Вводная картинка

«У России станет больше врагов» Финляндия и Швеция скоро вступят в НАТО. Чем это угрожает России?

Мир

Финляндия и Швеция готовы подать заявки на вступление в НАТО — о такой возможности 13 апреля заявили главы правительств двух стран. Эти североевропейские государства на протяжении многих лет придерживались нейтралитета, а членство в альянсе там если и обсуждалось, то скорее в гипотетическом ключе. Однако боевые действия на Украине подтолкнули финское и шведское руководство к пересмотру приоритетов. Судя по заявлениям, прозвучавшим из обеих столиц, историческое решение о вступлении в Североатлантический альянс может быть принято уже совсем скоро и, весьма вероятно, одновременно. Как расширение НАТО на север изменит баланс сил на европейском континенте, какие риски это создает для России и чем она может ответить — разбиралась «Лента.ру».

Надо в НАТО

Хотя Финляндия и Швеция входят в Евросоюз, на протяжении десятилетий они сохраняли внеблоковый статус и не вступали в НАТО даже в самые критические моменты холодной войны. Шведский нейтралитет и вовсе был явлением достаточно уникальным для Европы: кроме нее лишь Швейцарии удавалось на протяжении веков воздерживаться от участия в многочисленных войнах на континенте (в последний раз шведы воевали более двух веков назад — в 1814 году с Норвегией).

Конечно, говорить об абсолютном нейтралитете было бы наивно. Еще во времена холодной войны Швеция тайно сотрудничала с НАТО: ее секретный летный отряд проводил совместные учения с альянсом на случай вторжения СССР, отрабатывая эвакуацию военного и политического руководства в страны блока и переброску лазутчиков к советско-финской границе. Последние же годы сотрудничество с НАТО осуществлялось уже неприкрыто: и Финляндия, и Швеция обладают статусом привилегированных и близких партнеров альянса, они принимали участие в его миссии в Афганистане, проводят совместные с альянсом учения и обмениваются разведданными.

И все же обе страны с НАТО «курили, но не затягивались». Так охарактеризовал их союз руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников. Последние десятилетия два государства придерживались политики внеблоковости: в ее пользу говорило и общественное мнение — за вступление в Североатлантический альянс в Швеции высказывались немногим больше 30 процентов граждан, а в Финляндии — и того меньше.

Однако боевые действия на Украине и предшествовавшие им месяцы острой эскалации пошатнули баланс, который Швеции и Финляндии удавалось удерживать все эти годы, и склонили чашу весов в сторону вступления в НАТО. Если в январе за членство в альянсе выступало 30 процентов населения Финляндии, то в апреле этот показатель взлетел до прежде немыслимых 68 процентов. В Швеции за вступление в НАТО высказались рекордные 57 процентов респондентов, тогда как против — всего 21 процент.

Боевые действия на Украине стали серьезным шоком не только для общественности, но и для большинства экспертов и политиков, в том числе шведских и финских, отметил Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД). События после 24 февраля фундаментально изменили представление этих стран о целях российской внешней политики и о тех средствах, которые Москва может использовать для их достижения: все это, безусловно, отразилось на общественном мнении.

13 апреля правительство Финляндии опубликовало доклад, в котором констатировало: новые реалии, сформировавшиеся после 24 февраля, требуют пересмотра оборонной политики и наращивания военного сотрудничества с европейскими странами и США. В документе среди прочего рассматривалось вступление Финляндии в НАТО, приводились доводы за и против.

Окончательное решение о присоединении к Североатлантическому альянсу за парламентом страны. 20 апреля депутаты приступили к дебатам по существу доклада, в том числе по предложению о вступлении в альянс. Глава МИД Финляндии Пекка Хаависто, открывавший заседание, саму необходимость присоединения к НАТО под вопрос не ставил, но предложил сделать это одновременно со Швецией: чтобы смягчить вероятную реакцию России.

Учитывая решительность финского руководства и широкую поддержку общества, которая в ближайшее время будет лишь всячески подогреваться, вступление Финляндии в НАТО, скорее, вопрос уже решенный.

Поезд тронулся. Следующая станция — штаб квартира НАТО, Брюссель

Александр Стубббывший премьер-министр Финляндии

Шведская премьер-министр Магдалена Андерссон хоть и отметила, что к вопросу о членстве в НАТО надо подходить со всей серьезностью и без спешки, признала: 24 февраля разделило жизнь на «до» и «после», полностью перевернув ситуацию с безопасностью на европейском материке. Глава МИД Швеции Анна Линде заявила, что политические партии страны могут завершить переговоры по данному вопросу к 13 мая, а уже в июне, по данным шведских СМИ, страна вступит в НАТО.

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, руководитель Центра арктических исследований Валерий Журавель предположил, что поддержка населением Швеции и Финляндии вступления в НАТО может носить временный характер, поэтому руководству этих стран следует осознанно и без суеты подходить к этому вопросу. «Мне кажется, Финляндия преувеличивает угрозы их безопасности со стороны России. До лета еще много времени, и здесь важно оценить преимущества и недостатки, которые могут проявиться», — отметил специалист в беседе с «Лентой.ру».

В НАТО своего энтузиазма не скрывают и обещают принять Швецию и Финляндию без промедления и проволочек. Правда, для запуска этого процесса понадобится единогласное одобрение со стороны всех стран-членов Североатлантического альянса. Между тем президент Хорватии Зоран Миланович уже высказался против такой инициативы. «Втягивать в это Финляндию, которая в 50 километрах от Санкт-Петербурга, думаю, что это — опасное шарлатанство», — заявил он, сравнив подобный шаг с «тыканьем медведя ручкой в глаз».

Однако руководство НАТО надежд не теряет и уже высказало готовность предоставить двум нордическим государствам определенные гарантии безопасности на период рассмотрения заявок: предполагается, что такой шаг защитит их от возможных ответных мер Москвы.

Двумя противниками больше

Присоединение Финляндии и Швеции к НАТО создает военные риски для России. Российско-финская граница проходит всего в 200 километрах от Санкт-Петербурга. Швеция не граничит с Россией, однако ее вступление в НАТО позволит альянсу нарастить свое присутствие и активность в Балтийском море — на балтийском побережье не останется стран, не входящих в НАТО, за исключением России. Членство Финляндии и Швеции также облегчит НАТО слежку за передвижениями военной техники и военнослужащих в западной части России.

Швеции принадлежит остров Готланд — крупнейший в Балтийском море. Удачное расположение острова в самом центре Балтики дает Швеции — а с ее вхождением в НАТО и всему альянсу — весомое военное преимущество: как с точки зрения обороны и контроля над воздушным пространством и проходом кораблей в Балтийском море, так и с точки зрения размещения дополнительных войск и вооружений для демонстрации военной мощи. На фоне возросшей напряженности на европейском континенте Швеция в начале года укрепила оборону Готланда и перебросила туда дополнительную технику и военных.

Более того, обе страны обладают хорошо обученными и оснащенными армиями. В Финляндии сохраняется воинская обязанность, поэтому страна способна в случае конфликта мобилизовать 280 тысяч солдат. Да и резервисты, если понадобится, могут пополнить ряды финских вооруженных сил.

870 000

человек находятся у Финляндии в резерве

В декабре 2021 года Финляндия объявила о закупке 64 истребителей F-35A на замену устаревшим F-18 — этот шаг сделает ВВС страны сильнейшими в Европе.

Швеция, как и ряд других европейских государств, за предшествующие десятилетия существенно сократила численность своих вооруженных сил (в настоящий момент они насчитывают 23 600 человек). Однако в последнее время страна также начала наращивать свои силы.

С началом боевых действий на Украине и Финляндия, и Швеция объявили об увеличении военных расходов и дополнительных закупках вооружений. Оборонные бюджеты обеих стран превысят 2 процента от ВВП — целевой показатель НАТО, который, к слову, пока не все страны-участницы альянса достигли.

При этом интегрировать финские и шведские вооруженные силы в систему НАТО не составит труда. По словам бывшего премьер-министра Финляндии Александра Стубба, североевропейская страна всегда рассматривала вступление в НАТО в качестве запасного плана, который позволил бы удержать Россию от агрессии в свой адрес. Политик рассказал, что с этой целью Финляндия, даже не являясь членом НАТО, поддерживала свои вооруженные силы на уровне, который бы отвечал стандартам альянса.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова предупредила Хельсинки и Стокгольм о последствиях как для европейской безопасности в целом, так и для двусторонних отношений. Военное измерение подобных последствий конкретизировал зампредседателя Совбеза России Дмитрий Медведев: «У России станет больше официально зарегистрированных противников». По его словам, вступление Финляндии и Швеции в НАТО потребует укрепления российских границ с альянсом, которые станут в два раза более протяженными.

Если Швеция и Финляндия войдут в НАТО, протяженность сухопутных границ альянса с РФ вырастет более чем вдвое. Естественно, эти границы нужно укреплять: усилить группировку сухопутных сил и ПВО, развернуть существенные военно-морские силы в акватории Финского залива. В таком случае ни о каком безъядерном статусе Балтики речь идти уже не сможет — баланс должен быть восстановлен

Дмитрий Медведевзаместитель председателя Совета безопасности России

Андрей Кортунов в беседе с «Лентой.ру» отметил, что в случае вступления Финляндии и Швеции в НАТО возрастет количество возможных целей для российских баллистических и крылатых ракет, а значит, потребуется развернуть соответствующие системы в регионе. «Тактическое ядерное оружие и оружие средней дальности может быть размещено в Калининградской области», — сказал он.

При этом аналитик счел маловероятным появление американского ядерного оружия в Финляндии и Швеции. Само членство в НАТО не предполагает его автоматического развертывания на территории новых стран-участниц, для этого потребуются отдельные консультации и соглашения. Вряд ли Финляндия и Швеция тут же на это согласятся, поскольку понимают, что подобное решение — дополнительный фактор риска.

Журавель, в свою очередь, предположил, что от новых членов альянса потребуют взять на себя четкие обязательства по укреплению присутствия и влияния альянса в Балтике — на территории Швеции и Финляндии будет размещена часть сил НАТО.

При этом, по его словам, основную угрозу для России представляют не эти две страны как потенциальные члены НАТО, а Норвегия — одна из стран-основательниц Североатлантического альянса и ее северный форпост. Именно на территории Норвегии в середине марта — начале апреля проходили крупнейшие за 30 лет учения альянса в Арктике. В последнее время в норвежский Тромсе регулярно заходят американские атомные подлодки, а авиабазу Аннейа было решено преобразовать в постоянную базу для приема войск НАТО.

Новые реалии

Последние события отразятся не только на обстановке в Балтике, но и в Арктике, которую до этого было принято считать территорией диалога. С 2021 года Россия председательствует в Арктическом совете, куда помимо нее, Финляндии и Швеции входит еще пять государств. Организация занималась вопросами экологии, устойчивого развития и защиты коренных народов Арктики.

Однако с началом боевых действий на Украине семь стран-участниц Арктического совета отказались от участия во всех мероприятиях на территории России и вообще приостановили свою деятельность в организации. В российском МИД предупредили, что этот шаг приведет к росту рисков и вызовов безопасности.

Все это ставит под вопрос судьбу арктического сотрудничества, которое до этого сохранялось вопреки любым политическим потрясениям, отмечает Журавель. «Это очень серьезный момент. За 25 лет существования организации таких прецедентов не было, и политика особо не влияла на вопросы деятельности Арктического совета», — пояснил он. Однако, несмотря на сложившиеся обстоятельства, по словам специалиста, России необходимо готовиться к передаче председательства Норвегии в мае 2023 года и взаимодействовать с ней, чтобы не допустить дальнейшего усугубления обстановки.

Другое важное следствие членства Финляндии в НАТО — утрата Хельсинки статуса нейтральной переговорной площадки. Наряду с Веной и Женевой финская столица принимала сложнейшие саммиты и переговоры в крайне непростых исторических обстоятельствах. Именно в Хельсинки начались переговоры между СССР и США о сокращении наступательных вооружений, к которым их подтолкнул Карибский кризис. А в 1975 году там страны Европы, США и Канада подписали Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, закрепивший послевоенные границы и укрепивший безопасность на континенте. Хельсинки как переговорная площадка не утратил своей актуальности и в последние годы — в 2018-м в финской столице, например, прошли переговоры президента России Владимира Путина и американского лидера Дональда Трампа.

Если Финляндия вступит в НАТО, то мгновенно приобретет в глазах России статус противника, а значит о нейтралитете Хельсинки можно забыть. Одной площадкой для потенциальных переговоров о новом миропорядке после украинских событий станет меньше

Журналисты западных СМИ, рассуждая о вступлении Швеции и Финляндии в Североатлантический альянс, называют спецоперацию на Украине «подарком Путина НАТО». Брюссель действительно от нынешней ситуации выигрывает: ряды альянса пополнят страны, которые при иных обстоятельствах едва ли столь поспешно устремились бы в НАТО — ведь за предшествующие 73 года, на которые пришлось немало геополитических потрясений, этого не произошло.

Главным лейтмотивом российской риторики в последнее время было именно недопущение дальнейшего расширения НАТО: хотя в первую очередь подразумевалось его разрастание на восток: на Украину, в Молдавию и Грузию. Возникновение дополнительного фланга, пусть и севернее, — явление для России весьма болезненное. В конце 2021 года российское руководство очень беспокоило сокращение времени подлета ракет НАТО до Москвы в случае вхождения в альянс Украины. Если Киев согласится на нейтральный статус, но Хельсинки его утратит — натовские ракеты точно так же могут оказаться вблизи российских рубежей.

В том числе по этой причине диалог с НАТО — вероятно, уже в обновленном составе — рано или поздно понадобится возобновлять. По мнению Андрея Кортунова, на возврат к прежнему положению дел рассчитывать, по всей видимости, не приходится: может быть, не будет больше Совета Россия — НАТО, главной площадки для взаимодействия между Москвой и альянсом; не исключено, что стороны так и не вернутся к Основополагающему акту, заложившему фундамент их отношений. «Но какой-то диалог, какие-то контакты, в том числе между военными России и НАТО должны будут возобновиться, — считает аналитик. — Вопрос в том, когда и в каком формате. Многое зависит от того, когда и чем закончится военная спецоперация России на территории Украины».

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа