«Крики детей были самыми страшными звуками той ночи»

Лучший пароход СССР затонул, столкнувшись с сухогрузом. 423 человека погибли из-за ошибок капитанов

Фото: Юрий Каплун / РИА Новости

34 года назад — 31 августа 1986 года — в 13 километрах от Новороссийска затонул пароход «Адмирал Нахимов», гордость пассажирского флота Советского Союза. В Черном море погибли 423 человека. Гибель судна стала одной из самых страшных морских катастроф в истории страны. Происшествие с «Нахимовым» зарубежные СМИ назвали «чудовищной трагедией советского Титаника». Причиной затопления «Адмирала Нахимова» стало столкновение с сухогрузом «Петр Васев», которого вполне можно было избежать. Но капитаны обоих судов, старые морские волки, по трагическому стечению обстоятельств допустили роковые ошибки, стоившие жизни сотням людей. Историю и расследование дела «Адмирала Нахимова» вспомнила «Лента.ру».

«Крупнейшая катастрофа на Черном море»

Расследовать гибель «Адмирала Нахимова», который считался одним из самых надежных пассажирских судов СССР, довелось Борису Уварову — в 1986 году он был старшим следователем по особо важным делам Прокуратуры РСФСР. Дурные вести с Черного моря, как водится, пришли внезапно.

В три часа ночи 1 сентября 1986 года в моей квартире раздался телефонный звонок. Я понимал, что в такое время могут звонить только со службы. На связи был мой начальник Николай Сироткин [начальник следственной части Прокуратуры РСФСР]. Он сказал: «Боря, надо выезжать на Северный Кавказ. Через полчаса за тобой заедет автомобиль»

Борис Уваров
следователь

В 5:30 следователь Уваров уже был в аэропорту: он поднялся на борт самолета, где также находился зампрокурора СССР по следствию Олег Сорока вместе с несколькими генералами и полковниками из разных силовых ведомств.

После взлета всех позвали в комнату для совещаний, обустроенную на спецборту, где рассказали о случившемся: 31 августа около 23:00 в Цемесской бухте произошло столкновение пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васев».

К тому времени уже было известно, что в результате случившегося «Адмирал Нахимов», перевернувшись на правый борт, затонул за восемь минут. Точное количество жертв известно не было, но счет шел на сотни.

Товарищи! Это крупнейшая катастрофа нашей страны на Черном море с момента окончания войны. От нас ждут ответов

Олег Сорока
заместитель Генерального прокурора СССР

Уже на борту была создана следственная группа, которую возглавил Борис Уваров. На машинах доехали до Новороссийска. В горкоме партии готовилось оперативное совещание — ждали приезда члена политбюро Гейдара Алиева, который должен был от ЦК КПСС возглавлять комиссию по расследованию причин катастрофы.

Между тем следователь Уваров понимал, что совещание, подготовка к нему и встреча большого гостя никак не помогут расследованию. Уходит драгоценное время, хотя главная улика — судно «Петр Васев» — остается на месте. Мнение Уварова разделял и местный сотрудник КГБ, обеспечивавший оперативную поддержку. Он помог быстро найти катер, хорошего судоводителя и выехать к месту событий, не дожидаясь резолюций и решений сверху.

На службе у Третьего рейха

Всей истории погибшего судна следственная группа тогда еще не знала. Между тем биография у «Адмирала Нахимова» — флагмана пассажирского черноморского флота Советского Союза — была богатая.

За 61 год до своей гибели, 24 марта 1925 года, судно было спущено на воду в немецком Люббендорфе под названием «Берлин». Уже в сентябре того же года пароход совершил первый рейс в Нью-Йорк и даже поучаствовал в спасении пассажиров затонувшего британского судна.

«Берлин» совершал регулярные трансатлантические рейсы до лета 1938 года. К этому времени богатых клиентов в Европе стало меньше, да и американцы все реже пользовались услугами межконтинентальных перевозчиков, а потому пароход стал использоваться как круизное судно на Средиземном море

15 июля 1939 года «Берлин» завершил свою мирную деятельность, получив приказ командования военно-морских сил Германии отправляться в Свинемюнде. Менее чем через два месяца прогремели первые выстрелы, с которых началась Вторая мировая война.

«Берлин» стал госпитальным судном Третьего рейха, тогда же на нем случилось и первое ЧП: неожиданно взорвался котел, в результате чего погибли 17 членов экипажа. Это было последнее происшествие на пароходе, и на протяжении всей войны судно без потерь перевозило раненых солдат вермахта. Так продолжалось до последнего года войны.

В начале января 1945 года положение фашистской Германии было катастрофическим. Боевые действия шли непосредственно на территории Третьего рейха, и агонизировавшему режиму Гитлера катастрофически не хватало снарядов, вооружения, а главное — солдат.

В это время в Восточной Пруссии и Померании, в так называемом Курляндском котле, находилось около двух миллионов немцев — гражданского населения и военных, взятых в кольцо Советской армией

Командующий Военно-морскими силами нацистов Карл Дениц разработал операцию «Ганнибал» по эвакуации людей и техники в связи со стремительным наступлением СССР. К участию привлекли и пароход «Берлин».

Операция началась 21 января. Через десять дней пароход «Берлин» подошел к Лиепае, при этом судно для защиты от советской авиации и подводных лодок сопровождал усиленный военно-морской конвой. Но при входе в порт раздался взрыв — пароход зацепил морскую мину. Несмотря на огромную пробоину, судно продолжило движение, но не могло нормально маневрировать. Вскоре раздался еще один взрыв: «Берлин» напоролся на вторую мину и затонул.

Черноморская гордость

Прошло два года. Следы войны и руины все еще напоминали жителям Лиепаи о недавних боях с фашистами, как и торчавший из воды при входе в порт немецкий пароход. В 1947 году «Берлин» начала исследовать группа советских водолазов. Они осмотрели его и удивились качеству: корпус остался крепким, без следов коррозии.

Специалисты пришли к выводу, что «Берлин» можно восстановить и использовать на благо СССР. Начались работы по его подъему. Со второй попытки судно подняли со дна и отбуксировали в док Кронштадтского завода для частичного ремонта. Пароход был переименован в «Адмирала Нахимова» — в честь прославленного русского флотоводца.

Восстановление судна заняло около двух лет. В ходе работ выяснилось, что для полноценного ремонта парохода в Кронштадте не хватает специалистов и мощностей, а потому «Адмирала Нахимова» в 1949 году отправили в ГДР

Владельцем «Адмирала Нахимова» стало Черноморское морское пароходство, но оно не спешило забирать свое имущество, пока страна решала важные вопросы послевоенного восстановления. Лишь в 1957 году судно получило новую команду. Его первый капитан Николай Соболев был поражен внутренним убранством вверенного ему парохода.

Осмотрев каюты, палубы и технические помещения, Соболев заметил, что «Адмирал Нахимов» похож на музей или дворец. Он по-настоящему влюбился в пароход. По его инициативе была переделана вентиляция и сделана современная система кондиционирования, Соболев проводил постоянные учения по спасению утопающих и отрабатывал действия на случай катастрофы.

«Адмирал Нахимов» имел безупречную репутацию благодаря своему капитану, комфортным условиям на борту и команде, которая постоянно совершенствовала мастерство. Все это создавало стабильный пассажиропоток. Более того, моряки предложили во время стоянок в портах проводить трехчасовые морские прогулки для всех желающих.

Этот аттракцион оказался невероятно востребован у жителей и гостей портовых городов, что прославило пароход на все побережье. За годы службы экипаж «Адмирала Нахимова» получил сотни благодарностей, а руководство Черноморского пароходства даже присвоило ему почетное звание «Экипаж коммунистического труда».

Попасть в команду капитана Соболева было мечтой многих моряков 60-70-х годов. На его теплоходе снимались телепрограммы и художественный фильм «Дамы приглашают кавалеров», появлялись известные люди, что приносило экипажу стабильный заработок и премиальные

Благодаря высокому профессионализму команды «Адмирал Нахимов» совершал и межконтинентальные рейсы. В период Карибского кризиса «Адмирал Нахимов» ходил на Кубу, бывал у африканского побережья и на Ближнем Востоке.

Но в 1978 году капитан Соболев по состоянию здоровья вынужден был оставить службу и навсегда сойти на берег. Новым капитаном стал 56-летний Вадим Марков — опытный моряк, водивший большие пассажирские суда по международным маршрутам. Именно он командовал пароходом в роковую ночь 31 августа 1986 года.

«На борту нас встретили вооруженные люди»

...Днем 1 сентября 1986 года, когда катер со следователем Уваровым и оперативником КГБ подъехал к месту трагедии, «Адмирал Нахимов» уже был под водой. На месте находился только крупнотоннажный сухогруз «Петр Васев», нос которого был частично надломлен из-за столкновения.

На борту сухогруза находилось 30 тысяч тонн канадского зерна. Уваров оценил судно: 170 метров, мощные высокие борта. Настоящий стальной таран, который мгновенно пробил довольно прочный клепаный борт пассажирского парохода

Когда силовики подъехали к грузовому судну, разыгралась непогода. Трехбалльные волны подкидывали и катер, и сухогруз. Уварову и его спутнику пришлось приложить немало усилий, чтобы подплыть к «Петру Васеву», уровнять борт со спущенной лестницей и уцепиться за нее, не свалившись в море.

На борту нас встретили вооруженные люди. Это была охрана из пограничников, они не предполагали нашего появления и преградили дорогу, не желая пускать нас дальше входа на палубу. Оперативник КГБ связался со своим руководством, и командир бойцов нехотя пропустил нас

Борис Уваров
следователь

Уваров вместе с чекистом встретились с капитаном сухогруза Виктором Ткаченко: тот вел себя уверенно и выразил готовность прояснить все детали. Уваров хотел изъять ленты курсоров — специального оборудования, записывающего все перемещения судна. На «Петре Васеве» — судне японского производства — курсоры работали вместе с системой автоматизированной радиолокационной прокладки курса (САРП).

Но Ткаченко попытался помешать ему, заявив, что курсоры ему нужны, чтобы довести судно до берега. Тогда Уваров попросил командира пограничников выделить ему надежного бойца, которого он поставил возле оборудования, велев никого к нему не подпускать без разрешения.

Ткаченко включил экран САРП и стал показывать, какой курс у него был в момент столкновения. Он констатировал тот факт, что он курс не менял. А столкновение, на его взгляд, могло случиться из-за того, что курс сменил пароход «Адмирал Нахимов»

Борис Уваров
следователь

Это были первые показания, полученные Уваровым с начала расследования. Капитан Ткаченко рассказал ему, что в роковую ночь катастрофы он знал: ему предстоит расхождение с пассажирским пароходом. Об этом ему сообщили сотрудники Новороссийского порта.

Ткаченко сказал, что согласовал свой курс с коллегой с «Адмирала Нахимова» и, по его расчетам, должен был разойтись с пароходом на расстоянии в один километр.

Как только сухогруз причалил и был подан трап, на борт вбежали ребята из Министерства морского флота. И когда мы с комитетчиком готовились сойти, они опередили нас и кинулись на палубу: хотели забрать ленты курсоров. Но они уже были у меня в портфеле

Борис Уваров
следователь

«Один из капитанов будет расстрелян»

Спасательная операция на месте гибели «Адмирала Нахимова» продолжалась несколько дней, хотя всех выживших спасли еще в ночь катастрофы. Активное участие в этом приняла команда «Петра Васева» — они вытащили из воды 37 человек.

Кроме того, в спасении участвовал лоцманский катер ЛК-90 — он шел к сухогрузу, чтобы помочь ему зайти в грузовой порт. Командир катера увидел, как пароход после столкновения завалился на борт, и сообщил о ЧП в порт. Также на месте катастрофы работал корабль пограничников.

Тем не менее число жертв было огромным — погибли 423 из 1234 человек, находившихся на борту «Адмирала Нахимова», — 359 пассажиров и 64 члена экипажа

Погибших свозили на 15-й причал Новороссийского порта. Туда пригнали железнодорожные холодильники, куда складировали тела, там же проходило опознание жертв катастрофы родственниками. Все они требовали скорейшего расследования — того же по телефону потребовал и находившийся на отдыхе глава СССР Михаил Горбачев.

Зарубежные СМИ к тому времени уже писали о трагедии «советского Титаника», унесшей сотни жизней.

Западная пресса наперебой предлагала свои версии случившегося: писали, что причиной трагедии стало покушение на генерала КГБ, который был на борту; кто-то подозревал диверсию; иные утверждали, что к столкновению привело появление в Цемесской бухте некоего третьего объекта.

Следователям прокуратуры пояснили, что у них на все про все 30 дней. Обстановка складывалась напряженная. Еще больше усилил это напряжение представитель ЦК КПСС Гейдар Алиев, которому пришлось выступать перед собравшимися на стихийный митинг родственниками погибших, журналистами и выжившими пассажирами.

Алиев пообещал, что комиссия во всем разберется, и он лично посадит столько людей, сколько погибло в результате катастрофы. А еще чиновник заявил: «Как минимум один из капитанов будет расстрелян»

От следователя Уварова потребовали немедленно возбудить уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное нарушение правил безопасности, приведшее к гибели людей»). Однако Уваров, который уже занимался установлением всех обстоятельств случившегося, заявил, что спешить с квалификацией не стоит. В результате расследование продолжалось несколько месяцев. На время следствия капитанов Маркова и Ткаченко поместили под арест.

Ловушка среди моря

Дававшие показания потерпевшие рассказывали, что при отплытии ничто не предвещало беды. Как в классическом фильме-катастрофе, на «советском Титанике» сразу началась дискотека в музыкальном салоне, на четвертой палубе был концерт живой музыки, в ресторане и в барах расположились отдыхающие, предвкушавшие морской круиз.

Стоял жаркий день, многие пассажиры были с детьми. Пассажиры, расположившиеся в каютах нижних палуб, открыли иллюминаторы, чтобы проветрить спальни. В 22:30 в бортовом кинозале начался показ фильма «Я любил вас больше жизни», на котором собралось немало зрителей. Момент столкновения наблюдали только пассажиры, любовавшиеся ночным небом на правом борту лайнера.

Они видели, как к ним приближается огромное грузовое судно, но поначалу думали, что все нормально. В 23:12 пассажиры бросились врассыпную за секунды до того, как сухогруз своим носом протаранил борт парохода

Под водой «Петр Васев» проделал в борту «Адмирала Нахимова» пробоину площадью 84 квадратных метра. Она протянулась от седьмого до десятого водонепроницаемого отсека, в которых располагались вторая котельная, машинное отделение, емкости с мазутом и дизельным топливом, продовольственные склады и трюм.

Пассажиры парохода, которые не видели произошедшего, хоть и были сбиты с ног в момент столкновения, но не поняли, что случилось. Тревогу на «Адмирале Нахимове» не объявили, и он продолжил движение. Позже следователи установят, что капитан пытался спасти судно и увести его на мель.

Вскоре на пароходе погас свет. Позже электричество включилось, но затем погасло вновь, а судно начало крениться. Через четыре минуты после столкновения крен составил 45 градусов, и на борту началась страшная паника. Вода хлынула внутрь, чему способствовали открытые на нижней палубе иллюминаторы. «Адмирал Нахимов» стремительно заполнялся водой.

Те, кто был на палубе, прыгали за борт, другие перебирались на поднимавшийся над водой борт и соскальзывали с корпуса в море. Из топливных баков хлынуло топливо, которое сковывало движения тех, кто попал в масляную пленку. Возгорания не произошло лишь чудом.

Падающие в воду скамейки и шезлонги буквально сметали цеплявшихся за борт пассажиров, нанося им травмы и сбрасывая в море.

Стюардессы и матросы пытались вывести пассажиров, находившихся в каютах и внутренних помещениях судна. В темноте, по накренившимся коридорам, они делали это на ощупь, лишь примерно понимая, где теперь верх, а где низ

В узких коридорах люди, не понимавшие, куда бежать, давили друг друга. Страшной оказалась судьба многих детей, которых родители уложили спать и заперли в каютах, а сами ушли на верхние палубы. В темноте в залитые водой коридоры мало кто сумел выйти, а каюты с открытыми иллюминаторами быстро заполнились водой.

