Вводная картинка

«Он стрелял прицельно, не спеша» Как уголовник из ненависти к советской власти расстрелял людей на демонстрации 1 Mая

Силовые структуры

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о массовых убийствах, совершенных в Советском Союзе. Принято считать, что такие преступления — это проблема современного общества. Однако подобные трагедии случались и прежде, в том числе в СССР. В прошлый раз речь шла о том, как в 1950 году военрук Владимир Татарников устроил теракт в молдавской школе из-за неразделенной любви. В этой статье «Лента.ру» рассказывает о том, как дважды судимый Николай Романов в 1954 году открыл стрельбу во время первомайской демонстрации в Архангельске. Так он решил отомстить партийным функционерам за свою неудавшуюся жизнь.

«Из последних рядов колонны лесников и служащих промбанка вышел человек среднего роста в сером кепи. На нем было черное демисезонное пальто, такого же цвета брюки и ботинки. Замедлив шаг, он поднял руку с пистолетом и не спеша, прицельно дважды выстрелил в стоявших на трибуне людей». Из статьи в газете «Правда Севера», 1990 год.

***

Николай Романов родился в Архангельске в 1928 году и жил в доме на Новгородском проспекте с родителями и братом Василием. Отец Николая работал шкипером, мать была домохозяйкой и занималась воспитанием детей — зарплаты главы семьи хватало для безбедного существования.

С детства Романов отличался неугомонным характером и часто попадал в передряги, заставлявшие его родителей изрядно волноваться. Однако в школе мальчик учился прилежно и, окончив ее, отправился осваивать профессию механика в местный техникум.

Но специальность Николай так и не получил: в 1945 году он отправился за решетку на пять лет по обвинению в групповом изнасиловании. Наказание Романов отбывал на острове Ягры в Белом море, где в суровых северных условиях работал на строительстве заводов и жилья для местных жителей.

Тяжелый быт сказался на его здоровье: пару лет спустя Романов подхватил туберкулез, из-за которого его освободили по УДО.

Правда, долго на свободе Николай не задержался: не желая оставаться на родине, отправился путешествовать по городам СССР и в 1952 году ввязался в пьяную драку в кубанском городе Ейске

Романова обвинили в хулиганстве и посадили на четыре года. Но Николаю повезло: после смерти Сталина в 1953 году глава МВД СССР Лаврентий Берия объявил амнистию. Вернувшись в Архангельск, рецидивист решил взяться за ум и начал искать работу.

Но из-за судимостей и отсутствия образования Романова не брали туда, куда он хотел, а работать мотористом или слесарем он не желал. Кроме того, из-за туберкулеза состояние его здоровья постепенно ухудшалось. Сменив несколько мест работы, Романов осел дома и вскоре впал в депрессию.

Мститель-неудачник

Одним из немногих развлечений Романова, кроме чтения книг и газет, было радио, но постоянное прослушивание передач о процветании СССР, передовиках производства и всевозможных успехах привело к тому, что Николай постепенно проникся ненавистью к советскому руководству и жителям страны.

Он обвинял власти во всех своих неудачах и, убедив себя, что скоро умрет от туберкулеза, задумал напоследок отомстить Советскому Союзу

Весной 1954 года у 26-летнего Романова созрел план: уголовник решил устроить расстрел на первомайской демонстрации, которая должна была пройти на площади Профсоюзов в Архангельске.

Главной мишенью рецидивист избрал военных и партийных лидеров региона. При этом Романов полагал, что живым не уйдет и погибнет в перестрелке с милиционерами. Продумав план преступления, Николай стал готовиться: в апреле он начал посещать репетиции первомайской демонстрации, про себя отмечая все ее детали.

Оружие злоумышленник достал благодаря брату: в феврале 1952 года, пока он второй раз сидел в тюрьме, Василий Романов вместе с приятелем ехал в трамвае на танцы и увидел в окно спящего в сугробе военного. Это оказался лейтенант Бобрецов — командующий разведвзводом одного из танковых полков, базировавшихся в ГДР.

Последний день своего отпуска в Архангельске Бобрецов отметил с таким размахом, что не смог добраться до железнодорожного вокзала, где должен был успеть на поезд до Москвы

В состоянии сильного алкогольного опьянения лейтенант упал и отключился рядом с трамвайными путями у здания Архангельского лесотехнического института (АЛТИ).

Этим и воспользовался Василий Романов с приятелем: выскочив из трамвая, они вытащили у Бобрецова из карманов деньги, пистолет ТТ и документы, которые выбросили на соседней улице. Оружие Василий спрятал дома на чердаке, а потом рассказал об этом вернувшемуся из колонии Николаю.

К слову, из-за халатности ответственных лиц украденный ТТ до списания продолжал числиться за Бобрецовым. Позже за утерю пистолета лейтенант отделался двадцатью днями на гауптвахте и строгим выговором. Между тем Николай Романов, достав ТТ из тайника накануне Первомая, убедился, что оружие исправно, и нацарапал на рукоятке фразу «За свободу русскому народу».

Для того чтобы пистолет не нашли в случае досмотра, Романов отпорол правый карман своего пальто и разрезал подкладку, а ТТ засунул в карман пиджака — через разрез в пальто оружие можно было достать за считаные секунды.

Выстрелы на трибуне

Первого мая Романов слился с колонной демонстрантов, которая в девять утра начала свое шествие от Приморской улицы. Подозрений у дежурных милиционеров Николай не вызвал и спокойно дошел до трибуны на площади Профсоюзов, где уже собрались большие архангельские чиновники, руководители предприятий и военные.

Первые лица региона по традиции приветствовали трудящихся и даже не подозревали, что им грозит смертельная опасность

На подходах к трибуне Романов замедлил шаг и тут же получил замечание от шедшей позади женщины, которая попросила его ускориться. Тогда Николай сместился к правому краю колонны и вышел из общего строя.

Внимание милиционеров он не привлек: в каждой колонне шли представители руководства разных предприятий, которые иногда выходили из строя и поднимались на трибуну. На руку Романову сыграло и то, что трибуну в то время не оцепляли, а милиционеры и чекисты, отвечавшие за порядок на демонстрации, были без оружия.

Оказавшись у трибуны, Романов выхватил свой ТТ и открыл огонь

Первая пуля попала в зампредседателя Архангельского горисполкома Спиридона Харитонова, который произносил торжественную речь у микрофона. Для 48-летнего чиновника ранение оказалось смертельным. Следом Романов выстрелил в первого секретаря Архангельского горкома КПСС Дмитрия Томилова.

Пуля попала в него, но не задела жизненно важные органы, и Томилов выжил. На трибуне тем временем началась паника: после крика одного из военных «ложись!» люди начали падать на пол.

А Романов, стремясь забрать как можно больше жизней, ринулся ко входу на восточную часть трибуны

Но тут путь ему преградил капитан первого ранга Василий Судейко, который попытался задержать стрелка. Со словами «на тебе!» Николай выстрелил в него, тот успел уклониться от пули, но потерял равновесие и упал. Это не остановило террориста, и он еще раз выстрелил в лежащего капитана.

«Чтобы отомстить советской власти»

Василий Судейко выжил чудом: Романов выстрелил ему в живот, но пуля застряла в спичечном коробке, лежавшем в кармане шинели капитана. Стрелять в него дальше террорист не стал: вместо этого он вбежал на трибуну и открыл огонь по находившимся там людям.

Он ранил заведующего сельхозотделом обкома КПСС Михаила Огаркова и помощника командующего войсками округа генерал-лейтенанта Александра Соловьева.

Еще одна пуля попала в полу пиджака первого секретаря обкома ВЛКСМ Бориса Нечаева, но самого его не задела

Остановить разъяренного стрелка удалось офицеру-пограничнику Сергею Бобкову, который во время нападения вместе с женой и детьми шел в колонне демонстрантов. Услышав выстрелы, Бобков кинулся к трибуне и вбежал туда, когда Романов собирался произвести очередной выстрел.

Пограничник бросился на террориста и попытался его скрутить. На помощь Бобкову пришел член военного совета Беломорской военной флотилии, генерал-майор Григорий Рыбаков: он перехватил руку Романова с пистолетом и за секунду до выстрела успел направить ее вниз.

Отобрать ТТ у террориста удалось лишь после того, как последняя в магазине пуля, продырявив шинель Рыбакова, ушла в пол

После этого военные сразу же передали пистолет одному из находившихся на трибуне чекистов. Затем Бобков и Рыбаков стащили стрелка с трибуны на площадь, где его сразу же окружили разгневанные демонстранты и стали пинать ногами.

От самосуда Романова спасли трое милиционеров: они подхватили его под руки и доставили в здание Арктического пароходства. Преступник находился в состоянии эйфории и своим поступком явно бравировал.

Что? Наделал вам Колька делов? Забегали, сволочи! Скоро кончится ваша музыка, и праздник кончится!

террорист Николай Романов

Дождавшись, когда стрелок немного успокоится, милиционеры приступили к допросу. На вопрос, зачем он устроил стрельбу, Романов отвечал: «Чтобы отомстить советской власти».

«Колонны радостно кричали "Ура!"»

Тем временем с трибуны унесли тело погибшего зампредседателя Архангельского горисполкома Харитонова, а прибывшие на место скорые повезли пострадавших в госпиталь.

Отчетливо помню тот день и «ЗИМы», мчавшиеся на предельной скорости по Павлиновке с включенными звуковыми сигналами, поднимавшие за собой клубы пыли. Машины свернули в ворота больницы имени Семашко

из воспоминаний жителя Архангельска Владимира Почкалова

Спасти генерал-лейтенанта Соловьева медики не смогли: он скончался от ранений по пути в больницу. Томилов и Огарков, которых ранил Николай Романов, вскоре пошли на поправку. Между тем, несмотря на кровавый расстрел, празднование Первомая в Архангельске власти решили продолжить.

Принародный расстрел власти не стал поводом для прекращения демонстрации. Колонна с ничего не понявшими свидетелями прошла. Последующие колонны, ничего не зная о событии, радостно кричали «Ура!», и с трибуны им так же радостно отвечали

историк Константин Тараканов

Следствие по делу террориста шло несколько месяцев. За это время находящийся в СИЗО Николай Романов успел написать трактат «К трудящимся всего мира», где рассказал о мотивах своего преступления и безуспешно пытался добиться его публикации.

Я прошу опубликовать мой труд, чтобы дать возможность сказать трудовому народу, что совершил подлое преступление

террорист Николай Романов

В декабре 1954 года военный трибунал Беломорского военного округа приговорил террориста к высшей мере: в начале марта 1955 года Романова расстреляли. После его нападения на всех массовых демонстрациях в СССР вокруг правительственных трибун в обязательном порядке стали выставлять двойное оцепление.

Но большинство советских граждан даже не догадывалось о причинах подобного усиления мер безопасности: вся информация об «архангельском инциденте» была засекречена. Лишь 4 мая 1954 года в местной газете написали о смерти Спиридона Харитонова с формулировкой «трагически погиб».

И хотя людская молва быстро разнесла по городу все подробности теракта, дальше Архангельска информация не пошла. Первые упоминания об обстоятельствах этой трагедии появились в СМИ лишь в 1990 году.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа