Ёсихидэ Суга

Кандидат от народа

С клубничной грядки — в премьер-министры. Как сын фермера пробился в политическую элиту Японии

Мир

Ёсихидэ Суга

Фото: Yuya Shino / Reuters

Вскоре после неожиданной отставки премьер-министра Японии Синдзо Абэ его не самый харизматичный, но самый лояльный сторонник Ёсихидэ Суга внезапно заявил о намерении выдвинуться на должность. Он уже заручился поддержкой крупнейших фракций внутри правящей партии Японии и сейчас, пожалуй, стал лидером гонки за кресло главы правительства. Но ему еще предстоит завоевать сердца японцев, для многих из которых он просто меметичный «дядюшка Рэйва». Как сын фермеров пробился в высшие эшелоны власти, чего ожидать от него на посту премьера и почему ему заранее предрекают бесславный уход — в материале «Ленты.ру».

От клубничных полей — к политическому олимпу

В отличие от Абэ, в роду которого было несколько видных политиков, министров и даже два премьера, Ёсихидэ Суга — самый настоящий выходец из народа. Он родился 6 декабря 1948 года. Вместе с двумя старшими сестрами и младшим братом вырос в сельской местности на севере Японии, где его родители занимались выращиванием клубники.

Отец Ёсихидэ хотел, чтобы старший сын пошел по его стопам и поступил в аграрный колледж, но юноша решил попытать удачи в столице и устроился работать на картонный завод. Спустя два года он поступил на отделение политологии в самый дешевый на тот момент частный токийский Университет Хосэй и параллельно подрабатывал на рыбном рынке Цукидзи, чтобы как-то сводить концы с концами.

Закончив учебу, Суга сначала пошел работать в обычную компанию, но в итоге понял, что хочет связать свою жизнь с политикой. Он устроился секретарем к парламентарию из Либерально-демократической партии Японии (ЛДПЯ). Проработав без малого 11 лет на вторых ролях, Суга решил попробовать себя в большой политике.

В 1987 году он смог избраться в городской совет Йокогамы. Начинающий политик износил шесть пар обуви, ходя от двери к двери и прося горожан отдать за него свой голос. В 1996-м Суга уже стал депутатом нижней палаты парламента Японии, а еще через девять лет — заместителем министра внутренних дел и связи в правительстве Дзюнъитиро Коидзуми. Это был весьма одиозный японский политик правых взглядов, известный достаточно жесткой позицией по отношению к соседним Китаю и Южной Корее, неоднократными требованиями к России вернуть спорные Курильские острова и призывами разрешить женщинам наследовать императорский трон вопреки тысячелетним традициям.

Под началом Коидзуми свой путь к политическому олимпу прокладывал и Синдзо Абэ, занимавший в то время должность генерального секретаря кабинета министров. Заработав политические очки успешными переговорами с Северной Кореей, итогом которых стал исторический визит Коидзуми в КНДР и возвращение останков похищенных японских граждан на родину, Абэ в 2006 году возглавил ЛДПЯ и стал одним из самых молодых премьер-министров за всю историю страны.

В новом правительстве Суга получил сразу два министерских портфеля — внутренних дел и приватизации почты. Однако первое премьерство Абэ оказалось непродолжительным: ровно через год после вступления в должность он объявил об отставке из-за обострения язвенного колита — хронического заболевания толстой кишки, которое стало причиной и нынешней его отставки.

В правительстве его преемника Ясуо Фукуды места для Суги не нашлось, и он остался без министерской должности, но смог сохранить депутатское кресло. Политик сфокусировался на внутрипартийной карьере и, по всей видимости, поддерживал близкие отношения с Абэ. А в 2012-м, как писали японские СМИ, Суга убедил его еще раз выдвинуться на должность президента ЛДПЯ и, соответственно, премьер-министра Японии. Одержав победу, Абэ не забыл о своем верном союзнике и включил его в состав нового правительства, назначив генеральным секретарем.

Десница Абэ

На новой должности Суга фактически стал правой рукой Абэ. Каждое утро и вечер буднего дня он проводит брифинги для СМИ, где отвечает на вопросы, связанные с внутренней и внешней политикой страны, и выступает в роли своего рода пресс-секретаря премьер-министра. Но этим его функционал не ограничивается — Суга активно вовлечен в кадровые назначения, плотно взаимодействует со всеми министерствами и органами власти, проводит неформальные встречи с учеными и представителями СМИ, а также курирует вопрос возвращения на родину похищенных КНДР японских граждан.

Однако у большинства японцев Суга в первую очередь ассоциируется не со своими должностными обязанностями и не с фанатичной преданностью Абэ, а с мемом. Именно ему в апреле 2019 года была отведена честь официально представить девиз правления нового японского императора Нарухито. Это событие стало в буквальном смысле эпохальным, поскольку смена императоров знаменует в Японии начало новой эпохи.

Новый период получил название Рэйва, что примерно можно перевести как «гармония», «порядок» или «цветущий мир». Суга, поднимающий перед камерами табличку, на которой тушью выведен этот императорский девиз, плотно отпечатался в сознании рядовых японцев, а стараниями пользователей интернета за ним закрепилось прозвище «дядюшка Рэйва».

С этого момента за Сугой особенно пристально наблюдают эксперты и журналисты, пророча ему премьерство. А его поездка в конце 2019 года в США, где он встретился с вице-президентом Майком Пенсом и госсекретарем Майком Помпео, лишь подогрела слухи о том, что он может стать преемником Абэ, последний срок которого на посту главы ЛДПЯ должен был истечь осенью 2021 года. Однако ухудшившееся здоровье вынудило премьер-министра Абэ подать в отставку на год раньше.

Новым премьер-министром станет новый лидер правящей партии, а выбирать его будут партийным голосованием 14 сентября. Свои обязанности он будет выполнять всего год — до плановых выборов главы ЛДПЯ, которые должны пройти не позже конца сентября 2021-го. Сейчас решение будут принимать исключительно парламентарии и делегаты региональных ячеек партии, а вот в следующем году голосовать будут уже все члены партии.

Судя по растущей поддержке Суги среди ключевых фракций правящей партии, слухи о его премьерстве были не напрасны

Как отмечают японские СМИ, в обычных условиях Суга просто уступил бы более именитым однопартийцам, а его главными соперниками сейчас считаются бывший министр обороны Сигэру Исиба и экс-глава МИД Фумио Кисида. Однако исключительные правила голосования, правление длиной в год и потрясения 2020-го сделали нынешнюю гонку за власть совершенно нестандартной.

Суга не связан ни с одной из фракций внутри ЛДПЯ, однако уже заручился поддержкой крупнейших из них. Конечно, у разных сил свои интересы, но в целом считается, что его выбирают как переходного и компромиссного кандидата: таким образом у фракций будет время подготовить своих кандидатов к 2021 году. К тому же политиков, которые решились бы взять бразды правления страной на фоне COVID-19, переноса Олимпиады и надвигающейся экономической рецессии, не так много.

В то же время генсек, который работал бок о бок с Абэ на протяжении стольких лет, как никто другой понимает тонкости нынешнего политического курса и достаточно легко может подхватить эти бразды и удержать страну на плаву среди продолжающейся пандемии коронавируса. Именно поэтому политические элиты Японии сейчас склоняются к кандидатуре Суги, а не, например, более харизматичного и популярного среди народа Сигэру Исиба — ярого критика Абэ.

Кроме того, это будет не первый случай, когда секретарь кабмина становится премьер-министром. Сам Абэ занимал эту должность в администрации Коидзуми; такой же карьерный путь был у двух других современных японских политиков — Кэйдзо Обути и Ясуо Фукуда, которые возглавляли правительство в 1998-2000-х и 2007-2008 годах соответственно.

Продолжение курса

На пресс-конференции, посвященной выдвижению, Суга сообщил, что если одержит победу на внутрипартийных выборах, то продолжит курс, намеченный Абэ. Продолжать он намерен и так называемую «Абэномику» — экономическую политику, нацеленную на преодоление стагнации и дефляции путем искусственного удешевления иены, а также мер по стимулированию экономического роста и реструктуризации экономики.

«В разгар национального кризиса мы не можем допустить политического вакуума, — сообщил Суга журналистам. — Я решил выдвинуть свою кандидатуру после долгих размышлений о том, что я могу сделать как политик и как член администрации Абэ, чтобы как можно скорее наступил тот день, когда наши граждане смогут жить без страха».

Суга также обещает сфокусировать основное внимание на борьбе с пандемией COVID-19, которая нанесла сильный удар по экономике Японии. «Сейчас важно сохранить рабочие места и помочь компаниям продолжать свой бизнес, в основном за счет выплат и кредитов», — рассказывал он в телеинтервью.

При этом его последние заявления указывают на амбиции стать не просто временной заменой Абэ, а возглавить полноценное правительство и даже провести реформы. Так, в недавнем интервью японской газете Yomiuri Shimbun Суга предложил объединить отделы министерств и ведомств, которые занимаются цифровой политикой, в единый орган власти, который занимался бы цифровизацией государственного и частного сектора. Указал он и на необходимость реорганизации министерства здравоохранения.

В связи с этим появились предположения, что в случае избрания Суга может распустить парламент и назначить внеочередные выборы, чтобы укрепить свои позиции. Сам он в интервью Asahi Shimbun сообщал, что внеочередные выборы провести можно, однако на подобное решение в любом случае будет влиять ситуация с коронавирусом.

Тем не менее возможное премьерство Суги по сути своей все же будет логическим продолжением администрации Абэ. Тяжелая обстановка внутри страны, вызванная пандемией, и непродолжительный срок, отведенный новому премьеру на посту до плановых выборов, практически не оставляют места для существенных внутриполитических преобразований и достижения целей, поставленных его предшественником.

Так, одной из главных амбиций Абэ на должности премьера было внесение поправок в «пацифистскую статью» послевоенной конституции, принятой под давлением американских оккупационных властей. Япония — единственная развитая страна в мире, у которой есть конституционные ограничения на применение и развитие вооруженных сил, и Абэ добивался упоминания в этой статье Сил самообороны Японии, чтобы тем самым придать им «конституционный статус».

Процесс этот непростой: поправку должно поддержать две трети депутатов в обеих палатах парламента и большинство граждан в ходе референдума, что сильно осложняется существенным расколом по данному вопросу внутри общества. Вряд ли проведение всеобщего голосования в условиях пандемии поможет Суге склонить чашу весов в пользу принятия поправок, так что возвращения к этому вопросу до выборов 2021 года, пожалуй, ожидать не стоит.

Из последних заявлений Суги складывается ощущение, что не планирует он радикальных изменений и во внешнеполитическом курсе страны. Например, говоря о взаимоотношениях с Россией, он пообещал не сворачивать с намеченного Абэ курса на заключение мирного договора.

Вместе с премьер-министром Абэ я приложил много усилий для решения территориальной проблемы и заключения мирного договора с Россией. Я не буду изменять этому подходу

Ёсихидэ Суга

Впрочем, здесь стоит учитывать последние заявления российской стороны — к примеру, слова зампредседателя Совета безопасности России Дмитрия Медведева, который в категорической форме отверг любую возможность передачи территорий Японии и сослался на соответствующую поправку в Конституцию РФ. Это, вкупе с растущим скептицизмом японской политической элиты, дает основания полагать, что перспектив на заключение мирного договора и решения территориального спора между странами все меньше. Да и короткий срок премьерства Суги просто не даст ему развернуть действительно серьезную деятельность.

Кроме того, для принципиальных прорывов на внешнеполитической арене Суге может попросту не хватить харизмы и опыта. Ему будет крайне сложно конкурировать с Абэ, который умел если и не выстраивать близкие личные взаимоотношения с мировыми лидерами, то, во всяком случае, создавать видимость таковых: с «дорогим Дональдом» он играл в гольф, а «друг Владимир» посетил с визитом его родной город. Суге же придется не только налаживать отношения с президентом США после выборов, но и как-то реагировать на агрессивные действия Китая в спорных районах.

Может показаться странным, что генсек хочет взять на себя столь серьезную ответственность, когда у него есть всего лишь год. Однако это может объясняться достаточно просто: Суга последние восемь лет посвятил работе на правительство и, вероятно, чувствует, что его работа еще не окончена, особенно в трудный для страны 2020-й. Кроме того, он прекрасно понимает, что это его единственный шанс стать премьер-министром. Вероятнее всего, срок Суги действительно ограничится одним годом, однако всегда остается шанс, что «дядюшка Рэйва» сотворит чудо и окажется незаменимым на этом посту.

Приоритетной задачей Суги на ближайший год, по всей видимости, станет зарабатывание политических очков, которые позволят ему выиграть внутрипартийные выборы в следующем сентябре и остаться на должности премьера

Удастся ему это или нет — покажет время. Так или иначе, после ухода Абэ Япония вновь рискует столкнуться с «периодом вращающихся дверей» (как это было в 1990-х), когда премьеры будут сменять друг друга каждый год, а то и каждые несколько месяцев. По крайней мере до тех пор, пока не появится политик, способный, подобно Абэ, годами удерживать власть и проводить независимую политику. Пока большинство аналитиков сомневаются, что Суга сможет выйти из тени своего предшественника и стать такой фигурой.

Валентина Вавер

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности