Вводная картинка

Ловушка для фрау Марты. Как советский разведчик обольщал жен немецких политиков и получал секреты Третьего рейха

Силовые структуры

«Лента.ру» продолжает цикл статей о советских разведчиках, оказавшихся в центре самых важных событий мировой истории. В прошлой статье речь шла об Александре Короткове, которого называли королем разведчиков-нелегалов. Сегодня наш рассказ о Федоре Парпарове — признанном мастере вербовки. Обладая привлекательной внешностью и незаурядным интеллектом, он изящно обольщал жен и любовниц высокопоставленных чиновников Третьего рейха, приобретая ценных информаторов. Так, супруга замглавы германского МИД передала ему записи конфиденциальных разговоров Гитлера и секретные документы. С помощью своих агентов Парпаров добыл для советского руководства много ценной и важной информации, но вместо заслуженной награды на родине его ждали ежовские чистки и тюрьма.

Весна 1936 года, Женева. В городе стоит солнечная и теплая погода, и в целом царит оживление из-за наплыва иностранных дипломатов и чиновников. Они съехались для участия в мероприятиях Лиги Наций, которые уже несколько дней проходят в Женеве. В один из таких дней в книжный магазин в центре города вошел рослый мужчина лет 40 в элегантном сером костюме. Он остановился у стеллажа книжных новинок и стал их рассматривать, наблюдая через окно, как к магазину приближается молодая женщина в белом платье.

Посетительница в белом прошлась по магазину, полистала несколько книг и, выбрав одну из них, отправилась к кассе. Никто не заметил, как она вложила небольшой конверт в книгу, оставленную на стеллаже. Никто — кроме мужчины в сером костюме: немного подождав, он так же незаметно забрал из книги конверт и, оплатив покупку, покинул магазин. Это был знаменитый советский разведчик Федор Парпаров, а женщина в белом — фрау Марта, жена немецкого дипломата и ценный информатор. Так советская разведка получила копии шифрограмм, которые немецкая делегация после закрытых заседаний Лиги Наций отправила непосредственно Гитлеру...

***

Детство Федора Парпарова, родившегося 23 ноября 1893 года, прошло в уездном городе Велиж (Витебская губерния). Кормильцем семьи был отец, который работал приказчиком у лесопромышленников.

К 14 годам Парпаров-младший полностью освоил школьную программу и, сдав экстерном экзамены, отправился в Ригу — работать в лесозаготовительной фирме. Через некоторое время он вновь переехал: обосновался в Санкт-Петербурге и в должности конторщика в Народном банке прожил там до августа 1918 года.

Вернувшись в Велиж, 25-летний Федор начал политическую карьеру — стал членом РКП(б) и занял должность завотдела горкома партии. Успел Парпаров повоевать и в Красной армии: в 1919 году он пошел в нее добровольцем.

Всего за год он дослужился от рядового бойца до комиссара инженерных войск 5-й армии и сдружился с генералом Дмитрием Карбышевым. Но конец успешной военной карьере Парпарова положил сыпной тиф. Тяжелую болезнь Федору удалось побороть, однако по состоянию здоровья из армии его комиссовали.

Путь Парпарова лежал в столицу, где ему без труда удалось поступить на юридический факультет МГУ. Чтобы заработать на кусок хлеба, студенту приходилось совмещать учебу с работой. Сначала Федор работал в Народном комиссариате просвещения РСФСР, затем перешел на службу в трест «Моссукно». Незадолго до окончания университета Парпаров обзавелся семьей и стал отцом.

Пилот разведки

После получения диплома Парпаров был принят на работу в Наркомат внешней торговли. Благодаря тому, что Федор хорошо владел английским, французским и испанским языками, а за время учебы в МГУ в совершенстве освоил еще и немецкий, в феврале 1925 года руководство послало его в торгпредство СССР в Германии.

Оказавшись в Берлине, Парпаров познакомился с сотрудниками резидентуры внешней разведки ОГПУ и вскоре вошел в ряды советских разведчиков, получив псевдоним Пилот.

По другим данным, вербовка Парпарова состоялась еще во время его учебы в МГУ, и в Германию он отправился уже как нелегал

В задачи разведчика входил как поиск агентов в белоэмигрантских кругах, так и привлечение к сотрудничеству информаторов из военной и предпринимательской элиты Германии. Лучше всего симпатичному и эрудированному Парпарову удавалась вербовка женщин, с которыми он легко знакомился на приемах и банкетах — собраниях немецкого бомонда.

Под обаяние разведчика попали возлюбленная крупного бизнесмена, помощница военного атташе одной из стран Скандинавского полуострова и супруга сотрудника Генштаба.

Эти женщины не только снабжали фаворита секретной информацией, но и помогали склонять к сотрудничеству с советской разведкой своих знакомых

Именно так среди агентов Парпарова оказались военный инженер и два офицера немецкой армии. Всех своих информаторов Федор планировал объединить в сеть нелегальной резидентуры, но сделать это не успел — в 1929 году его связи с женами высокопоставленных немцев вызвали подозрения у контрразведки Германии. Не желая рисковать уникальным сотрудником, руководство ОГПУ приняло решение на время отозвать Парпарова в Москву.

Школа обольстителей

Выслушав подробный доклад о деятельности разведчика, начальство Парпарова одобрило план по созданию нелегальной резидентуры в Германии. Но перед тем как воплотить идею в жизнь, Федору предстояло постичь азы ухода от слежки, тонкости радиодела и шифровки.

По некоторым данным, Парпаров учился в созданной в 1931 году Генрихом Ягодой Специальной ленинской технической школе разведчиков — точнее, в ее мужском филиале под названием «Воронья слободка»

Там, помимо прочего, ученики проходили курс подготовки к организации так называемых «сексуальных ловушек»: изучали специфику интимной жизни жителей разных стран, постигали секреты владения своим телом и эмоциями, совершенствовали приемы обольщения представителей обоих полов.

Впрочем, сам факт прохождения Парпаровым подготовки в «Вороньей слободке» некоторыми биографами ставится под сомнение — бытует версия, что с благословления замначальника внешней разведки Артура Артузова Федор отбыл в Германию за год до основания школы.

На этот раз семья Парпаровых прибыла в Берлин в полном составе: Федор якобы стал идейным врагом социализма и, опасаясь репрессий, был вынужден переехать с женой Раисой и сыном Львом

Парпаров сначала получил вид на жительство как лицо без гражданства, а позже обзавелся румынским паспортом и начал работать посредником в ряде местных фирм. Через некоторое время, используя выделенные Центром деньги, Федор стал владельцем собственного предприятия по экспорту бытовых товаров.

Это была его [Парпарова] официальная «крыша». Дела пошли успешно, и он создал филиалы своей фирмы в ряде стран Западной и Восточной Европы, а также в Северной Африке, Турции, Персии и Афганистане. Это позволяло ему, прикрываясь бизнесом, свободно выезжать в интересующие Москву регионы для выполнения разведывательных заданий

Мария Максимова, внучка Федора Парпарова

К слову, коммерсант из Парпарова получился неплохой: его фирма приносила весомый доход, который Федор тратил в том числе и на своих осведомителей. Центр работой разведчика был доволен.

Закончилась программа вживания. Выполнена она блестяще. Сам он — серьезный и опытный разведчик. Имеет возможность ездить по странам. Планируем поручить ему связь с наиболее ценной агентурой. Его следует использовать для завершения вербовок лиц, предварительная работа с которыми закончена

из заключения Центра о работе Федора Парпарова

Вскоре Парпарова вывели на информаторов из германского МИД и агентов в среде верхушки Национал-социалистской рабочей партии (НСДАП).

«Создайте впечатление, что она интересует вас как женщина»

В Берлине под видом успешного коммерсанта, занимавшегося на досуге журналистикой, Федор Парпаров знакомился с женщинами, которые могли принести пользу делу разведки. В числе прочих он очаровал супругу вице-консула Коста-Рики — в 1933 году она помогла Парпарову получить гражданство этой страны.

А вскоре в сети разведчика попала Марта, жена дипломата и одного из помощников главы МИД Германии Иоахима фон Риббентропа — она откликнулась на объявление о знакомстве, которое Парпаров разместил в газете. Узнав о личности потенциального агента, Центр поспешил снабдить разведчика ценными указаниями.

Продолжайте ее разработку, но не идите на вербовку до проведения проверочных мероприятий. Не проявляйте интереса к ее мужу и его работе, к имеющимся у него документам. Создавайте у Марты впечатление, что она интересует вас прежде всего как женщина, а также как возможный помощник в вашей журналистской деятельности

инструкции Центра для Федора Парпарова

Следуя приказу руководства, Федор начал осторожно встречаться с Мартой: поначалу он и сам не доверял новой знакомой, считая, что она может оказаться подсадной уткой. Но проверка показала, что она не является сторонницей фашизма и не связана с немецкими спецслужбами.

Вскоре Парпаров понял, что имеет дело с несчастной в семейной жизни женщиной, которая из-за скупости супруга к тому же нуждается в деньгах. В какой-то момент Марта передала Федору свой очерк на основе приуроченных к сессии Лиги Наций отчетов мужа, и Центр дал добро на ее вербовку.

Но страну, на которую предстояло работать Марте, поначалу на всякий случай решили оставить в секрете: Федор признался немке, что работает на японскую разведку. Влюбленная в Парпарова женщина согласилась на сотрудничество.

Без сопротивления с ее стороны договорились о том, что Марта будет изымать документы из досье мужа или переписывать их… Ей передано 400 марок на лечение

Федор Парпаров

В постели с врагом

Марта пользовалась абсолютным доверием мужа — вместе с ним она бывала на деловых приемах, выезжала в командировки и иногда присутствовала на важных переговорах. Ее даже привлекали к выполнению ответственных и опасных поручений.

Федор Парпаров

Федор Парпаров

В преддверии конференции по вопросу о снятии наложенных Версальским договором ограничений на вооружение немецкой армии Марте поручили заинтересовать и пригласить на ужин одного из участников грядущего мероприятия. Рискуя жизнью и репутацией, она заманила мужчину в снятый по этому случаю приватный кабинет в ресторане.

Не заподозрив подвоха, тот выпил вина со снотворным и отключился. Сотрудники немецких спецслужб успели сфотографировать все находящиеся в его кейсе документы, а позже использовали снимки для шантажа. В итоге участник конференции проголосовал за снятие всех ограничений, наложенных на Германию.

Но бывали у Марты и более спокойные поручения. К примеру, муж часто привлекал ее к работе как секретаря-машинистку, чем не преминул воспользоваться Парпаров.

Улучив момент, Марта снимала необходимые Федору документы на купленную им фотокамеру. Ради этого она убедила свое окружение, что увлеклась фотографией

Так к Парпарову попали данные переписки сотрудников МИД Германии с коллегами из Англии и Франции — из нее стало ясно, что руководство этих стран не до конца осознает опасность фашистской агрессии и больше беспокоится о борьбе с коммунизмом. А в 1935-1936 годах Марта передала Федору записи разговоров Гитлера с его ближайшим окружением и послом Англии, в которых фюрер излагал свои соображения о политике в отношении Советского Союза и планах на Восточную Европу.

Тайны среди книжных страниц

Нередко Парпаров узнавал от любовницы о предстоящей командировке ее мужа и заранее выезжал в указанную страну для того, чтобы оставаться на прямой связи с Мартой. Во время одной из таких поездок выяснилось, что секретные документы немецкой делегации хранятся в сейфе гостиничного номера, где жили Марта с мужем.

По заданию Федора Марта добыла слепок ключа от сейфа, по которому разведчик сделал дубликат, и обеспечила ему доступ в гостиничный номер.

Так Парпаров получил доступ к секретным данным: например, он узнал, что в Генштабе Чехословакии работает агент Абвера

От этого агента немцам периодически поступали сведения о вооружении армии Чехословакии и готовности страны к боевым действиям. Получив данные на шпиона, Центр передал информацию чехословацким коллегам, и фашистский информатор был разоблачен.

Для передачи информации друг другу Федор и Марта прибегали к различным уловкам. Так, в 1936 году они вместе оказались в Женеве, где проходили заседания Лиги Наций.

Марта сделала копии с шифрограмм, которые немецкая делегация после одного из заседаний отправила в штаб Гитлера

Эти копии жена дипломата разместила среди страниц книги в одном из магазинов, а явившийся туда под видом покупателя Парпаров незаметно для продавцов их забрал. За свою работу в Германии разведчик был награжден орденом Красной Звезды и двумя орденами Красного Знамени.

Последняя встреча

В 1937 году муж Марты стал послом Германии в одной из стран Европы. Переехав на новое место жительства, Марта категорически отказалась сотрудничать с другими резидентами и передавала всю собранную информацию лично Федору во время кратковременных визитов в Берлин.

К тому моменту Марта уже знала, что Федор работает на советскую разведку, но восприняла эту информацию весьма равнодушно

Что до Парпарова, то он в том же 1937 году побывал в Голландии, где свел знакомство с бывшим разведчиком одной из стран Западной Европы.

Вальтер Кривицкий

Вальтер Кривицкий

Тот в свое время нелегально работал в Германии, но из-за конфликта со своей резидентурой вынужденно ушел со службы. Новый информатор поделился с Федором данными о расположении секретных аэродромов и посадочных площадок в Германии, а также сообщил о планах по строительству фашистских военных кораблей.

Но в 1938 году череда служебных успехов Парпарова прервалась: в конце февраля его личность рассекретил сбежавший во Францию советский разведчик Вальтер Кривицкий. Уже позже окажется, что это событие станет точкой в отношениях Федора и Марты.

Парпарова в срочном порядке отозвали в Советский Союз. Его возвращение в Москву вышло столь стремительным, что разведчик едва успел связаться с любовницей и объяснить ей причину своего исчезновения. В ответ преданная Марта заверила Федора, что дождется их новой встречи. Однако этот разговор стал для них последним.

В застенках НКВД

Через несколько месяцев после возвращения, в мае 1938 года, Парпарова обвинили в связях с абвером и вывернули дело так, будто не Марта стала его агентом, а якобы сам Федор был завербован женой дипломата. Припомнили Парпарову и его совместную работу с четырьмя разведчиками, которые вместе с Федором трудились в Германии, а потом были объявлены врагами народа.

Разведчика подвергли страшным пыткам, в ходе которых ему сломали обе руки. Сын Федора вспоминал, что отец до конца жизни стеснялся снимать одежду на пляже — его спина была обезображена оставшимися после издевательств шрамами.

Но за свое честное имя Парпаров боролся до конца: признательных показаний он так и не подписал

Чудом избежав расстрела, разведчик провел в тюремных застенках год, после чего в июле 1939 года его выпустили на свободу, но уволили из органов и лишили всех наград. Вскоре после освобождения Парпаров устроился юристом на московский завод по производству канцтоваров.

Правда, проработал там недолго: накануне Второй мировой войны советская разведка остро нуждалась в квалифицированных кадрах. Начальник ИНО ОГПУ Павел Фитин смог убедить наркома Лаврентия Берию в необходимости привлечения к работе некоторых разведчиков, попавших в категорию «врагов народа». Благодаря этому Парпарова восстановили на службе и присвоили ему звание майора.

Но о возвращении в Германию после предательства Кривицкого не могло быть и речи, поэтому Парпарова направили в Эстонию

Там Федор узнал, что Гитлер концентрирует военные силы на юго-востоке страны. Появились у разведчика данные и о том, что немецкие войска стянуты к границе с Югославией, которая в итоге капитулировала после «апрельской войны» весной 1941 года.

Трагедия Марты

После начала Второй мировой войны тревожные новости поступили от работавшей в Германии разведчицы Елизаветы Зарубиной — она потеряла с трудом восстановленную связь с Мартой. Жена дипломата поначалу отказывалась от всяческих контактов с прибывшей в апреле 1941 года в Берлин Зарубиной — Марта требовала, чтобы Парпаров сам приехал на встречу.

Но со временем Елизавете удалось убедить немку в том, что Парпаров командирован в страну, откуда не может выехать

Установить доверительные отношения между женщинами помогло письмо от Парпарова. К слову, оно же стало началом переписки бывших любовников. После этого Марта наконец согласилась сотрудничать с Елизаветой и стала снабжать ее данными, среди которых была и информация о сроках нападения Германии на СССР.

Тем не менее, работая с Зарубиной, Марта до последнего надеялась на возобновление отношений с Парпаровым, о чем сообщала ему в письмах.

Мужа снова хотят использовать на работе в центральном аппарате МИД, и это даст нам много больше и будет намного важнее, чем его нынешний пост за границей… Я очень довольна, что Молотов побывал в Берлине. Было бы ужасно, если бы между нашими странами возникли конфликты, которые привели бы к войне

из письма Марты Федору Парпарову

Однако лето 1941 года подорвало душевное здоровье любовницы Парпарова: после бомбардировки, в ходе которой ее муж получил тяжелые травмы, Марта оказалась в психиатрической больнице.

Вскоре несчастная женщина и другие пациенты лечебницы были умерщвлены нацистами. О судьбе Марты Парпаров узнал уже после войны от побывавшего в Берлине разведчика Александра Короткова.

На одном языке с генералами

Незадолго до нападения Германии на СССР Федора Парпарова перебросили в Литву, откуда ему в конце июня 1941 года с огромным трудом удалось добраться до Москвы. Парпарова определили в Особую группу на базе 1-го управления НКГБ СССР, где Федор под руководством разведчика Павла Судоплатова занимался подготовкой и заброской диверсантов в тыл врага.

В 1943 году Парпаров пытался через Иран добраться в Швейцарию. Но конец этому плану положила бюрократия: у разведчика возникли проблемы из-за окончания срока действия коста-риканского паспорта, и он был вынужден вернуться в СССР.

А в 1944 году помощь разведчика понадобилась Главному управлению по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. Безупречно знавший немецкий язык Федор Парпаров проводил беседы с пленными генералами вермахта

В частности, Парпаров работал с одним из авторов плана «Барбаросса», генерал-фельдмаршалом Фридрихом Паулюсом, попавшем в советский плен после Сталинградской битвы. Тот проникся к Парпарову доверием и делился с ним соображениями по поводу вероятного хода войны.

Разведчик также переводил и редактировал показания личного адъютанта и камердинера Гитлера: Отто Гюнше и Хайнц Линге попали в советский плен после самоубийства фюрера.

Позже напечатанная в единственном экземпляре рукопись, получившая название «Неизвестный Гитлер», легла на стол Иосифа Сталина в день его семидесятилетия

Летом 1945 года разведчика направили в Потсдам: в ходе финальной встречи лидеров стран антигитлеровской коалиции он занимался обеспечением безопасности высокопоставленных участников конференции. Кроме того, одной из послевоенных задач Парпарова стала организация работы оккупационных властей в Германии.

«В его глазах светилась радость»

В качестве переводчика Парпарову довелось присутствовать и на заседаниях Нюрнбергского процесса, где он представлял международному трибуналу уже хорошо знакомого ему Паулюса, который выступал на суде в качестве свидетеля со стороны обвинения.

Во время этого визита в Германию Парпаров встретился с сыном, с которым не виделся с самого начала войны, — Лев воевал на фронте, добрался до Берлина и остался там жить.

Представляете, какая радость светилась в глазах у отца! Пройти через такой ад и остаться живыми — это невероятно! И где встретиться — в Берлине, в фашистском логове, где схватка с фашистами у отца началась еще в начале 30-х годов

Лев Парпаров, сын разведчика Федора Парпарова

Нюрнбергский процесс стал последним крупным делом в карьере разведчика: в 1950 году 57-летнего Парпарова отправили в отставку. Вскоре после этого Федор Карпович Парпаров стал главой военной кафедры МГУ, где проработал до самой смерти. Сердце разведчика остановилось в 1959 году, его прах был захоронен в колумбарии Донского кладбища Москвы.