораются вновь под воздействием накопившихся противоречий. Ведь, как известно из древних времен, хочешь мира — готовься к войне.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности