Вводная картинка

Колечко, колечко, кольцо. В прокате первый блокбастер Marvel с азиатским супергероем. Каким он получился?

Культура

В прокате «Шан-Чи и легенда десяти колец» — новый фильм киновселенной Marvel, стремительно заходящей на четвертый виток своего развития. «Лента.ру» рассказывает, каким получился этот первый в истории комиксный блокбастер с полноценным азиатским супергероем.

Венву (Тони Люн Чу Вай) живет на свете уже не первое тысячелетие. Во все эпохи он был великим воином-завоевателем, подчинявшим своей воле всякого встречного при помощи десятка волшебных металлических колец, надетых на руки от запястья до локтя. Однажды, уже в новейшее время, он прознал о скрытой от глаз волшебной деревне Тан Ло и решил, по обыкновению, ее захватить. Там Венву нашел свою любовь — с легкостью победившую его в поединке волшебницу Инг Ли (Фала Чен). Ради Венву она покинула родную деревню, а он отказался от могучего оружия. У пары родились двое детей — Шан-Чи (Симу Лю) и Сялин (Чжан Менъэр). Семья жила долго и счастливо до скоропостижной гибели Инг Ли. Тогда Венву взялся за старое, а заодно решил сделать из детей не знающих жалости солдат.

Шан-Чи такой специфической участи не захотел и сбежал, осев в итоге в Сан-Франциско и сменив имя на Шон. Внешне чуть одутловатый, он теперь работает швейцаром в дорогом отеле и дружит с бойкой Кэти (Аквафина), которая в любой непонятной ситуации поет Hotel California. Однажды Шан-Чи получает от сестры открытку с изображением дракона — символа Тан Ло — и понимает, что прошлое не отпустит его, несмотря на все усилия. Теперь ему и увязавшейся следом Кэти предстоит опасное путешествие, встреча с озверевшим Венву и, разумеется, схватка с могучим мистическим злом.

При любом упоминании нового марвеловского фильма принято говорить, что Шан-Чи — первый в этой киновселенной супергерой-азиат, проводя ненавязчивые параллели с «Черной пантерой», которая вроде как легитимизировала афрофутуризм как часть массовой культуры. В этих сравнениях есть истина, но есть и известное лукавство. Голливуд уже давным-давно работает, чутко прислушиваясь к велениям китайского рынка — одного из крупнейших в мире. Без поверки требованиями Пекина не обходится производство ни одного блокбастера, так что в данном случае речь идет об исключительном чутье продюсера киновселенной Marvel Кевина Файги. Говоря проще, «Шан-Чи» гарантированно принесет прибыль не только на привычных рынках, но и на родине героев (если, конечно, его там выпустят — настроения китайских цензоров переменчивы, а вкусы капризны, и пока у «Десяти колец» даже нет даты релиза в Поднебесной).

Такому бизнес-цинизму хочется аплодировать стоя, несмотря на то, что собственно к кинематографу он имеет мало отношения. На этом разговор о феномене «Легенды десяти колец» можно было бы закончить, если бы Файги не подстраховался, освежив пул своих ручных режиссеров Дестином Дэниелом Креттоном — уроженцем Гавайев, которого босс Marvel нашел в независимом сегменте американского кино. Расчет здесь сделан на то, что, сохранив просчитанную и не меняющуюся от фильма к фильму структуру сюжета, независимый автор будет свеж и точен в деталях. На сей раз (в отличие от, допустим, «Черной вдовы») эта авантюра более или менее сработала.

Креттон, судя по всему, понимает, что о чем бы ни врали пресс-релизы, международные китайские супергерои существуют довольно давно

Их двое — Джеки Чан и Джет Ли. Первый отвечает за комедийный экшен и постоянно что-то себе при выполнении трюков ломает, второй — за тот извод боевика, который предполагает печальные и опасные взгляды в камеру и заходы в эпос. «Шан-Чи» успешно объединяет эти жанры, причем за первый отвечает Симу Лю, на счету которого есть и комедийные роли, и опыт работы каскадером. Драмой же заведует Тони Люн — звезда фильмов Вонга Карвая в своем голливудском дебюте старается так самоотверженно, что выдает более-менее пародию на собственную роль в «Великом мастере».

В итоге комедийный (по большей части) первый акт смотрится почти с гарантированным удовольствием. Симу Лю и Аквафина довольно вдохновенно разыгрывают дуэт в духе независимых ромкомов — пара друзей на пути к чему-то большему. Когда кажется, что сейчас станет скучно, герои напиваются в караоке или попадают в передрягу вроде шквальной вербальной атаки от недовольных их карьерными путями родителей. Не обходится и без экшена. Собственно, бой с подручными Венву в оставшемся без функционирующих тормозов и несущемся по Сан-Франциско автобусе — безусловно лучшая сцена фильма, ради которого его стоит, пожалуй, посмотреть на максимально большом экране. Призрак Джеки Чана здесь уже витает вполне открыто — даже кажется, что на титрах должны показать неудачные дубли трюков.

Однако, согласно уже упомянутой драматургической просчитанности (фильм довольно явно поделен на три акта почти одинаковой длительности) дальше приходит черед драмы о самоопределении запутавшегося героя. Здесь в кадр входит скорбный Тони Люн, который мастерски гасит нараставший до этого драйв фирменной меланхолией. Ту часть картины, которая предшествует эффектной финальной битве, скрашивают разве что Бен Кингсли, вернувшийся к роли Мандарина из «Железного человека 3», и живописный бестиарий деревни Тан Ло. Зоопарк этот, состоящий из рогатых лошадей и причудливых львов, впрочем, не слишком отличается от каких-нибудь «Хроник Нарнии». Выделяется разве что диковинное создание в виде мохнатой жопы с перламутровыми крылышками, которое герой Кингсли до поры считает своим воображаемым другом.

Иными словами, «Шан-Чи» предназначен прежде всего фанатам марвеловской киновселенной, которые не хотят пропустить ни одного промежуточного этапа перед новыми выходами Тора и доктора Стрэнджа. Механистичность драматургии здесь, увы, вновь уравновешивает бодрость молодого постановщика, рвущегося в первую голливудскую лигу. Впрочем, на фоне пандемической бедности нынешнего проката эта картина выглядит неплохим способом убить какой-нибудь дождливый сентябрьский вечер.

Фильм «Шан-Чи и легенда десяти колец» (Shang-Chi and the Legend of the Ten Rings) выходит в российский прокат 2 сентября