Вводная картинка

«У меня начались панические атаки» История российской семьи, которая купила квартиру и оказалась на улице

Среда обитания

В России, по официальным данным, насчитывается почти три тысячи проблемных новостроек. Долгостроям уже никто не удивляется — большинство покупателей новых квартир просто стараются выбирать «безопасные» проекты и надеются на лучшее. Но все может пойти не так, даже когда дом уже почти достроен. Он просто исчезнет с лица земли и не появится даже в реестре проблемных. Такая история случилась с Элиной, жительницей Липецка, захотевшей поселиться в Краснодаре. Она, ее муж и двое детей фактически стали бездомными, купив «двушку» в местной новостройке. Детали многолетнего «квартирного триллера» россиянка раскрыла «Ленте.ру».

Мы обычная семья, познакомились с мужем в 2013 году. Я из средней полосы России, ближе к Москве, а муж у меня из Грузии, из Тбилиси, — там у него живут мама и сестра. Но корнями он из Краснодара. Муж давно хотел уехать в Россию, уехал, так мы и познакомились. Он меня и ребенка забрал из Липецка в Краснодар. Мы не знали города, не знали, что там творится с застройкой. А это дурдом. Есть места, например микрорайон Музыкальный, где дома стоят впритык — машину поперек не поставишь. Можно соседу из окна кофе с пирожным передавать, без преувеличений. Ничего этого мы тогда не знали.

По всему Краснодару и вообще по всему краю застройщики берут разрешения на дома в три этажа, а строят по шесть и даже по десять. Строят без дорог, некоторые районы вообще выглядят как после бомбежки

Жили на съемной квартире, поженились, я забеременела. Стало ясно, что нужно срочно покупать жилье. Мой муж очень быстро продал свою единственную тбилисскую квартиру, чтобы приобрести новую — ребенок не должен жить в чужих стенах. Несколько раз в процессе выбора сталкивались с разными мошенниками, приходилось буквально ноги уносить. Например, нам показывали строящийся дом, а потом в интернете смотрим — эта личность уже участвовала в проблемных стройках год-два назад. И все равно мы «попали», оказавшись в офисе застройщика ЖСК «Лучший дом». Там работали менеджеры, которым вообще все равно, что они продают и кому, главное — взять деньги. Это для Краснодарского края нормальная схема: после продажи — гори все синим пламенем, лишь бы втюхать здесь и сейчас.

ЖСК «Лучший дом» нам посоветовал знакомый, у которого был другой знакомый, успешно купивший квартиру в этой конторе. Думали — застройщик неплохой, люди жилье получили, ремонт делают. Там были недоделки, но где их нет. Кроме того, по всему городу была развешана реклама этой компании, на нее явно не скупились, деньги тратились огромные. Мы не подозревали, что нас могут кинуть. И решили купить однокомнатную квартиру в строящемся доме. Оформили договор с ЖСК «Удачный выбор» (это кооператив, подконтрольный «Лучшему дому»).

Через два года, в течение которых дом активно возводился, нас убедили поменять нашу квартиру на бóльшую, то есть взять двухкомнатную вместо «однушки». Люди просто воспользовались нашим положением — знали, что у нас разнополые дети, что нам нужны эти комнаты. Давили очень сильно, в частности, особенно старалась одна женщина-пайщица. На Кубани мошенников хватает. Сама она потом каким-то образом получила квартиру в другом доме, ее туда перевели по непонятной схеме.

Но мы посоветовались с родителями — они нас поддержали. В общем, согласились, вложили материнский капитал. Всего у нас в доме более 50 семей, купивших квартиры с привлечением маткапитала. Причем некоторым каким-то образом продавали жилье на цокольных этажах. У нас в родном Липецке вообще не бывает квартир в цоколях. Ни в одном регионе не бывает. А в Краснодаре — сплошь и рядом. То есть людям за маткапитал и наличные продавали такое жилье — в цоколях, в недостроенном доме. Это просто ужас.

Договор (копия есть в распоряжении «Ленты.ру») заключался с ЖСК «Удачный выбор», председателем которого являлась некая Наталья Михеева. Элина как участник ЖСК должна была получить двухкомнатную квартиру общей площадью 49 квадратных метров в новостройке на Альпийской улице, 17. Дом планировали ввести в эксплуатацию во втором квартале 2017 года, вручить ключи покупателям — в течение 30 дней после ввода в эксплуатацию.

У нашего застройщика было разрешение на строительство шестиэтажного дома. Мы его видели в офисе, когда заключали сделку. Позже выяснилось, что оно фиктивное. Но откуда нам было знать? У меня в глазах нет сканера, определяющего подлинность документов. Вообще были покупатели, которые все проверяли — и в том числе репутацию застройщика (ни в каких черных списках его не было), профессиональных юристов привлекали. И то не поняли, что это было конкретное разводилово. В 2017-2018 годах, когда мы узнали, что разрешение выдавали только на строительство трехэтажного здания на 24 квартиры, застройщик нас заверил, что это нормальная для Краснодарского края практика, что многие дома так возводились и возводятся до сих пор.

247
«плохих» строек
насчитывает Единый реестр проблемных объектов в Краснодарском крае, дома на улице Альпийской в нем нет

Администрация района наверняка знала, что дом строится — его сложно было не заметить (как и множество других, нелегально возведенных по всему городу). А застройщик нам все время врал. В 2017 году, когда начались задержки, председатель нашего жилищно-строительного кооператива (ЖСК) Виктор Белов провел встречу с покупателями квартир, пообещал, что все будет достроено, клялся, божился. А потом, буквально перед Новым годом, было еще одно собрание, на котором мы спросили, почему стройка остановлена. Причем к тому моменту работы прекратились не только на нашей площадке, но и в других городах, где строила компания, — в Темрюке, Туапсе, Армавире и прочих. Я знаю случай, когда один из покупателей, не из нашего дома, не выдержал и просто наложил на себя руки из-за того, что потерял все. У нас есть многодетные покупатели, с детьми-инвалидами, есть те, кто вообще не дожил до настоящего времени. Никто не мог подумать, что нас кинут.

В августе 2018 года Элину и других участников ЖСК «Удачный выбор» признали потерпевшими по уголовному делу в отношении первого председателя кооператива Олега Мармеладзе и второго председателя Натальи Михеевой. В постановлении (копия есть в распоряжении «Ленты.ру») говорится, что Мармеладзе и Михеева привлекали средства граждан для строительства жилого дома, зная о том, что срок разрешения на его строительство истек. По версии следствия, они действовали умышленно и деньги в дальнейшем похитили, «обратив их в свою собственность». В июне 2020-го Прикубанский районный суд Краснодара приговорил Мармеладзе к шести годам лишения свободы, Михееву — к пяти годам лишения свободы (с отсрочкой наказания до 2030 года, так как у нее есть несовершеннолетний ребенок). С осужденных также поручили взыскать деньги в пользу покупателей квартир, в том числе 1,323 миллиона рублей в пользу Элины. Этих денег она не получила. В январе 2021 года Прикубанский суд вернул дело в отношении Мармеладзе и Михеевой в прокуратуру для «устранения нарушений процессуально-уголовного законодательства, допущенных на стадии досудебного производства» (копия решения есть в распоряжении редакции). Оба подсудимых находятся на свободе (Мармеладзе формально под домашним арестом).

В 2019 году мы узнали, что дом, где мы купили квартиры, идет под снос. Он был инициирован городской администрацией. При этом дом уже достроили примерно на 60 процентов

В процессе сноса, кстати, кто-то умыкнул кирпичи. Даже их украли. Никаких компенсаций мы не получили. Моей семье пришлось уехать в Липецк. У меня был шок. Я обращалась с жалобой к депутату Законодательного собрания Краснодарского края Евгении Шумейко, а она мне намекнула, что чуть ли не мы сами, покупатели квартир, мошенники (Шумейко предоставила «Ленте.ру» копию официального ответа членам ЖСК «Удачный выбор», в нем говорится, что пайщики имеют право на компенсации, но только не в том случае, когда дом построен без разрешения). То есть мы должны быть и покупателями, и надзорными органами, и юристами, и администрацией — десять в одном, а не просто обычными людьми, семьями с детьми, которые хотят купить жилье. Вообще по всему Краснодарскому краю возведено огромное количество самостроев, которые сама же власть, вероятно, и расплодила. Куда смотрели чиновники, прокуратура — непонятно.

Снос многоквартирного дома на улице Альпийской инициировала администрация Краснодара, соответствующий иск был подан в Прикубанский суд. Одновременно покупатели квартир в доме подали встречные иски с требованием узаконить дом и признать их собственниками жилья. В марте 2017-го суд принял решение в пользу покупателей, отказавшись удовлетворить требование администрации. Но уже в сентябре судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение — по определению суда (копия есть в распоряжении редакции), самовольно построенный дом подлежал сносу, а участникам ЖСК отказали в праве собственности на квартиры. Разрешение (копия есть в распоряжении редакции) выдавалось на возведение трехэтажного здания, а застройщик построил семиэтажку, причем уже по истечении срока действия разрешения.

Всего в результате сноса нашего дома пострадало 176 семей. Борьба за жилье продолжается, но люди верят очередным мошенникам — пайщикам, членам правления. Они собирают деньги с пострадавших (скрины соответствующей переписки есть в распоряжении редакции), обещая договориться с администрацией и построить другой дом. Некоторые находятся в шоке, не знают, что делать и куда бежать. По сути, государство нас обмануло, и из всех инстанций мы получаем только отписки, написанные как будто под копирку. Формально мы пайщики, а не дольщики, но разве это важно? Мы так же пришли в офис застройщика, отдали деньги за квартиры и не получили ничего.

Нашу семью тем временем прижало настолько сильно, что мы поняли — придется ехать к родителям, в мой родной регион. Жить было негде. Но я не сдалась и выходила на пикеты уже здесь. Местная липецкая администрация не то что шла на уступки, а пыталась мне помочь — в отличие от краснодарской, к которой пробиться невозможно, на козе не подъедешь. Я в свое время ходила к губернатору Краснодарского края Вениамину Кондратьеву на прием в течение полугода вместе с другими пострадавшими покупателями жилья. Попасть к нему было невозможно, хотя формально прием проводился, насколько я помню, в последнюю пятницу каждого месяца.

Элина обращалась с жалобами к прокурору Краснодарского края Сергею Табельскому, в приемную президента России в Липецкой области, в аппарат уполномоченного по правам человека в России, в управление Следственного комитета (СК) по Краснодарскому краю, отправляла телеграмму президенту Владимиру Путину, обращения главе ФСБ Александру Бортникову и главе СК Александру Бастрыкину. Из администрации Краснодара в апреле 2020-го женщине прислали письмо, в котором говорилось, что снесенный дом находился в зоне малоэтажной застройки и «частично в зоне инженерной инфраструктуры». Из вышестоящих инстанций жалобы переправлялись на рассмотрение в Краснодарский край. Многочисленные ответы на них (есть в распоряжении «Ленты.ру») содержат лишь информацию о незаконности стройки и о судебных решениях, принятых в отношении самого дома и покупателей квартир.

Потом началась пандемия, заболела вся моя семья. Месяц провалялись с ковидом, пришлось на время отложить борьбу. Я так и не понимаю, почему наш дом назвали самостроем — сами мы его не строили. Никто не хочет разбираться с пайщиками. Мы пришли, заплатили деньги, выполнили свои обязательства. Городская администрация должна была контролировать стройки. А теперь шлют нам отписки, предлагая предъявлять претензии учредителям ЖСК. Такой беспредел творится по всему Краснодарскому краю, проблемы обманутых покупателей жилья замалчиваются. Власти отчитываются о сданных проблемных новостройках, но достраивают в основном то, что уже возведено на 90 процентов.

«Купите квартиру в Краснодарском крае, в городе Краснодаре, и у вас отожмут ее. Отожмут целый дом. У 176 семей, у 100 детей. И неважно, построен дом или нет. Если "договоришься" с администрацией, то все будет. Если нет, то вас ждут такие последствия», — пишет Элина в своем Instagram-аккаунте. Она опубликовала видео сноса.

Из-за постоянных переживаний у меня усугубились проблемы со здоровьем. Муж до сих пор в шоке — он продал единственное жилье, я вложила маткапитал, вместе мы потеряли все. Одно время, когда я говорила об этом, у меня начинались истерики. Не знаю, куда бежать и как достучаться до нашего президента. У меня начались панические атаки, я могу в любой момент упасть в обморок. Из-за этого не могу выйти на работу. И ребенок чаще болеет. Губернатор и вице-губернатор Краснодарского края регулярно докладывают о своих успехах в Москву. А мы — пострадавшие покупатели жилья — на все жалобы получаем (в лучшем случае) ответ, что механизм помощи «прорабатывается». Сколько еще он будет прорабатываться, неизвестно.

Люди просто остались на улице. Те, кто не могут снимать жилье, живут на дачах. Некоторые влезли в ипотеку, другие, как мы, вынужденно поселились с родителями. Это беспредел и дурдом

«Лента.ру» обратилась в пресс-службу администрации Краснодара за комментарием по поводу обоснованности жалоб участников ЖСК «Удачный выбор». Оттуда пришло письмо, в котором говорится, что дом на Альпийской улице «строился без разрешительной документации, со значительным нарушением градостроительных норм, на участке, предназначенном под ИЖС». Самострой выявили еще в 2016 году, с тех пор власти судились с ЖСК и в итоге суд выиграли. Из-за того, что стройка изначально была нелегальной, покупатели жилья не попали в категорию пострадавших участников строительства, и помогать им власти не обязаны.

Ответ администрации Краснодара на запрос «Ленты.ру», часть 1

Многоквартирный дом по улице Альпийской, 17 в поселке Российском возводил жилищно-строительный кооператив «Удачный выбор». Дом строился без разрешительной документации, со значительным нарушением градостроительных норм, на участке, предназначенном под ИЖС. Средства на строительство пайщики кооператива вносили самостоятельно. Факт самовольного строительства выявили сотрудники управления муниципального контроля в 2016 году. В марте 2016 года начался судебный процесс, который продолжался несколько лет.

Сначала управление подало иск в Прикубанский районный суд — о сносе самовольно возведенного многоквартирного жилого дома площадью 943 квадратных метра. Решением суда в марте 2017 года администрации отказано в удовлетворении искового заявления, встречное исковое заявление о признании права собственности на жилые и нежилые помещения в многоквартирном жилом доме удовлетворено.

Затем апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда в сентябре 2017 года решение Прикубанского районного суда было отменено, исковые требования администрации удовлетворены. Исполнительный лист по сносу самовольно возведенного многоквартирного жилого дома по улице Альпийской, 17 направлен администрацией города в отдел судебных приставов Прикубанского округа Краснодара в мае 2018 года.

Определением Прикубанского районного суда в июле 2020 года обязанность по сносу возложена на администрацию. В октябре 2020 года между администрацией города и ООО фирма «СтройКомплекс-А» заключен муниципальный контракт на снос дома по Альпийской, 17. На сегодняшний день работы завершены.

Согласно закону №3792 Краснодарского края, в случаях обеспечения прав пострадавших участников строительства в соответствии со статьями 5 и 6 настоящего закона, инвестору предоставляется право приобретения земельного участка в целях реализации масштабного инвестиционного проекта, соответствующего критериям, установленным пунктом «ж» статьи 1 закона Краснодарского края от 04.03.2015 №3123-КЗ «О предоставлении юридическим лицам земельных участков, которые находятся в государственной собственности Краснодарского края или муниципальной собственности либо государственная собственность на которые не разграничена, в аренду без проведения торгов для размещения (реализации) масштабных инвестиционных проектов, объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения» в аренду без проведения торгов.

Ответ администрации Краснодара на запрос «Ленты.ру», часть 2

Однако закон №3792 не распространяется на правоотношения, связанные со строительством многоквартирных домов без полученного в установленном порядке разрешения на строительство. В случае с ЖСК «Удачный выбор» произошло именно так: пайщики начали и, в дальнейшем, продолжали строительство многоквартирного дома при отсутствии разрешения на строительство, допуская нарушение градостроительных норм на участке, предназначенном под ИЖС. Тогда как, в силу действующего законодательства, жилищно-строительный кооператив при осуществлении деятельности должен соблюдать требования, установленные Жилищным кодексом Российской Федерации. Согласно части 3 статьи 110 кодекса, «жилищно-строительный кооператив в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности выступает в качестве застройщика и обеспечивает на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию многоквартирного дома в соответствии с выданным такому кооперативу разрешением на строительство».

В соответствии с федеральным законом от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», уставом муниципального образования город Краснодар администрация является исполнительно-распорядительным органом местного самоуправления, к компетенции которого относится решение вопросов местного значения.

Также в соответствии с компетенцией органов местного самоуправления, установленной федеральным законом от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» администрация не наделена полномочиями по разрешению споров между участниками гражданских правоотношений и понуждению к надлежащему исполнению ими взаимных обязательств.

Согласно части 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.