Вводная картинка

Закон — тайга. Бизнесмен расстрелял охотников в сибирском лесу. Почему расправа сошла ему с рук?

Силовые структуры

Несчастные случаи на охоте — не редкость. Именно как случайность расценили местные следователи инцидент, произошедший в окрестностях сибирского города Тулун (Иркутская область). Там местный бизнесмен — сын высокопоставленного силовика в отставке — расстрелял охотников, отдыхавших в болотоходе. Стрелок утверждает, что открыл огонь по ошибке, хотя многие обстоятельства говорят об обратном. Вот только следователи, похоже, не придали этим обстоятельствам никакого значения, поскольку бизнесмену даже не предъявили обвинение. В подробностях истории о «правосудии» по-сибирски разбирался корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

7 декабря 2021 года в Тулунском районе Иркутской области восемь охотников отправились добывать лося в закрепленных за ними охотугодьях. Они находятся в районе урочища «Наткинское болото» примерно в 80 километрах к северу от Тулуна.

Мы ехали на самодельном болотоходе на базе ГАЗ-66. Сделали несколько загонов, но неудачно — никого не добыли. Кроме того, во время охоты мы повредили шток цилиндра гидроусилителя руля. Солнце зашло около пяти часов вечера, мы собрались ехать домой — и перед дальней дорогой сели в кузове попить чай и перекусить

Антон КоролевПожарный местного МЧС и один из участников охоты

В крытом кузове болотохода охотники выложили на стол нехитрую еду, достали термосы, разлили чай и заметили, как из лесочка неподалеку выехал другой автомобиль. Никто не встревожился: компания находилась на территории своих угодий, а все документы на оружие и лицензии были оформлены надлежащим образом. К тому же в кузове горел свет, дверь была открыта и сидевшие внутри были хорошо видны в сумерках.

Между тем второй автомобиль остановился, хлопнула дверь — и примерно через десять секунд по болотоходу открыли огонь. По словам Антона Королева, он наклонился за бутербродом, когда раздался шлепок по кузову и удар по сиденью.

Я лишь услышал шелест пули, которая прошла в миллиметре от моей головы. И тут же мой товарищ Владимир закричал, что в него попали. Примерно через десять секунд — второй шлепок, уже с другой стороны. Мы выскочили, стали кричать, махать руками — та машина развернулась и уехала. И тут мы увидели, что Владимир и мой отец из кузова не вышли

Антон КоролевПожарный местного МЧС и один из участников охоты

Первая пуля пробила грудь и прошила руку 50-летнего Владимира Кондрашкина. Вторая попала в спину 65-летнему Владимиру Королеву, прошла насквозь и на выходе застряла в бушлате.

Я только услышал чьи-то слова «к нам гости едут», и вскоре — шлепок по железу и удар мне в руку. Потом я очнулся, открыл глаза — лежу, рука огнем горит, а мужики меня перевязывают. Ранения в грудь я тогда не почувствовал

Пострадавший Владимир Кондрашкин

Охотники сразу же стали перевязывать раненых, благо в болотоходе была аптечка. Прямо в кузове им устроили мягкие лежанки для удобной транспортировки. В урочище нет сотовой связи, поэтому скорую охотники решили вызвать уже по пути. Но в этот момент машина, из которой стреляли, вновь выехала из леса и поехала к ним.

«Стрелял по зверю, а машину не видел»

К компании приблизился болотоход «Север» на огромных колесах низкого давления. В нем тоже был большой коллектив — 59-летний директор крупного тулунского торгового дома «Присаянье» Александр Фоменков, его заместитель, а также несколько их коллег и друзей. Среди них был и стрелок — 41-летний индивидуальный предприниматель Андрей Кальченко (к слову, и Фоменков, и Кальченко отказались от общения с корреспондентом «Ленты.ру», попросив их «не тревожить»).

Я спросил у подъехавших: «Кто стрелял?» Кальченко мне сказал: «Ну, я стрелял, а что?» Он в тот момент, как и остальные, еще не знал, что у нас в кузове раненые. Уже потом эксперты установили, что пуля, попавшая в моего отца, была выпущена из карабина Кальченко. Я его за грудки схватил, но мне даже ударить не дали — нас растащили

Антон КоролевПожарный местного МЧС и один из участников охоты

Дальше оба коллектива общались вполне по-деловому: раненых перенесли в болотоход «Север» — более комфортный, быстрый и полностью исправный. Антон Королев и еще один пожарный, Александр Габец, сопровождали пострадавших. На скорости охотники поехали к обжитым местам, по дороге поймали сигнал и вызвали скорую в ближайшую деревню.

Вскоре пострадавших Владимира Королева и Владимира Кондрашкина доставили в Тулунскую больницу и срочно прооперировали. Их состояние было тяжелым — позже судебно-медицинские эксперты установят, что обоим был причинен тяжкий вред здоровью.

Причем руку Кондрашкину полностью не восстановили даже после серии операций

Телефонограмма о раненых в тот же вечер поступила в полицию: началась доследственная проверка. При осмотре места происшествия эксперты установили, что пули пробили (причем очень кучно) кузов самодельного болотохода ГАЗ-66 в его кормовой части, на высоте 170 сантиметров от уровня земли.

Но вот пуля нашлась только одна — та самая, которая, пробив тело старшего Королева, застряла в его одежде. Между тем стрелок Андрей Кальченко на первых же допросах стал утверждать, что в тепловизор заметил волка и стрелял в него. При этом сначала он говорил, что хищник бежал рысцой, а позже стал утверждать, что зверь вообще стоял на месте.

Стрелял по зверю, а машину не видел: попал в нее случайно

Из показаний Андрея Кальченко

«Это покушение на убийство»

Говоря о версии Андрея Кальченко надо понимать, что в день охоты, 7 декабря 2021 года, солнце в Тулунском районе зашло в 16:54, а сумерки закончились в 19:24. То есть с 18:00 до 18:30, когда произошла стрельба, было еще достаточно светло. К тому же в кузове болотохода горел свет, на карабине «Тигр» Кальченко стоял оптический прицел, а волка он увидел в тепловизор.

Версия стрелка изначально не выдерживала никакой критики. Позже следственный эксперимент подтвердил: не различить болотоход было невозможно. К тому же входные отверстия в кузове машины располагались кучно и на высоте 170 сантиметров, а высота волка в холке редко превышает 80 сантиметров. Так промахнуться практически нереально.

Когда потерпевшие выезжали вместе со следователем на место происшествия, то указали ту точку, откуда, по их мнению, велся огонь: от нее до болотохода было 110 метров. Но коллектив стрелка Кальченко утверждает, что это расстояние было в три раза больше — 327 метров.

Если стрелять с 327 метров, то пули должны были попасть не в корму нашего болотохода, а в его левый борт. И на такой дистанции пуля из «Тигра» падает на 70 сантиметров — то есть целиться надо было на высоту 2,5 метра

Потерпевшие — в беседе с корреспондентом «Ленты.ру»

Тут нужно сделать небольшое отступление: пуля, выпущенная из нарезного ствола, летит не по прямой, а по дуге: сначала вверх, а затем под действием силы тяжести, сопротивления воздуха, а также из-за потери скорости и энергии она начинает снижаться.

Приводя оружие к нормальному бою, охотник выбирает дистанцию, на которой линия прицеливания пересекает траекторию полета пули — чаще всего это 100 метров, так как в условиях предгорий Западного Саяна редко стреляют на большую дистанцию. Для каждого боеприпаса и каждого оружия есть баллистические таблицы — они позволяют внести правильные поправки на разных дистанциях. И стреляя дальше, чем на 100 метров, охотник ствол чуть поднимает.

Если на дистанции 150 метров пуля опускается ниже линии прицеливания примерно на пять сантиметров, то на дистанции 300 метров она падает значительно ниже — для оболочечной пули больше, чем на полметра. Но вот пробивную способность она сохраняет. Получается, что объяснения Кальченко не выдерживают критики ни по месту выстрела, ни по дистанции.

Если строго следовать уголовному законодательству, то произошедшее следует квалифицировать как покушение на убийство двух и более лиц, совершенное из хулиганских побуждений. На это указывают все объективные данные, имеющиеся в деле. Его должен вести Следственный комитет России (СКР) — у сотрудников ведомства больше опыта и возможностей

Адвокат Сергей Голышев

По всей мягкости закона

Между тем после стрельбы в урочище «Наткинское болото» было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 118 («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности») УК РФ. Все уголовные дела по этой статье должны расследоваться органами дознания — так записано в УПК.

Но почему-то это уголовное дело расследуется следственной частью ОМВД «Тулунский», причем весьма странно. Несмотря на то что раненым был причинен тяжкий вред здоровью, более чем за семь месяцев с момента стрельбы обвинение никому так и не было предъявлено. Не избирали стрелку Кальченко и меру пресечения: он свободно может общаться со свидетелями.

Нас вызывают в полицию на следственный эксперимент, мы приходим — и тут выходит следователь и говорит, что Кальченко, несмотря на то, что заранее был предупрежден, уехал в срочную командировку на неделю. А потом мы узнаем, что он не в командировку поехал, а со своими друзьями отправился на охоту в то самое урочище. Это как?

Потерпевший Владимир Королев

Любопытно, что, хотя карабин «Тигр» у Андрея Кальченко забрали, он все-таки продолжает ездить на охоту. Между тем из-за его неявки на осмотр места происшествия полицейские выезжали трижды, а следственные эксперименты переносились по пять-шесть раз. При этом в полиции почему-то относятся к нему на удивление мягко.

Возможно, дело в том, что Андрей — сын бывшего высокопоставленного силовика из Тулуна Геннадия Кальченко. Последний более 35 лет отдал службе в правоохранительных органах: с 1983-го по 1994 год — в тулунской милиции, причем возглавлял городской районный отдел, а затем с 1994-го по 2003 год работал начальником межрайонного отдела Федеральной налоговой службы (ФНС) №6. До своей смерти в 2020 году Кальченко-старший возглавлял совет ветеранов правоохранительных органов Тулуна.

Многие ученики Геннадия Кальченко до сих пор занимают важные должности и в районе, и в области.

Жители Тулуна — в беседе с корреспондентом «Ленты.ру»

«Они убеждены, что все схвачено»

Но зачем Андрею Кальченко было стрелять по другим охотникам, причем судя по всему как минимум с молчаливого согласия своих товарищей? По словам адвоката Сергея Голышева, защитника потерпевших, возможная причина в том, что охотничьи угодья в районе урочища «Наткинское болото» распределены между коллективами.

Клиенты Голышева много лет назад заключили договор с «Иркутскзверьпромом» и охотились на своей территории. А соседний участок, с которого приехал коллектив Андрея Кальченко, раньше арендовал его отец.

Несколько сезонов назад участок Кальченко-старшего передали другим людям. Не знаю, как так произошло, но то, что этот участок — конфликтный, охотникам в урочище известно. Мы считаем, что Андрей Кальченко, не разглядев, кто охотится, открыл огонь по людям, которых принял за новых владельцев тех угодий, которые он считает своими

Адвокат Сергей Голышев

По словам потерпевших, когда к ним приехала компания стрелка, то первым вопросом незваных гостей был: «А вы кто такие?» При этом по их поведению было понятно, что они думали встретить совсем других людей. Между тем потерпевшие Владимир Кондрашкин, Владимир Королев и их товарищи в момент инцидента находились на своем законном участке: они не заходили на спорную территорию, когда-то принадлежавшую Геннадию Кальченко.

Я Андрея Кальченко 7 декабря вообще впервые в жизни увидел. Мы не были знакомы ни с ним, ни с теми охотниками, которые его сопровождали. Никаких конфликтов между нами не было и быть не могло

Потерпевший Владимир Королев

Такие же показания дают и спутники Королева: они не были знакомы со стороной стрелка, не говоря уже о конфликтах или неприязненных отношениях. Между тем Кальченко и его товарищи даже не пытались извиниться перед потерпевшими или предложить им помощь, хотя знали, что один из раненых перенес уже три операции.

Когда корреспондент «Ленты.ру» готовил этот материал, один из сотрудников полиции Тулуна на условиях анонимности сообщил следующее: «Потерпевшие вымогают у Кальченко по три миллиона рублей за причиненный вред. А он отказывается, вот они и пишут во все инстанции».

Но тут есть две важные оговорки: во-первых, Кальченко случайно или умышлено причинил тяжкий вред здоровью двум совершенно не знакомым ему людям и не оспаривает это. Во-вторых, три миллиона рублей за тяжкий вред здоровью — цена вполне адекватная и соответствует сложившейся практике. Но оба потерпевших утверждают, что даже не заводили речь о компенсациях.

Они [сторона Кальченко — прим. «Ленты.ру»] ведут себя так, будто мы в чем-то виноваты. Кажется, они убеждены, что у них все схвачено. И есть ощущение, что следствие им помогает. Все восемь человек, находившиеся в нашем болотоходе, ходили жаловаться в органы. А следователь стал нам высказывать: мол, раз вы жалуетесь — заберу у вас машину и оружие

Потерпевший Владимир Кондрашкин

Следствие под Луной

За официальными комментариями по поводу ситуации «Лента.ру» обратилась в управление МВД по Иркутской области и региональную прокуратуру. Официальный представитель регионального управления МВД Юрий Ильенко рассказал, что в ходе расследования дела о стрельбе в урочище «Наткинское болото» был проведен большой объем следственных действий.

Было допрошено десять свидетелей, изъяты, осмотрены и приобщены в качестве вещдоков машина, снегоболотоход, оружие, а также другие предметы и документы, имеющие значение по уголовному делу. Для проведения следственного эксперимента обеспечивались временные и погодные условия, а также определенная фаза Луны (новолуние)

Официальный представитель регионального управления МВД Юрий Ильенко

По словам Ильенко, следователи также назначили проведение баллистической и трех физико-химических судебных экспертиз. Сегодня расследование этого уголовного дела продолжается. Впрочем, почему уголовное дело по статье 118 УК РФ возбуждено и расследуется не дознанием, а следственной частью (что, строго говоря, противоречит законодательству), и почему до сих пор никому не предъявлено обвинение, Ильенко не пояснил.

По уголовному делу проводятся следственные действия, направленные на установление истины и всех обстоятельств совершения преступления, в том числе виновности лица, формы вины и мотива, квалификации содеянного. По результатам расследования будет принято правовое решение, законность которого проверят органы прокуратуры

Старший советник юстиции Владимир БабиковНачальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью прокуратуры Иркутской области

При этом Бабиков, ссылаясь на «тайну следствия», отказался от более подробных комментариев. Но в целом после разговоров с должностными лицами правоохранительных органов Иркутской области складывается впечатление: их мало волнует тот факт, что в уголовном деле за семь месяцев так и не появился обвиняемый.

Куда больше их тревожит огласка.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа