Вводная картника

«Репрессиями нас не запугать»

Люди из разных стран помогают белорусской оппозиции. Что объединило их против Лукашенко?

Бывший СССР

Фото: Виктор Драчев / «Коммерсантъ»

Президент Белоруссии Александр Лукашенко постоянно жалуется, что протесты финансируются из-за границы. Оппозиция этого не отрицает, но делает важную оговорку: финансированием занимаются не какие-то зарубежные организации, а представители белорусской диаспоры. Именно они создали движение BY_Help и Фонд солидарности Bysol, о котором неоднократно говорила лидер оппозиции Мария Колесникова. Одним из ключевых участников движения стал бизнесмен Микита Микадо, широко известный российской аудитории по фильму Юрия Дудя о Кремниевой долине. Недавно деятельность его IT-стартапа PandaDoc в Белорусии стала предметом уголовного расследования. «Ленте.ру» удалось пообщаться с Микадо и другими представителями BY_Help и узнать, как работает система поддержки белорусских протестов.

Борьба с неугодными

— Силовой рейд в PandaDoc — это наглядное свидетельство того, что наш проект работает успешно, и он действительно раскалывает политическую элиту изнутри, — заявил в комментарии «Ленте.ру» бизнесмен Микита Микадо.

Оперативники Департамента финансовых расследований (ДФР) Комитета госконтроля Белоруссии пришли с обысками в минский офис международной IT-компании 2 сентября. Сотрудников заперли в здании, запретив им пользоваться телефонами и заставляя разблокировать компьютеры под угрозой их изъятия. К нескольким работникам PandaDoc силовики пришли домой и увезли их в неизвестном направлении.

Согласно официальным заявлениям Комитета госконтроля, в компании проводилась проверка в связи подозрениями в уклонении от уплаты налогов. Микадо тогда напомнил, что его фирма является резидентом Парка высоких технологий — аналога российского «Сколково» — и имеет право пользоваться упрощенной системой налогообложения, поэтому обвинения неправомерны. Но уже 5 сентября под арестом оказалось все руководство минского офиса: бухгалтер компании Юлия Шардыко, директор Дмитрий Рабцевич, директор по продукту Виктор Кувшинов и глава HR Владислав Михолап.

5-12
лет лишения свободы
грозит руководству минского офиса IT-компании PandaDoc

Им вменяют хищение бюджетных средств с использованием служебного положения. Но у самого Микадо другое объяснение того, в чем «провинились» его работники: дело в том, что бизнесмен открыто, через социальные сети, объявил о запуске программы помощи белорусским силовикам, которые не хотят участвовать в подавлении протестов, но боятся уйти со службы из-за потери дохода и необходимости возмещать государству затраты на их образование. Он уверен, что искать в офисе PandaDoc было нечего, поскольку его компания всегда работала «вбелую».

«Мы не первые и не последние в цепочке обвинений и силового давления, к сожалению, — говорит Микадо. — События в Минске и других белорусских городах 9-11 августа (когда первые протесты жестоко разгонялись с помощью спецтехники, а их участников избивали и пытали в изоляторе — прим. «Ленты.ру»), которые иначе как репрессиями назвать нельзя, очень сильно на меня повлияли, и я задумался, как можно остановить насилие. Так и родилась идея проекта Protect Belarus».

В Беларуси любую инициативу, бросающую вызов диктатуре, постараются сломать и запугать. Однако подчеркну: репрессиями нас не запугать, мы продолжим бороться и не отступим

основатель PandaDoc, сооснователь Фонда солидарности Bysol Микита Микадо

Предложение Микадо быстро нашло отклик у представителей белорусской диаспоры, инициировавших кампанию солидарности BY_help, много лет занимающуюся поддержкой белорусских граждан,пострадавших из-за политической позиции, и представителей бизнеса. В итоге уже в середине августа они объявили о создании Фонда солидарности Bysol. Именно об этом источнике материальной помощи часто говорили лидер оппозиции Мария Колесникова и экс-соперница Лукашенко на выборах президента Светлана Тихановская в своих видеообращениях к гражданам. Сфера деятельности фонда гораздо шире, чем помощь силовикам.

Сбросились всем миром

Как рассказал «Ленте.ру» пресс-секретарь фонда, один из представителей белорусской диаспоры в Москве Евгений Медведев, кампания BY_help началась сама собой семь лет назад и изначально вообще не имела отношения к политике. Весной 2013 года на Европейский континент обрушился мощный циклон Хавьер (или Ксавьер). В середине марта он фактически парализовал жизнь в Западной Европе, а к началу апреля пришел в Восточную.

На жителей Белоруссии снежный шторм произвел неизгладимое впечатление. Во-первых, они уже давно не видели настолько мощного ветра, который сбивал бы людей с ног и отрывал все, что плохо закреплено.

Во-вторых, по каким-то причинам госслужбы совершенно не боялись его приближения. Синоптики заранее предупредили об опасности, но на их слова отреагировали только в ГАИ, и то отделавшись предупреждением о сложной дорожной обстановке. В результате движение на крупных магистралях было парализовано из-за сугробов, пострадала социальная инфраструктура.

«Многих тогда затопило, засыпало снегом, отрезало от мира, и люди начали координироваться, подвозить друг другу питьевую воду, помогать, — говорит Медведев. — Подобное можно было увидеть в Минске этим летом, когда в городе были проблемы с водоснабжением. А до этого белорусы пережили пандемию коронавируса, когда больные умирали, а Лукашенко говорил, что никакого вируса нет. Это заставило людей сплотиться окончательно. Так появился, например, фонд помощи врачам».

Однако, по его словам, белорусская диаспора как цельное сообщество оформилась только в последние полгода. «Самый яркий пример — Россия. Группа белорусской диаспоры в Москве, когда я в нее вступил, состояла из 400 человек, сейчас в ней почти две тысячи. И за последний месяц я узнал в Москве больше белорусов, чем за 13 лет жизни здесь. Согласитесь, это тоже показатель», — добавляет Медведев.

Мы всегда мимикрировали. Белорусы вливались в украинские, российские диаспоры за рубежом. Не было понятия единства белорусов как такового. Все произошло в последние несколько месяцев, на фоне событий в Беларуси. Теперь мы каждый день созваниваемся с белорусами из Германии, Испании, Швеции, США и так далее

пресс-секретарь Фонда солидарности, один из представителей белорусской диаспоры в Москве Евгений Медведев

Фонд помощи врачам не закрылся после снятия карантинных ограничений в странах. Теперь он входит в структуру Bysol, основной целью которого после начала протестов стала помощь людям, лишившимся работы из-за своей политической позиции в последние месяцы. «Например, это те, кто оставил государственную службу, уволился или объявил забастовку в знак протеста против произвола властей», — пояснил «Ленте.ру» один из основателей кампании BY_help, организатор фонда помощи врачам и впоследствии сооснователь Bysol Андрей Стрижак.

По его словам, только за первую неделю работы Фонда солидарности они получили более тысячи заявок, в том числе от милиционеров, чиновников, военнослужащих. Обращения поступают непосредственно в Bysol или напрямую бизнесмену Миките Микадо. «Чтобы подать заявку, нужно заполнить google-форму и указать свои данные, записать видеообращение с рассказом о причинах увольнения: видео позволяет верифицировать информацию, подтвердить слова человека», — уточняет сооснователь фонда.

$1,73 млн
частных пожертвований собрал Фонд солидарности за первые десять дней работы через Facebook. Это не единственный источник сбора средств

Помощь бизнеса

Большую часть жертвователей составляют белорусы, однако поступают в Bysol деньги и от россиян. Сотрудничество с представителями бизнеса фонд ведет отдельно, продолжает Стрижак. Около 400 частных фирм выразили желание помогать бастующим белорусам напрямую, половина из них оказывала финансовую помощь, половина вызвалась обеспечивать продуктами и товарами первой необходимости тех, кто потерял работу. Крупные компании, как правило, запускают собственные программы помощи, не кооперируясь с Bysol, добавил он.

Позиция бизнеса Стрижаку понятна. По его мнению, власти сами настроили предпринимателей против себя, создав невозможные условия для развития в Белоруссии. Эту же мысль излагает пресс-секретарь фонда Медведев. «Возможностей для привлечения иностранных инвесторов нет, потому что Лукашенко выставляет к ним очень жесткие требования, — поясняет он. — Вплоть до того, что "вы не должны никого увольнять, вам необходимо поднять среднюю зарплату каждому рабочему, но при этом вы должны отдать мне золотую акцию вашего предприятия". Естественно, на таких условиях ни один иностранный инвестор работать с Лукашенко не готов».

Бизнес понимает, что если Лукашенко останется у власти, значит, Беларусь превратится в failed state (недееспособное государство), и компанию либо придется закрыть, либо перенести производство за рубеж

сооснователь кампании BY_help и нескольких проектов помощи протестующим Андрей Стрижак

Особенно сильно ситуация в Белоруссии ударила по местной IT-отрасли, которая до недавнего времени считалась одной из самых перспективных в мире. По данным Медведева, в стране насчитывалось около 60 тысяч ее представителей. Теперь, после регулярных отключений пользователей от интернета во время протестов, преследования PandaDoc и других резидентов Парка высоких технологий, начнется массовый исход IT-компаний из Белоруссии.

Кроме того, в Белоруссии существует особый, неафишируемый способ давления властей на бизнес, говорит Медведев. Он осуществляется через правоохранительные органы. «Когда у Лукашенко заканчиваются деньги, он берет своих политических оппонентов из числа бизнесменов и сажает их в тюрьму. При этом говорит: мы тебя выпустим, если ты заплатишь», — пояснил представитель диаспоры. Раньше IT-компании с этим не сталкивались, но сейчас это может произойти с минуты на минуту. «Два часа на поезде — и вы в Вильнюсе, ночь в пути — в Киеве, час на самолете — в Москве. Беларусь граничит с пятью странами, три из которых — члены ЕС. Естественно, все компании просто уедут», — уверен он.

$20 млн
составлял средний размер «обязательных отчислений» в казну для белорусских бизнесменов, которые оказались в тюрьме по сфабрикованному делу (данные кампании BY_Help)

Источник «Ленты.ру», близкий к белорусской IT-отрасли, подтверждает его слова. Собеседник издания анонимно рассказал, что после обысков в минском офисе «Яндекса» компания Wargaming, создатель популярной игры World of Tanks, эвакуировала часть своих сотрудников в соседние государства, в том числе на Украину. «Яндекс» также начал процесс вывоза работников из Белоруссии.

Опорные классы

Стрижак ведет еще один проект материальной помощи — Национальный забастовочный комитет. Медведев рассказывает, что к такому решению диаспора пришла сразу после выборов. «10 августа я был в Минске. Тогда я понял, что акции протеста — это хорошо, но их недостаточно для того, чтобы власть по-настоящему испугалась», — говорит он.

Уже 11 августа Медведев позвонил журналисту Дмитрию Навоше с этой идеей, и оказалось, что Навоша вместе с инициативной группой уже начали реализовать подобную идею в Беларуси. «Они совпали, и мы начали создавать инструмент реализации наших идей», — подчеркнул пресс-секретарь Фонда солидарности. По его мнению, идея лежала на поверхности, ведь Лукашенко в своих заявлениях всегда делал ставку на имидж «крепкого хозяйственника», заботящегося о благосостоянии граждан. Но фактически это уже давно фикция.

Единственное, чего по-настоящему боится Лукашенко, — протесты рабочих. Потому что он 26 лет делал вид, что он спас белорусскую промышленность. Однако по факту она нерентабельна. Последние пять лет все топовые предприятия страны убыточны

пресс-секретарь Фонда солидарности Bysol Евгений Медведев

Национальный стачком не направляет деньги заводам напрямую. Он занимается сбором финансовой помощи рабочим и передачей этих средств руководителям забастовок на местах, в Белоруссии, а они принимают решение о распределении. Кроме того, рабочим оказывают юридическую помощь. «На них сейчас власти оказывают очень сильное давление. Им угрожают увольнениями и штрафами, хотя забастовки не противоречат белорусскому законодательству», — говорит Стрижак.

$100 тысяч
(каждый) получили забастовочные комитеты двух крупных заводов в Минске и предприятия «Гродно Азот»

Есть у диаспоры еще один проект помощи людям, потерявшим работу из-за политических убеждений. ByChange занимается перепрофилированием специалистов и их дальнейшим трудоустройством в новой сфере, в первую очередь в IT. Автором этой инициативы стал бывший следователь, ныне работник сферы высоких технологий Евгений Юшкевич. Это не проект BY_Help или Микадо, но они тесно обмениваются данными по обратившимся силовикам между собой.

«Еще за месяц до выборов к нам поступило 300 заявок, — рассказывает он. — Важно помнить: в стране сложилась напряженная ситуация еще до 9 августа. Правоохранительные органы не всегда выполняли свойственные им по закону функции, и многие силовики почувствовали, что пора уходить. К концу августа у нас появилось еще несколько сотен подопечных».

Юшкевич подчеркнул, что организовала ByChange инициативная группа, и для этого им не потребовалось никаких инвестиций. Пресс-секретарь Фонда солидарности добавил, что примерно таким же образом — по частной инициативе — были созданы и другие проекты, например, площадки альтернативного подсчета голосов «Зубр» и «Голос», объединения независимых наблюдателей. «Нигде с подобным я не сталкивался. Естественно, мы смотрели на другие примеры мирного протеста, но там были разные стратегии, а у нас все объединено», — говорит Медведев.

При этом собеседник «Ленты.ру» отдельно отметил, что ни BY_help, ни Bysol не имеют отношения к оппозиционным СМИ и Telegram-каналам, таким образом опровергая утверждения официальных властей Белоруссии, что весь протест координируется из одного центра и управляется через эти источники информации.

«Belsat и NEXTA обитают в ЕС давным-давно, и их по сути можно рассматривать уже как инструменты "мягкой силы" Польши и Литвы или даже Евросоюза в целом. Но это одна из параллельных историй. Мы к этим людям никакого отношения не имеем и не знаем, как они поддерживают свою деятельность», — подчеркнул представитель белорусской диаспоры в Москве.

Примечательно, что то же самое позже сказала об оппозиционных СМИ и каналах лидер протестующих Мария Колесникова в интервью «Ленте.ру». Помимо этого, она заявила, что движение противников Лукашенко не координируется из единого центра, оно держится на множестве стихийно возникающих инициатив.

Каждый делает то, что он может и что считает нужным, чтобы достичь цели. Все инициативы очень разные, исходят от разных людей, но главное — что цель у них одна: альтернативное будущее Беларуси (...) Если бы был один центр силы, возможно, большинство не было бы так едино

лидер оппозиции Белоруссии Мария Колесникова
из интервью «Ленте.ру»

Взгляд в будущее

По мнению Евгения Медведева, Лукашенко не может справиться с протестами в первую очередь потому, что совершенно не понимает их сути. «Он привык воевать с политиками и партиями, а сейчас против него выступает все гражданское общество. Поэтому когда он бьет по одному человеку, выскакивает еще десять других инициатив, и он просто не может догнать каждого из них», — объясняет собеседник «Ленты.ру».

Три главных ошибки Лукашенко в последние полгода — реакция на COVID-19, снятие всех [популярных] кандидатов на пост президента и ответ насилием на мирные акции протеста. За последние полгода он сделал все возможные ошибки, которые мог допустить

пресс-секретарь Фонда солидарности Евгений Медведев, представитель диаспоры в Москве

В этом и заключается принципиальное отличие протеста в Белоруссии от Евромайдана 2014 года на Украине, указывает он. Во-первых, в Белоруссии нет поляризации между западной и восточной частью страны, в то время как на Украине это очень давний и острый конфликт двух ментальностей. Во-вторых, в Белоруссии отсутствует олигархат и независимые финансовые игроки, которые управляли политическими процессами в соседнем государстве.

«Самое главное отличие от Евромайдана, на мой взгляд, — отсутствие [статусных] политиков в белорусских событиях. Валерий Цепкало — это чиновник, Виктор Бабарико — банкир, Сергей Тихановский — блогер, Светлана Тихановская — вообще домохозяйка», — обращает внимание Медведев. Наконец, по его мнению, белорусы гораздо толерантнее своих соседей: «Даже когда 9-10 августа силовики метелили протестующих на улицах, никто не отвечал им насилием. Это факт, я сам все это видел».

Белорусская диаспора придерживается весьма пессимистичных взглядов на будущее в том случае, если действующий президент останется у власти. В первую очередь это вызовет отток населения, самой образованной и активной его части, в соседние страны, в первую очередь в Польшу, Литву и Латвию, чье влияние будет только усиливаться.

«Если Лукашенко удержится у власти, многие граждане Белоруссии станут в Польше и Литве привилегированными мигрантами. Потому что они, как я предполагаю, в уведомительном порядке будут ставить в известность власти, что хотят там находиться. Будут приезжать, жить и работать. Если будут учиться — получат стипендии от университетов. Это все уже и так происходит», — говорит Медведев. Для диаспоры и противников действующей власти этот сценарий нежелателен. Но и за слишком тесный союз с Россией в эмигрантском сообществе выступают немногие — примерно десять процентов.

Мы выступаем за суверенитет, за независимость страны в рамках нейтралитета, как у Швейцарии. Мы не хотим идти в Евросоюз. Мы понимаем, что это будет колоссальная ошибка. Мы не хотим также входить в состав России. Мы просто хотим жить своей жизнью

пресс-секретарь Фонда солидарности Евгений Медведев, представитель диаспоры в Москве

«Вот мне, к примеру, 31 год, я с пяти лет живу при Лукашенко. Я вырос в независимом государстве, и я другого не помню. У меня есть как минимум несколько оснований на получение российского гражданства, но я этого не хочу делать, потому что считаю себя белорусом. При этом у меня мать татарка, родом из Соль-Илецка, отец военный из Перми, моя старшая сестра родилась в Польше, а я родом из Беларуси. Но и я, и моя сестра считаем себя белорусами», — объясняет Медведев.

Он процитировал своего знакомого, который выразил основной парадокс нынешнего белорусского протеста: люди, получающие очень большие зарплаты, по две-три тысячи долларов, выходят на улицу под дубинки, чтобы те, кто получает по 500 долларов, жили так же хорошо. Но как нынешние власти могут это обеспечить после того, как они растеряли весь кредит доверия, в диаспоре не понимают.

«Деньги у Лукашенко точно закончатся, потому что ЕС и США ему их не дадут, Китай и так слишком большую помощь оказывает, да и Россия вряд ли финансово его поддержит, я в этом сомневаюсь. Лукашенко, может, и продавит ситуацию, но он проиграл выборы и всю войну. Он останется один на один с пенсионерами и силовиками, но денег у него не будет. Как он собирается жить? Я не знаю», — пожимает плечами наш собеседник.

Ксения Богачева

Александр Непогодин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности