Вводная картинка

Боевики «Талибана» захватывают власть в Афганистане. Почему США и НАТО не смогли спасти страну от разрухи и хаоса?

Мир

Гражданская война в Афганистане окончательно вышла из-под контроля сил коалиции и достигла критической точки. Боевики радикального движения «Талибан» (запрещено в России) взяли под контроль крупнейший погранпереход в Иран на западе страны, а на юге — с боями вошли в Кандагар. Власти в такой ситуации больше озабочены собственной эвакуацией, а не борьбой с террористами. В итоге талибы фактически взяли под контроль 70 процентов территории страны и подошли вплотную к границе Таджикистана. Это становится очевидной проблемой и для России, но Москва пока заняла позицию стороннего, хоть и настороженного наблюдателя. Как долго Россия сможет сохранять нейтралитет и почему США за 20 лет не удалось принести афганцам мир — разбиралась «Лента.ру».

Большой провал

Днем 9 июля боевики группировки «Талибан» вошли во второй крупнейший город Афганистана — Кандагар. Ситуация в зоне конфликта обострилась после того, как 1 мая США и страны НАТО начали официальный вывод войск с афганских территорий. Так завершается почти двадцатилетняя война между официальным Кабулом, американцами и военными Североатлантического альянса с одной стороны и боевиками из радикальных группировок — с другой.

Мы признаем, что обстановка в стране крайне чувствительная. Война вступила в решающую, критическую фазу

министр обороны Афганистана Бисмилла Хан Мохаммади

Сначала сообщалось, что Армия США полностью покинет страну к 11 сентября, но позже срок сократился, и «завершить самую долгую войну в американской истории» президент Джо Байден пообещал к 31 августа. Буквально сразу после этого известия по всей стране прогремела серия терактов, число пострадавших каждый раз исчислялось сотнями.

Талибы оправдывали свои нападения противостоянием иностранным военным. «Американская сторона неоднократно нарушала подписанное соглашение [от февраля 2020 года] и причинила огромный человеческий и материальный ущерб мирным жителям», — пояснял лидер движения «Талибан» Хайбатулла Ахундзада. Попытки официального Кабула задобрить террористов были безуспешны.

По сути, самая долгая война в истории Америки оказалась еще и самой провальной. Вместо того чтобы обеспечить Афганистану процветание и мир, американцы только провоцировали боевиков на агрессию и теряли своих людей: по официальным данным, в стране погибли более двух тысяч военных. Ежемесячно на афганские операции тратилось свыше трех миллиардов долларов.

Провал признал еще бывший президент США Дональд Трамп, пообещавший вывести оттуда все войска и закончить одну из «череды бесполезных войн» на Ближнем Востоке. Его преемник Джо Байден довел дело до конца и 14 апреля объявил, что американским солдатам пора домой, поскольку иностранные военные бессильны в поддержке местного правительства. «Я не отправлю еще одно поколение американцев на войну в Афганистане без разумного ожидания иного результата. США не могут позволить себе оставаться связанными с политикой, созданной в том мире, каким он был 20 лет назад», — заявил он.

2500
американских солдат находились в Афганистане к началу 2021 года (власти намекали, что на деле их «чуточку больше»)

20 лет назад, в 2001 году, когда миссия США только пришла в Афганистан после терактов 11 сентября в Нью-Йорке, мир действительно был другим. Тогда американцы боролись не только против «Талибана», но и «Аль-Каиды» (террористическая группировка, запрещена в России), взявшей на себя ответственность за теракты. В Белом доме действительно верили, что могут не только поймать террористов, но и принести мир на Ближний Восток. К 2013 году Запад практически добился своего и вернул 70 процентов страны официальному Кабулу. Тогда началось постепенное сокращение численности коалиционных войск. До этого времени в стране могло находиться от 15 до 100 тысяч американских военных.

Но война была далека от завершения, и США на собственной шкуре убедились в том, что помощь правительству — это вовсе не полдела, что террористы могут в любой момент активизироваться, а построить демократию на другом континенте — задача едва ли выполнимая. Теперь вывод войск завершен на 90 процентов, и Белый дом неохотно признает, что миссия провалена. Не сумев достойно пройти 20-летнюю войну, иностранные войска не могут даже уйти достойно.

Например, после многочисленных сообщений об атаках талибов американцы тайно, посреди ночи покинули базу Баграм. Никакой церемонии не было, хотя базу должны были торжественно передать афганским войскам. Местные солдаты заметили «пропажу» только спустя два часа: к тому времени на базе отключилось электричество, и вся территория погрузилась в темноту.

«Мы были вынуждены [уехать быстро]... И мы все равно предупредили афганцев о том, что уезжаем», — оправдывался официальный представитель Пентагона Джон Кирби.

Поиграли и хватит

Военнослужащие самой афганской армии уже давно деморализованы. Они предают своих и оставляют позиции, которые радостно занимают талибы. Несмотря на это ежедневно в плен талибам сдаются десятки афганских солдат, еще сотни уходят в приграничные районы постсоветских республик, чтобы спасти свои жизни. По словам источников NBC News, сами талибы удивлены такому развитию событий. Теперь они намеренно избегают захвата некоторых целей, чтобы не столкнуться с американцами.

Вместо провокаций и прямых столкновений талибы предпочитают идти по пятам иностранных войск и подбирать их вооружение

По некоторым данным, на захваченной американской базе «Султан-Хилл» боевики обнаружили боеприпасы и оружие, десятки единиц военной техники, в том числе внедорожники и пикапы. Однако местные жители рассказывают, что это скорее везение, нежели обыденность, и в основном после иностранных войск остается голая пустыня.

В первые годы войны афганцы искренне верили, что вслед за «оккупацией» придет демократия, и в Кабуле расцветала новая культура с ночными клубами, барами, дорогими ресторанами и китайскими проститутками. Даже в 2011-м, когда США уже приступили к первому масштабному сокращению своего контингента в стране, приезжие чувствовали себя более чем комфортно: они посещали петушиные бои в парке Шари-Нау, бродили среди лавок на Куриной улице, фотографировались на руинах глиняной крепости Колола-Пушту и отдыхали на озере Карга.

Всего через семь лет, в 2018-м, на улицах Кабула не было практически ни одного иностранца — разве что пара пакистанских предпринимателей. Ситуация в афганской столице накалилась, там регулярно взрывались заминированные автомобили, и речи о том, чтобы пойти в клуб или бар, не шло. Весь досуг местные жители свели к посещению рынков и мечетей. Бары и клубы остались исключительно на территории хорошо охраняемых компаундов (лагерей) или гостиниц-крепостей.

Один из богатейших районов города — Вазир-Акбар-хан — превратился в лабиринт из бетона и колючей проволоки. Место, где в том числе расположены дипмиссии западных стран, можно назвать памятником двадцатилетней войны США и НАТО в Афганистане. Вокруг пятиметровые бетонные стены, вышки с охраной и КПП. Парковаться у охраняемых зон запрещено — в противном случае охранники могут открыть огонь на поражение. На самом деле за небольшую взятку в Вазир-Акбар-хан пропускают любую машину — на нее не обратят внимания даже с подозрительным грузом, ведь афганские полицейские получают гроши и с радостью примут надбавку к зарплате.

Было страшно не то что гулять, даже фотографировать — за снимок на телефон могли задержать полицейские или военные

Параллельно разрастанию влияния «Талибана» в сельской местности в крупных городах вроде Кабула постепенно оседали западные ценности. Как рассказывали жители столицы, в последние годы стало гораздо больше трудоустроенных женщин. Девушка, которая гуляет без мужа, — это больше не редкость. И хотя такие изменения не ушли в небытие вслед за клубной жизнью, они коснулись только больших городов.

Между тем в сельской местности растет число героиновых и опиумных наркоманов среди женщин и детей. По последним данным, около 850 тысяч девушек, живущих в небольших городах и деревнях, страдают от наркотической зависимости. Впрочем, такое развитие событий можно было предсказать и раньше, и в 2001-м, и в 2011 году.

Еще десять лет назад 30-летний кабульский предприниматель Хамид объяснил корреспонденту «Ленты.ру», почему большинство афганцев все же ненавидят американцев. Беседа проходила в одном из самых больших компаундов на окраине афганской столицы — Green Village. Чтобы попасть туда, нужно было пройти проверки: на первом периметре стояла расслабленная афганская полиция в пыльно-голубой униформе, на второй — хмурые сотрудники частных военных компаний в бейсболках и бронежилетах. Грузовичок крутился в узких улочках между модульными домиками.

Хамид показывал на эти модульные домики и говорил, что американцы и их союзники в Афганистане ничего не создают, а все их военные базы и лагеря, где размещаются гуманитарные организации и иностранные советники, состоят из таких же сборных домов. «У США нет желания помогать Афганистану, поэтому они ничего не строят: кроме разве что дорог, по которым ездят их войска. Вот почему афганцы ненавидят американцев. Вот почему США никогда не выиграют войну в нашей стране», — рассказал Хамид.

Когда американцам надоест воевать в Афганистане, они разберут свои домики и вернутся домой. А в нашей стране останутся только тысячи могил, в которых будут лежать убитые ими люди, а еще — миллионы нерешенных проблем

афганский предприниматель Хамид

Новая угроза

Спустя 20 лет войны в Афганистане становится ясно: иностранным войскам не удалось принести в регион мир, и, более того, теперь война может выйти за пределы одной страны и прокатиться по всей Средней Азии.

В США озабочены этой проблемой. По словам источников Bloomberg, Вашингтон настаивает на том, чтобы власти Таджикистана, Казахстана и Узбекистана позволили проводить разведку с их территории и временно приняли около девяти тысяч афганцев, которые воевали на стороне американцев. По некоторым данным, Узбекистан уже отказал американцам в размещении базы, однако продолжил вести переговоры по поводу афганцев.

Еще сильнее озадачена проблемой войны в Средней Азии Москва. Она идет другим путем и пытается договориться с самими талибами. 8 июля представители политического офиса движения прибыли в Москву и встретились со спецпредставителем президента России по Афганистану Замиром Кабуловым. Кроме того, что уже было сказано на переговорах в Тегеране, талибы пообещали не допустить, чтобы территории Афганистана использовались для нападения на Россию.

Но в Москве уже знают: враг гораздо ближе, чем кажется, боевики продвигаются все дальше на север, и для их сдерживания надо действовать решительно. Российская сторона уже пообещала сделать все возможное в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в том числе использовать российскую 201-ю военную базу в Таджикистане, чтобы не допустить дальнейшей эскалации конфликта у границ.

При этом президент страны Эмомали Рахмон еще в мае обсуждал обострение ситуации со своим российским коллегой Владимиром Путиным, явно намекая на то, что она может выйти из-под контроля. Тогда Путин признал, что вопросы безопасности в регионе очень важны, но не стал ничего обещать. Теперь Москва готова использовать не только 201-ю базу, но и киргизскую авиабазу «Кант». Уже сейчас инструкторский состав из Центрального военного округа проводит обучение военнослужащих Вооруженных сил Узбекистана.

Вероятно, в начале мая никто не ожидал, что всего через два месяца талибы вплотную подойдут к границам Таджикистана: хотя официальные власти утверждают, что пограничники контролируют ситуацию, талибам уже удалось захватить три КПП. Постоянный представитель республики при ОДКБ Хасан Султонов также заявил, что речь идет о контроле талибов на 910 километрах границы, позднее данные уточнили — речь идет уже о двух третях всей протяженности линии разграничения. Более того, боевики установили свой флаг на мосту через реку Пяндж между Афганистаном и Таджикистаном.

70
процентов
границы Афганистана с Таджикистаном находится под контролем талибов (по данным Талибана)

Несмотря на это, пока рано говорить о необходимости введения иностранных войск, считает Директор Центра по изучению Центральной Азии и Китая в Таджикистане, эксперт Клуба «Валдай» Худоберди Холикназаров. По его словам, Душанбе в состоянии мобилизовать армию и самостоятельно защищать границы — возможно, помощь Москвы и не понадобится.

Очевидно, такого мнения пока придерживаются и в Кремле: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что пока Россия не намерена прибегать к таким мерам. Более того, Рахмон уже поручил министру обороны Таджикистана Шерали Мирзо мобилизовать 20 тысяч военнослужащих резерва. Впрочем, в экспертной среде бытуют опасения, что этих усилий не будет достаточно.

Общее дело

Аналитики уверены, что без поддержки России и, например, Китая, сопротивление Таджикистана совершенно бесполезно. На это указывает то, что многие афганские военные сдаются без боя и пытаются сбежать: в частности, именно таким образом талибы захватили тюрьму в городе Калайи-Нау, освободив при этом несколько сотен преступников. Некоторые из тех, кто выбирает побег, уже находятся на территории Таджикистана, и вряд ли армия Рахмона сможет удержать их.

При этом наплыв беженцев напрямую касается и России, поскольку из Таджикистана афганцы могут легко попасть и на территорию нашей страны, подчеркнул в беседе с «Лентой.ру» директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана, эксперт клуба «Валдай» Андрей Казанцев. Но даже несмотря на это, Москва не станет спешить с вмешательством.

Опасность будет особенно велика, если ситуация в этих странах дестабилизируется. Естественно, Россия должна избежать всего этого, хотя, конечно, вовсе не обязательно вводить войска в Афганистан

директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана Андрей Казанцев

Нежелание России прибегать к размещению своего контингента можно счесть в такой ситуации за слабость, что во многом оправдывается травмой, оставшейся с советских времен, указывает он. Так, Афганская война 1979 —1989 годов оставила такой отпечаток на российской истории, что вряд ли в Кремле готовы идти на существенные риски. В отличие от Великой Отечественной войны, афганская не была народной, или священной: она ассоциировалась с «черными тюльпанами» и трупами русских ребят, погибших непонятно где и непонятно за что.

При этом совершенно неясно, как афганские власти смогут удержать страну от развала без помощи США и НАТО, особенно учитывая то, что им не торопятся помогать и другие страны вроде Турции, России и Китая. Та же Турция вроде бы планирует по согласованию с США некую военную миссию в Афганистане, но речь идет только об охране аэропорта Кабула, не более.

В таком масштабе это иностранное вмешательство пройдет просто незамеченным, считает Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН и эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай». «Держать оборону вокруг аэропорта Турции в одиночку не удастся, если Кабул падет. Еще в 2001 году, на начальном этапе военного конфликта, «Талибану» противостояла целая международная коалиция, которую поддерживали в том числе Россия и Китай», — говорит он.

Сейчас этого ничего нет, поэтому сложно ожидать, что кто-то придет и волшебным образом ситуацию стабилизирует

сотрудник Центра ИМЭМО РАН Станислав Притчин

В итоге «Талибан» и так продолжит сражаться за Афганистан — хотя, конечно, вряд ли подчинит себе всю страну. Но в стране царит непотизм, и интересы местных племен и кланов гораздо важнее нужд афганцев. За 20 лет иностранного присутствия в Афганистане так и не взошли ростки демократии — скорее остались ее сорняки в виде формального соблюдения норм народовластия.

Кажется, у официального Кабула на самом деле больше не осталось ни одного союзника: одни страны будут действовать, только когда опасность приблизится к их границам, а другие будут восстанавливать стабильность так, как им самим кажется верным — пусть даже руками террористов. И если однажды талибы захватят власть в Афганистане, они будут делать все то же, что делали их предшественники: соблюдать интересы своих каст и сохранять видимость народовластия. Талибы не потерпят коалиции со слабым проамериканским правительством и будут требовать международного признания. Они не потерпят изоляции и пойдут на все, чтобы их считали равными. И вряд ли сдадутся.