Олаф Шольц

Холодные войны. Германия и Россия годами поддерживали друга друга. Как события на Украине меняют их отношения?

Мир

За месяц, прошедший с начала спецоперации на Украине, западный мир пережил серьезную трансформацию. С критикой действий России выступили даже представители правых партий, вроде лидера итальянской «Лиги» Маттео Сальвини, открыто симпатизировавший президенту России Владимиру Путину. Но самые серьезные перемены коснулись настроений в Германии, буквально в один день отказавшейся от миролюбивой внешней политики. Теперь ФРГ готова отправлять Украине самое разное вооружение и увеличить расходы на военные нужды. После десятилетий дружбы и плодотворного сотрудничества немецкие власти заявляют о намерении изолировать и наказать Россию. Каковы шансы на восстановление отношений Москвы и Берлина и как новая политика Германии повлияет на ее положение в НАТО и сотрудничество с США — разбиралась «Лента.ру».

Смена эпох

Начало спецоперации России на Украине стало поворотным моментом для властей Германии, традиционно настаивавших на нейтралитете в отношениях с Россией. Еще до 24 февраля, вопреки призывам «коллективного Запада» исключить Россию из переговоров по евробезопасности, ФРГ настаивала на обратном. Москву посещали и канцлер страны Олаф Шольц, и министр иностранных дел Анналена Бербок. В отличие от коллег из США и представителей НАТО, в Германии были готовы обещать невключение Украины в состав альянса и ревизию Минских соглашений.

Но теперь немецкие политики признают, что больше не питают иллюзий по поводу евробезопасности и будут более реалистично проводить внешнюю политику

Заявил об этом и сам Шольц, выступая перед бундестагом: он пообещал, что сделает все, лишь бы боевые действия не распространились на страны Европы, объявил об увеличении объемов помощи Украине и восточноевропейским партнерам Германии и пригрозил России жесткими санкциями.

Смена эпох затрагивает не только нашу страну, она затрагивает всю Европу

Олаф Шольцканцлер Германии

На этой ноте политик объявил еще об одной задаче правительства в условиях новой реальности: изменить подход к внешней политике и перестать идти на «разговоры ради разговоров». Иными словами, Германия разделила нежелание «коллективного Запада» говорить с Россией. Более того, немецкие власти всерьез задумываются о полном прекращении поставок газа из России и уже активировали чрезвычайный план на этот случай.

Кроме того, немецкие власти выделили 100 миллиардов евро на инвестиции в Вооруженные силы Германии, решили закупить 35 американских истребителей, пообещали поставить около полутора тысяч единиц вооружения на Украину и ввели четыре пакета антироссийских санкций.

Антироссийские санкции Европейского союза

Ограничения ЕС коснулись более 350 российских физических и юридических лиц. Санкции ввели как против нефтегигантов — «Роснефти», «Транснефти» и «Газпромнефти», так и против крупнейших российских банков — ВТБ, «Россия» и «Открытие», Новикомбанка, Промсвязьбанка, Совкомбанка и ВЭБ.РФ.

Страны объединения запретили закупки ряда российских товаров из железа и стали и заморозили инвестиции в проекты по добыче и разведке всех видов ископаемого топлива. Кроме того, из-за событий на Украине международные платежные системы Visa и Mastercard объявили о приостановке работы в России. Также была запрещена продажа, поставка, передача или экспорт банкнот евро в Россию.

Всего за несколько дней Германия не только ввела жесткие санкции, но и свернула крупнейший энергетический проект — запуск газопровода «Северный поток-2», а также кардинально изменила политику в области обороны. Но действительно ли это указывает на принципиальные изменения во внешней и внутренней политике или Германия просто старается не потерять лицо?

Поворот на 180 градусов

«Всего несколько недель назад я говорила, что изменение политики поставок оружия другим странам будет изменением внешней политики на 180 градусов, и что его следует принимать в нужный момент. Теперь, как ни печально, самое время это сделать», — заявила министр иностранных дел Германии Анналена Бербок, объясняя, почему страна решила оказать помощь Украине, отказавшись от принципа не отправлять оружие в кризисные регионы.

500

ракет Stringer и тысячу единиц противотанкового оружия Германия отправит Украине

По словам Шольца, такая реакция немецких властей — «единственно возможный ответ на агрессию России», и Германия готова на это пойти. По мнению опрошенных CNN аналитиков, последние решения свидетельствуют о кардинальной трансформации политики Германии.

Считается, что главная перемена — в подходе к евробезопасности. Отныне власти понимают, что для защиты нужно использовать жесткую силу.

Очевидно, что мы должны инвестировать гораздо больше в безопасность нашей страны, чтобы защитить нашу свободу и демократию

Олаф Шольцканцлер Германии

Слова Бербок о кардинальных переменах в германской политике и решимость Шольца, с которой он санкционировал поставки оружия на Украину, навели некоторых экспертов на мысль, что в политике Германии в области вооружения стоит ожидать глубочайших перемен. Однако с таким прогнозом не согласен эксперт клуба «Валдай», научный сотрудник Центра европейских исследований ИМИ МГИМО Артем Соколов.

«Намерение поставлять Украине немецкое оружие имеет очень четкие границы: не так давно министр обороны Германии Кристина Ламбрехт заявила, что резервы поставок уже исчерпаны. Это говорит о том, что решение о военной помощи было принято эмоционально, оно не является новой системной политикой. Оно вполне может остаться эпизодическим и не получить какого-то глубокого развития в дальнейшем», — предположил эксперт в разговоре с «Лентой.ру».

Соколов также напомнил, что традиционно даже под воздействием значительных вызовов политика Германии меняется очень медленно. К тому же отказаться от принципов, заложенных в основу немецкого мироощущения, довольно непросто.

Окруженная друзьями

Традиционно Германия отказывалась от жесткой силы, помня о своей исторической вине. Залогом евробезопасности в представлении властей были доверительные переговоры. «С окончания Второй мировой войны Германия всегда хотела, чтобы ее окружали друзья, а не враги», — заявил бывший советник канцлера Германии по внешнеполитическим вопросам Михаэль Штайнер в 1999 году. Именно эта формула долгое время составляла основу немецкой внешней политики.

Как указал в разговоре с «Лентой.ру» политолог и председатель Общества Бисмарка в Москве Михаил Голованов, такой подход связан с тем, что после падения Берлинской стены и объединения Германии в 1990 году немцам казалось, что эра конфронтации в Европе закончилась и наступил «конец истории».

Переваривая восточные территории, Германия чувствовала себя в безопасности под зонтиком НАТО

Михаил Головановполитолог, председатель Общества Бисмарка в Москве

Кроме того, распад СССР и объединение Германии стали вызовом, позволившим немецким политикам действовать в общеевропейском масштабе, рассказал «Ленте.ру» ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин.

Германия заявила о себе и во время войны в Югославии, где бундесвер впервые использовал свои силы, а позднее, после развала СССР, стал «спонсором демократизации» стран бывшего Восточного блока. «Германия также выступала как спонсор перехода к рыночной экономике, в 1990-е годы она интенсивно налаживала экономическое партнерство с бывшими советскими республиками и с Россией, туда привлекались инвестиции, было продуктивное сотрудничество во внешней политике», — поясняет Камкин.

Германию называли адвокатом России

Александр Камкинведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН

После окончания холодной войны власти страны рассчитывали навсегда отказаться от геополитических игр. Не только Штайнер, но и другие немецкие политики того времени искренне верили, что будущее за сотрудничеством, усилением гражданского общества и урегулированием старых конфликтов, отмечает публицист Томас Баггер.

Впрочем, Голованов указывает, что еще до начала спецоперации Германии не стоило рассчитывать на безоговорочную поддержку других евроатлантических стран. Эксперт напомнил, что «друзья» Германии — это разбившие ее во время Второй мировой войны страны, и они не забыли, с чего начинались разрушительные войны XX века. «Так что они делали и сделают все, чтобы предотвратить неконтролируемое усиление Германии, ее полноценную суверенизацию», — отметил Голованов.

Реальная военно-политическая субъектность Берлина не нужна ни Вашингтону, ни Парижу

Михаил Головановполитолог, председатель Общества Бисмарка в Москве

Еще в 2014 году Германия испытала болезненный удар о реальность. Тогда агрессивная реакция «коллективного Запада» на воссоединение Крыма с Россией не допускала, чтобы Германия продолжила выступать в качестве российского адвоката. Как считает Камкин, тогда ФРГ была вынуждена идти на поводу у США и Европейского союза (ЕС), критикуя действия России и вводя жесткие антироссийские санкции. Впрочем, Томас Баггер полагает, что Германия не прогибалась под США или другие страны ЕС — напротив, события вокруг Украины вызвали в стране искреннее удивление.

Хотя после событий 2014-го немецкий бизнес все равно активно сопротивлялся антироссийской позиции властей, решившихся на охлаждение отношений с Россией, именно 24 февраля 2022 года внесло коррективы в устройство немецкой политики. Камкин признал, что до начала спецоперации на Украине Германия пыталась сохранять связующую нить между Россией и другими европейскими странами, лавируя между кризисными ситуациями и скандалами.

Но теперь немцам едва ли удастся сохранить связь между Россией и ЕС, даже если появится такое желание

С ним согласен Артем Соколов. В беседе с «Лентой.ру» эксперт признал, что российско-немецкие отношения оказались в глубочайшем кризисе, однако даже сейчас остается надежда на сохранение диалога. «Германия воздерживается от шагов по окончательному разрыву отношений: например, еще работает формат городских партнерств, значительное количество немецких компаний еще присутствует на российском рынке, а ряд немецких политиков осуждают проявления русофобии в ЕС и других странах Запада», — пояснил он.

Несмотря на жесткую антироссийскую риторику ряда высокопоставленных политиков и введение жесточайших санкций против России, Германия старается сохранить каналы связи с российскими представителями. По данным газеты New York Times, именно Германия была одной из стран, отказавшихся вводить ограничительные меры против президента Владимира Путина и министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Так или иначе, сдерживание, сопровождающееся попытками сохранить хоть какие-то связи, — давно наметившийся тренд.

«Не отпускать американцев»

Еще один тренд, который усилился после начала спецоперации, — ориентация Германии на политику США в рамках НАТО. Недавний кризис американо-немецких отношений еще нескоро даст о себе знать: речь о заметном охлаждении при президентстве Дональда Трампа, упрекавшего Германию в вечных просрочках платежей в казну НАТО и решившего вывести войска с ее территории. Но сейчас у Белого дома появился повод усилить сотрудничество с Германией — сдерживание России.

По мнению Александра Камкина, Германия, вероятно, так и останется «вассалом США». С ним согласен и Михаил Голованов.

Конфликт на Украине вновь сплотил Германию и США перед лицом российской угрозы. На этом фоне пока поблекли все противоречия, антиамериканские выпады времен Трампа забыты, можно говорить о полном восстановлении позиций атлантического лобби

Михаил Головановполитолог, председатель Общества Бисмарка в Москве

В пользу таких доводов говорит и решение правительства ФРГ закупить у американцев новые истребители пятого поколения F-35, и решение вопроса с вводом в эксплуатацию российского газопровода «Северный поток-2», строительство которого давно вызывало раздражение в Белом доме.

Шольц уже пообещал «защищать каждый квадратный метр территории НАТО», и эти слова перекликаются с заявлением президента США Джо Байдена, призвавшего отстаивать безопасность альянса даже ценой третьей мировой войны. Кажется, теперь Белый дом наконец обрел в лице Германии полноценного европейского союзника.

НАТО возвращается к формуле, описанной еще первым генеральным секретарем альянса Гастингсом Исмеем: «Не подпускать русских, не отпускать американцев и придерживать немцев»

Впрочем, не стоит делать поспешных выводов, пока страны не выступили с громкими двусторонними инициативами. Вероятность усиления сотрудничества в военной сфере действительно высока, тем более что администрация Байдена еще в начале февраля приостановила вывод войск из Германии. Тем не менее Шольц с Байденом встречаются и созваниваются не так часто, как того может требовать текущая обстановка, считает Артем Соколов.

***

«Многие помнят, что рассказывали о войне отцы и деды, но молодым людям сама мысль о войне в Европе кажется нереальной», — заявил Шольц, комментируя происходящее на Украине. Кризис пришелся на первые сто дней работы его правительства, которые могут оказаться последними днями классической немецкой политики нейтралитета. Вопрос «чего ждать дальше» не сходит с уст европейских политиков и обычных граждан уже больше месяца, но ответить на него едва ли возможно: слишком многое остается неопределенным.

По мнению опрошенных «Лентой.ру» экспертов, говорить о внутри- и внешнеполитическом повороте Германии на 180 градусов пока рано, и ясность в это аспект внесут только итоги спецоперации России на Украине. «Мы в новом цикле холодной войны. Утешение в том, что фазу падения с неизбежностью сменит новый подъем. Чем успешнее для России будут позиции по условиям мирного договора с Украиной, тем больше шансов на полноценное восстановление отношений. Но до этого еще надо дожить», — заключил Голованов.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа