Вводная картника

Борьба на истощение

Лукашенко впервые назвал протестующих рабочих террористами. Чего он добивается?

Бывший СССР

Против Белоруссии развернули масштабную террористическую войну по всем направлениям. Так президент Александр Лукашенко оценил новый всплеск протестной активности в стране. 26 октября рабочие вышли на массовые забастовки и присоединились к студентам, пенсионерам и другим противникам действующей власти, регулярно требующим отставки главы государства. Несмотря на то что силовики в последний месяц действовали все жестче с каждой протестной акцией, белорусы продолжали выходить на улицы и требовать смены режима. Однако до сих пор митингующих в экстремизме обвинить не пытались. Столь резкие оценки со стороны власти являются важным сигналом. И обращен он отнюдь не к самим гражданам, а к другим странам, в первую очередь — к России. На что намекает Лукашенко и что будут делать протестующие, разбиралась «Лента.ру».

Промышленные масштабы

Всеобщую забастовку объявила одна из лидеров белорусской оппозиции Светлана Тихановская еще 13 октября. Тогда бывший кандидат в президенты предъявила главе государства Александру Лукашенко ультиматум. Он включал в себя три требования: уход Лукашенко с поста главы государства, прекращение насилия на улицах и освобождение политзаключенных. На выполнение требований Тихановская дала время до 26 октября, пригрозив остановкой работы по всей стране. В ответ Лукашенко пообещал «навести порядок».

Ну показали, чего они стоят. Вы тоже увидели, хорошо, а теперь нужно объяснить всем один раз, предупредить, а потом не надо убаюкивать

Александр Лукашенко
об участниках протестных шествий

За день до истечения срока ультиматума, 25 октября, состоялся традиционный общий митинг всех противников действующей власти, снова собравший около 100 тысяч человек. Судя по тому, что шествие закончилось массовыми задержаниями, резиновыми пулями и взрывами светошумовых гранат, власти и не думали прислушиваться. СМИ гадали: поддержат ли рабочие Тихановскую? Ведь последние масштабные забастовки прошли еще в августе, после чего руководство предприятий начало «репрессии».

Однако рабочие включились в протесты. На Минском заводе колесных тягачей (МЗКТ), Минском тракторном заводе (МТЗ) и заводе «Атлант» забастовщики пошли колоннами по цехам, призывая коллег присоединиться. В первый день остановить производство им не удалось. Однако, как рассказали «Ленте.ру» представители стачечного движения, уже 27 октября многие сотрудники МЗКТ ушли на итальянскую забастовку. Минский автозавод (МАЗ) остановил кузнечный цех, там также проходят итальянские забастовки. На Минском электротехническом заводе (МЭТЗ) рассказали, что 26 октября многие «работали очень медленно». Сейчас там остановился один из основных цехов, от которого зависит все производство — производство баков для трансформаторов.

Хаос со стороны начальства спал, начальники ниже рангом уже по-другому смотрят на ситуацию, одобряют забастовку, не хотят увольнять бастующих

член стачкома МЗКТ

Особенно неспокойная ситуация наблюдается на предприятии «Гродно Азот», работники которого и после августовского всплеска забастовок продолжали устраивать протестные акции. 26 октября там задержали порядка 30 человек, собравшихся на митинг возле проходной. 27 октября на свои смены не заступили рабочие сразу трех цехов, однако производство не остановилось.

Активисты стачечного движения предприятия рассказали, что в двух цехах — «Аммиак-3» и «Карбамид-4», обеспечивающих примерно половину производимой продукции для всего предприятия и дающих сырье для других цехов, еще днем 27 октября находились ночные дежурные. Они проработали более 20 часов подряд, что является грубым и опасным нарушением, рабочие собрались у проходной и требуют приказа на остановку производства. Данная процедура с соблюдением всех мер предосторожности занимает около недели.

Производство опасное, совсем без присмотра его оставлять нельзя, поэтому рабочие хотят планово запустить остановку цехов

активист стачкома «Гродно Азот»

Частично приостанавливали работу и собирались в знак протеста рабочие Минского механического завода (ММЗ), «Стройтреста №4», «Белкоммунмаша», заводов «Штадлер Минск» и «Интеграл». Работник последнего рассказал, что его за участие в акции лишили премии. Впрочем, на ряде крупных предприятий, таких как Белорусский металлургический (БМЗ) и Белорусский автомобильный (БелАЗ), особых выступлений не отмечалось.

Не только заводы стоят

Заводчане оказались не единственными забастовщиками, поддержавшими ультиматум Тихановской. С плакатами и бело-красно-белыми флагами оппозиции вышли сотрудники мобильного оператора А1, того самого, который по приказу властей сокращает пропускную способность мобильного интернета в дни массовых протестов. В офисе компании заявили, что «не ограничивают конституционные права своих сотрудников, включая право на свободу слова или право на выражение своей позиции любым законным способом».

Поучаствовали в забастовке и врачи. Цепь солидарности работников Республиканского научно-практического центра (РНПЦ) травматологии и ортопедии 26 октября прошла спокойно. Милиция лишь попросила убрать политическую атрибутику, не став разгонять собравшихся. На следующий день врачи вновь вышли на улицу, как и их коллеги из РНПЦ «Кардиология». Последним повезло меньше, и некоторые из них были арестованы, на отпущенных составили протоколы по статье «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий».

26 октября также приостановили работу и отдельные частные компании — магазины, кафе, службы доставки. Одни сослались на формальные причины вроде инвентаризации. Другие не стали работать из-за возможных проблем с логистикой и интернетом в день протестов, а некоторые и вовсе не стали скрывать солидарности с бастующими рабочими госпредприятий. Однодневные забастовки частников уже случались и имели, скорее, символическое значение, но на фоне общей акции снова стали заметнее.

300
человек
задержаны по всей Белоруссии на акциях протеста в первый день Всеобщей забастовки 26 октября

Горячо поддержали заводчан студенты крупнейших вузов Минска, которые и без всяких ультиматумов бастуют с начала учебного года. У Красного костела — главного католического храма столицы, не раз становившегося центром протестных акций — учащиеся встретились с очередным шествием пенсионеров, которые теперь регулярно выходят на улицы с требованием выпустить всех задержанных и остановить насилие.

Кроме того, протестующие по призыву Тихановской перекрывали дороги. Остановить движение в Минске им не удалось, однако в некоторых местах образовались серьезные пробки, а вечером 26 октября цепь людей сумела на некоторое время заблокировать движение по проспекту Независимости.

Друзья в беде не бросят

Свою забастовку также провели IT-специалисты из Парка высоких технологий (ПВТ) — аналога российского «Сколково». Их по праву можно назвать одной из главных движущих сил протеста. Работники высокотехнологичных компаний крайне недовольны действиями властей в отношении своих коллег, например, обысками в минском офисе «Яндекса» и уголовным делом против международного стартапа PandaDoc, чей основатель Микита Микадо также является одним из учредителей Фонда солидарности Bysol.

€ 2,233,137
сейчас находится в Фонде солидарности Bysol. Эти средства собраны через страницу в Facebook. Еще порядка €254,655 лежит на счетах фонда в PayPal

Как уже писала «Лента.ру», фонд Bysol создан активистами международного движения BY_Help. Его образовали белорусские эмигранты с целью поддержки протестующих, пострадавших из-за выражения своей политической позиции. Заявители могут рассчитывать на юридическую, психологическую и даже материальную помощь, которая выплачивается из пожертвований. BY_Help ведет много подобных проектов, например, инициативу по переобучению силовиков, отказавшихся разгонять митинги, или фонд помощи белорусским врачам.

Отдельным направлением работы компании является помощь бастующим рабочим белорусских заводов через Национальный забастовочный комитет. Он не направляет деньги предприятиям напрямую, а лишь занимается сбором финансовой помощи рабочим и передачей этих средств руководителям забастовок в Белоруссии. Те, в свою очередь, принимают решение о распределении. Кроме того, рабочим, подвергающимся давлению начальства, помогают юристы.

Начало всеобщей забастовки активисты BY_Help отметили особой акцией под названием «You strike — we work» («Вы бастуете — мы работаем»). Все желающие смогли перечислить дневной заработок на помощь протестующим. Идею предложила белорусская диаспора в Германии, рассказала «Ленте.ру» ее представительница Екатерина.

«Акцию тут же поддержали и наши диаспоры по всему миру: пожертвования пришли уже из 40 стран, такую же кампанию запустили в Великобритании, Италии, Канаде, США. Кто-то отправлял средства напрямую в Bysol, кто-то пожертвовал деньги в другие благотворительные фонды», — говорит она. Также представители диаспоры оставили в группе Фонда солидарности и других проектов обращения к бастующим. «Пусть они знают, что не останутся на улице без гроша в кармане, чтобы смогли побороть страх, выйти на забастовку, и забастовка приобрела действительно общенациональный характер», — продолжает собеседница «Ленты.ру».

€ 561,532
собрала инициатива белорусской диаспоры You strike — we work за три дня

Пресс-секретарь Фонда солидарности Bysol Евгений Медведев рассказал «Ленте.ру», что примерно за неделю до истечения срока ультиматума Тихановской количество заявок на получение помощи резко выросло. Ожидается, что оно продолжит расти. По состоянию на 27 октября в Фонд обратились 1797 человек, было верифицировано 917 заявок, 634 человека получили помощь. Также фонд помог 10 стачкомам. Общая сумма выплат достигла 1 042 377 евро.

Накаленная обстановка

Власти Белоруссии хоть и проигнорировали ультиматум, но тоже начали готовиться к забастовкам заранее. На ряде предприятий запретили отпуска за свой счет и заблокировали пропуска наиболее активным рабочим. К заводам подвезли автозаки и автобусы с силовиками, а на проходные отправили милицию. Все выступления недовольных предсказуемо завершились жестокими разгонами с применением спецтехники. 26 октября в государственных СМИ всячески подчеркивалось, что новости о забастовках — ложь и фейки.

Правительство официально объявило, что предприятия реального сектора экономики работают без перебоев. Министр промышленности Петр Пархомчик признал наличие «определенных волнений» на предприятиях, однако масштабной забастовки, по его словам, так и не произошло. «Собираются 10, 15, 20 человек, делаются специальные фотографии и сбрасываются в сеть, чтобы сказать, что завод не работает», — утверждает он.

Закон сегодня очень жесткий — человек, который не выполняет свои обязанности, то есть нарушает трудовой распорядок, понесет ответственность

министр промышленности Петр Пархомчик

Такие заявления делались и раньше. Однако Лукашенко, очевидно, теряет терпение. Во-первых, силовики с каждой неделей работают все жестче, снова взявшись за резиновые пули и гранаты, разгоняя даже небольшие собрания людей, в том числе цепи солидарности. Кроме того, активнее стали работать люди без опознавательных знаков в штатском, задерживающие граждан без подтверждения своих на то полномочий. О крайней раздраженности свидетельствует и риторика белорусских чиновников.

Министр образования Игорь Карпенко тоже весьма многозначительно прокомментировал участие студентов в акциях протеста. Он не только пригрозил применить к ним «все необходимые нормативно-правовые меры», но и подчеркнул, что «так называемые мирные акции студентов начинают приобретать неприкрытые формы агрессии и хамства». Хотя характер студенческих акций не поменялся, преимущественно они устраивают сидячие забастовки.

Еще более тревожно на этом фоне прозвучало заявление КГБ. Ведомство обвинило участников митингов ни много ни мало в терроризме и экстремизме, что ранее никогда не происходило. Заместитель главы комитета Константин Бычек рассказал, что протестующих уличили в замыкании цепи на разных участках железной дороги, что могло привести к катастрофе. Кроме того, правоохранители нашли под древком установленного в Гомеле протестного бело-красно-белого флага заложенную мину-ловушку, которая должна была сработать при попытке силовиков или коммунальщиков убрать флаг. И, наконец, был отмечен факт попытки захвата РУВД в Минске. По мнению КГБ, за всем этим стоят организованные преступные группировки.

Такие действия, сопряженные с совершением взрывов, поджогов, иных деяний, создающих опасность гибели людей, (...) квалифицируются как акт терроризма

замглавы КГБ Константин Бычек

Буря перед затишьем

Забастовка является частью тактики масштабного экономического саботажа, запланированного противниками Лукашенко, напоминает председатель правления Общероссийской общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия "Украинцы России"», политолог Богдан Безпалько. В эту тактику входят также перекрытие дорог, неоплата услуг ЖКХ, отказ от покупок в государственных магазинах, задержка оплаты по кредитам и подобные действия.

Таким образом белорусская оппозиция стремится обрушить финансово-экономическую систему страны. «В этих условиях, естественно, и силовики пострадали бы тоже: не получая денег, сражаться с народом совсем не интересно. И, соответственно, режим бы зашатался и вынужден был бы пойти либо на уступки, либо на полную сдачу», — указал собеседник «Ленты.ру».

Кроме того, забастовка имеет и символическое значение — это демонстрация всему миру того, что общество даже спустя три месяца не готово смириться с властью Александра Лукашенко. Протесты продолжатся в любом случае, уверен эксперт, просто могут меняться их масштабы. «Наверняка уличный протест с наступлением холодов уменьшится или сойдет на нет, тем более что репрессивный аппарат заработал в полную силу, как мы видим. Но весной протест опять проснется с улучшением погодных условий», — отмечает он.

Сработают какие-то триггеры: кто-то умрет в больнице от травм, или найдется несколько буйных, которые прольют кровь с той или другой стороны, после чего протест вспыхнет вновь, даже в холодное время

политолог Богдан Безпалько

Забастовку политолог сравнил с кристаллом, вокруг которого могут образоваться новые структуры. «Стоит произойти каким-то провокациям, триггерным событиям, и этот протест может вырасти на порядки», — поясняет он. Пока же экономическая и морально-психологическая борьба сейчас идет на истощение. Численно небольшие акции 26 и 27 октября показали, что общая динамика протестного движения, скорее, отрицательна. Однако все может измениться, если экономический саботаж будет успешен. Ведь именно от этого зависит поддержка мирового сообщества, на которую так рассчитывает оппозиция.

«Может быть, протесты в конечном итоге сдуются, если Запад откажется их поддерживать и предпочтет по-прежнему общаться с Лукашенко хотя бы до окончания его каденции. А может быть, они вспыхнут с новой силой, и тогда Запад быстро вольет какие-то ресурсы в эти протесты в надежде на то, что они без масштабных вложений смогут сменить режим в Белоруссии», — заключает Безпалько.

Сам режим Лукашенко тем временем не ослабляет давления. Встреча президента с оппозиционерами в СИЗО КГБ была, скорее, тактической уловкой, псевдопримиренческим жестом, чем реальным сигналом о готовности к диалогу. А вот обвинения в терроризме как раз можно считать сигналом вполне явным и реальным. Они фактически отсылают к переговорам Лукашенко с российским лидером Владимиром Путиным о резерве силовиков для Минска, созданном в рамках договоренностей о Союзном государстве.

Переговоры прошли в середине сентября, на них главы государств условились, что пока необходимости для вмешательства России в ситуацию в Белоруссии нет. Незадолго до встречи Путин лично называл условия для ввода российских силовиков в Минск или оказания военной помощи союзнику — это переход протестующими «красных линий».

Резерв не будет использован до тех пор, пока экстремистские элементы в Белоруссии, прикрываясь политическими лозунгами, не перейдут определенные границы и не перейдут к разбою, начнут поджигать дома, машины, банки...

президент России Владимир Путин
о возможности силового вмешательства в белорусский кризис

Данный резерв силовиков был расформирован после переговоров в Кремле, на которых Лукашенко заверил своего коллегу, что ситуация с протестами находится под полным его контролем. Но нынешние заявления белорусского КГБ и лично Лукашенко об организованных преступных группах экстремистов, планирующих масштабные диверсии, можно перевести как прямую просьбу к российскому руководству направить в Минск новый резерв силовиков для жестокого подавления бунта. Путин ранее подчеркивал, что политический кризис в Белоруссии стоит решать исключительно самим белорусам между собой, и он надеется на то, что данный процесс пройдет мирно. Отреагирует ли Москва на жалобы, что эти надежды не оправдались? Или предпочтет сперва получить доказательства, как в нашумевшей истории с переговорами Майка и Ника «между Варшавой и Берлином»?

Ксения Богачева

Николай Шпильков

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности