Вводная картинка

Большой кусь. В прокат вышел «Веном 2». Что сделало его лучше супергеройских фильмов Marvel?

Культура

В прокат выходит «Веном 2» (Venom: Let There Be Carnage) — продолжение приключений журналиста Эдди Брока и живущего в его теле прожорливого инопланетянина. «Лента.ру» рассказывает, почему спродюсированный Томом Харди фильм сильно выигрывает в сравнении с прочей насупленной продукцией киновселенной Marvel.

Проживающий в Сан-Франциско журналист Эдди Брок (Том Харди) переживает новый виток карьеры. Связан он с тем, что Эдди свыкся, наконец, с присутствием в своем теле инопланетянина-симбиота Венома. У него противный голос и взбалмошный нрав, которые компенсируются нечеловеческой силой и невероятной внимательностью. В прошлой серии Эдди и Веном более или менее подружились и заключили ряд договоренностей: теперь чудище питается не человечьими мозгами, а курами и шоколадом. Эдди взамен имеет репутацию успешного журналиста-расследователя. Именно благодаря этой репутации его приглашает к себе в гости в тюрьму убийца-психопат Клетус Кэссиди (Вуди Харельсон с отчаянно рыжей шевелюрой). Маньяк обещает эксклюзив, но перед этим просит опубликовать в газете послание возлюбленной, с которой его разлучили в детстве. Причина разлуки в том, что у девушки по имени Фрэнсис Баррисон (Наоми Харрис) имеется сверхспособность — дикий, уничтожающий все на своем пути вопль, как в советском мультфильме про Перепелиху. Записав шифрованный стишок Кэссиди, Брок обнаруживает на стенах его камеры рисунки, по которым при помощи Венома находит места захоронения жертв Клетуса. Перед смертной казнью Брок и Кэссиди встречаются вновь, Клетус кусает Эдди и приобретает таким образом собственного симбиота — только красного и по имени Карнаж. Казнь по понятным причинам сорвана, а Эдди и Веному предстоит очередная схватка с плодами собственной неосторожности.

Три года назад на экраны вышел «Веном», на который возлагали надежды как на первый по-настоящему антигеройский комикс. Поводом для ожиданий был тот факт, что в центре сюжета оказался заслуженный враг Человека-паука (фигурировавший в последнем фильме трилогии Сэма Рэйми).

На деле фильм, поставленный Рубеном Фляйшером, оказался блюдом совершенно другого рода, в связи с чем собрал ворох гневных отповедей от критиков. Зрителям опасность обвинений в плохом вкусе не помешала полюбить спродюсированный Томом Харди фильм всей душой. Эта любовь и проложила дорогу сиквелу. Формально главной интригой картины является долгожданная встреча Венома с Человеком-пауком — и она обязательно случится, но только в сцене после титров. На деле же Харди при помощи приглашенного в режиссерское кресло Энди Серкиса продолжает гнуть свою линию, несколько отличную от прочей марвеловской продукции. За прошедшие три года место первого полноценного комиксового антигероя на экране занял Джокер в исполнении Хоакина Феникса.

«Веном» же предстает франшизой, которая может позволить себе такую роскошь, как чистое веселье

Здесь нет навязчивых попыток зарифмовать происходящее на экране с политической или социальной повесткой — и этот факт обязательно вновь разозлит критиков. С другой стороны, здесь есть пронесенный Харди контрабандой совершенно другой, британский взгляд на то, каким вообще может быть современный кинокомикс. Бал здесь правят старые добрые постмодернистские фокусы. Веном и Эдди Брок в финале будут впрямую зарифмованы с Дон Кихотом и Санчо Пансой, но на деле они, конечно, Шерлок и Ватсон. Добродушный увалень с комплекцией рестлера и вертлявый демон, что вечно хочет жрать, но вечно совершает благо.

В принципе, если бы в «Веноме 2» было еще больше диалогов героя Харди с вылезающей откуда-то из спины зубастой головой, фильм только выиграл бы. И кажется, что Энди Серкис был выбран режиссером именно ради того, чтобы эти диалоги смотрелись максимально органично — кто справился бы с ними лучше, чем лучший на свете Горлум?

Отдельным блюдом здесь выступает, конечно, Вуди Харрельсон, который никак не мог упустить возможности тайком вернуться к роли Микки Нокса из «Прирожденных убийц». Эта расширенная аллюзия в фильме настолько очевидна, что могла бы разрушить его ткань, если бы не была вплетена в весь остальной балаган максимально естественно.

Внешне «Веном 2» похож на бесшабашные комиксы из конца прошлого тысячелетия — вроде, например, стилистически близкого «Спауна». Разница, пожалуй, заключается в старосветской иронии. Здесь хватает зрелищных эпизодов, но авторы не держат зрителя за дурака — не растягивают хронометраж и не разжевывают цитаты. С одной стороны, перед нами вполне типичный супергеройский боевик, с другой — высокобюджетный капустник, в лучшие моменты похожий на «Дживса и Вустера» на анаболиках.

Если вернуться к включению фильма во вселенную Marvel, то хочется пожелать «Веному» не превратиться в псевдовагнеровскую комикс-оперу про мужчин в трико, а напротив — сохранить ни к чему не обязывающее лукавство. Потому что в эпоху, когда герои комиксов норовят начать цитировать Ницше, хочется, чтобы некоторые из них не теряли сверхспособности подарить зрителю полтора часа веселящего трэш-шапито без единого намека на какую-нибудь мораль.