В одном из таких коридоров погибла 28-летняя стюардесса Вера Федорчук. Она бросилась к стеллажу с запасными ключами от кают, но он упал и разбился. В темноте Вере понадобилось время, чтобы найти ключи на ощупь, но спасти детей из ловушки она не успела — в считаные минуты судно ушло на дно.

Крики детей, звавших на помощь родителей, были самыми страшными звуками той ночи, когда затонул «Адмирал Нахимов»

Воспоминания одного из пассажиров затонувшего парохода

По свидетельствам выживших в катастрофе, на краю гибели ярко проявлялась истинная сущность людей. Были те, кто отнимал у других жилеты, дрался за любое плавсредство, будь то кусок обшивки, спасательный круг, деревянная лавка или шезлонг. Но были и те, кто до последнего вместе с членами экипажа помогал спасаться старикам, женщинам и детям, отдавая им свои жилеты.

Многие пассажиры выжили благодаря стюардессе Татьяне, которая на верхней палубе надевала на пассажиров спасательные жилеты. Люди вспоминали, что она была островком спокойствия в творящемся кругом безумии, сосредоточенно и быстро делала свою работу, не поддаваясь эмоциям. Ее тело нашли лишь через пару дней.

А капитан «Адмирала Нахимова» Вадим Марков свой пароход пережил. Он, по словам выживших членов экипажа, до последнего момента находился на капитанском мостике, пока его не смыло за борт. Маркова спасли из воды.

Роковая ошибка

Следствие установило, что капитаны «Адмирала Нахимова», «Петра Васева» и пост регулирования судов в Новороссийске знали, что кораблям предстоит разойтись в 23:10 в Цемесской бухте.

«Адмирал Нахимов» вышел в 22:00 из порта Новороссийска. И тогда, и сейчас публикуется информация, что его выход в море был якобы задержан из-за начальника КГБ Одесской области. Это не так — такой человек действительно был на борту и погиб вместе с родными, но судно из-за него не задерживали

Борис Уваров
следователь

Согласно международным правилам навигации, «Адмирал Нахимов» должен был пропустить сухогруз (морской принцип — пропускает корабль слева), но диспетчер порта связался с капитаном «Петра Васева» Ткаченко и спросил, может ли он пропустить пароход.

Диспетчер привел доводы: на борту почти тысяча пассажиров с детьми, было бы лучше уступить путь. Ткаченко пообещал уступить. В 22:30 экипаж парохода запросил обстановку — и ему доложили о пересечении с сухогрузом, сообщив, что капитан судна пропустит «Адмирала Нахимова».

Выяснилось, что в 23:00 капитан Вадим Марков выставил курс 160 градусов (менять его имеет право только капитан) и передал управление своему помощнику Александру Чудновскому, а сам пошел в свою каюту, где уединился с журналом. В целом он мог следить за обстановкой и с дивана — у него были дублеры курсоров

Борис Уваров
следователь

Через пару минут Александр Чудновский обратил внимание на появившиеся огни судна. Он запросил пеленг (метод, позволяющий понять расстояние до объекта) у рулевого парохода. «Изменение пеленга за две минуты — два градуса, пеленг тянет к носу, мы сближаемся», — ответил ему Евгений Смирнов, рулевой «Адмирала Нахимова».

Через пару минут Чудновский снова запросил пеленг и опять получил подтверждение, что расстояние между судами стремительно сокращается

Помощник капитана «Адмирала Нахимова» занервничал и по радиотелефону вышел на связь с экипажем сухогруза. Он уточнил, в силе ли договоренность и пропускает ли их грузовое судно, и получил подтверждение.

Но расстояние между судами продолжало сокращаться. Чудновский увидел, что «Петр Васев» вот-вот окажется на линии, по которой он должен пройти. Вместо того, чтобы срочно вызвать Маркова и сообщить о происходящем, он, в нарушение всех инструкций, сделал поворот влево, надеясь, что оставит «Петра Васева» справа.

Потом он [Чудновский] меняет курс еще и еще раз. Видит, что происходит катастрофическое сближение до 125 метров и звонит на сухогруз, спрашивая, что они творят. Через две минуты происходит столкновение

Борис Уваров
следователь

По словам руководителя следственной группы, позже экспертиза установила, что если бы Чудновский не поменял курс, столкновения бы не произошло. Корабли, пусть и в опасной близости, могли бы разминуться. Впрочем, дать показания Александр Чудновский не смог.

Сразу после столкновения на мостик вбежал капитан Вадим Марков, который принялся материть помощника, спрашивая, зачем он изменил курс. В итоге драгоценное в этой ситуации время ушло на поиски виновного. Спустя две минуты, когда судно начало крениться, Александр Чудновский спустился в каюту и заперся внутри. Позже водолазам пришлось проделать большую работу, чтобы выбить дверь и поднять его тело на поверхность.

Мостик без капитана

В ходе следствия и в суде к капитану Вадиму Маркову было немало вопросов. Первый касался поведения перед столкновением. Согласно правилам прохождения опасных участков и при сближении с другим судном он обязан был находиться на капитанском мостике и лично руководить процессом.

Этот странный факт до сих пор заставляет сторонников теории заговора строить догадки о заинтересованности капитана в случившемся — мол, у него были какие-то мотивы для того, чтобы подставить «Адмирала Нахимова» под удар

Также капитан Марков продолжил движение судна, которое стремительно кренилось, набирая воду, вместо того, чтобы немедленно объявить тревогу и дать персоналу приказ на эвакуацию пассажиров. В суде капитан пояснил, что не мог этого сделать, поскольку выключился свет.

Однако через две минуты после столкновения второй механик успел добежать до палубы, где находился аварийный генератор, и запустил его. Электроснабжение было на какое-то время восстановлено, но объявления тревоги от капитана не последовало. Вместо этого капитан отправил помощника и матросов вниз, чтобы они оценили масштаб ущерба, нанесенного пароходу.

Когда судно начало быстро крениться на правый борт, капитан послал сообщение на сухогруз с требованием немедленно спустить на воду все спасательные средства и велел своему экипажу скидывать шлюпки

Но команда была запоздалой. Матросы сбросили лишь одну шлюпку, находившуюся на левом борту. Начали скидывать самораскрывающиеся плоты, но часть из них была крепко привязана проволокой из-за частично поломанных креплений, а потому сбросить их на воду не удалось.

«Все факторы были против пассажиров»

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко вез ячмень из канадского города Бе-Комо и торопился побыстрее зайти в порт. Он вел судно со скоростью 12,5 узлов. В 21:30 он поднялся на мостик и взял управление на себя. Рядом с ним находился третий помощник Петр Зубюк.

Когда «Адмирал Нахимов» вышел из порта, Ткаченко подтвердил, что пропустит пароход, и диспетчеру, и Александру Чудновскому, но не сделал этого.

Ткаченко вел сухогруз, наблюдая за обстановкой с помощью САРП, хотя, согласно всем правилам, был обязан вести визуальное наблюдение с помощью бинокля. При этом освещенный яркими огнями пассажирский пароход ему был прекрасно виден. Когда мы его спрашивали, почему он не уступил дорогу, Ткаченко отвечал: «Думал, что проскочу»

Борис Уваров
следователь

По словам коллег, позже дававших показания, Ткаченко был профессионалом своего дела. Он хорошо владел своим ремеслом и имел награды за заслуги. Но капитана сухогруза отличала любовь к экстравагантным поступкам: он любил опасные и в то же время точные маневры, от которых его коллеги порой приходили в ужас.

После первого звонка Чудновского Зубюк тоже запросил пеленг и сообщил Ткаченко, что происходит опасное сближение. Тот же, глядя на экран, заявил, что все идет по плану, и попросил не дергать его. Но Зубюк опять повторил, что пеленг не меняется.

Но Ткаченко опять не послушался, заявив, что аппаратура показывает: вот-вот должно произойти «красивое расхождение»

Позже экспертиза установит, что САРП передавала данные с опозданием. Ткаченко понял, что быть беде, лишь после очередного панического звонка с парохода.

Он велел снизить скорость, потом приказал дать полный назад, но было поздно: судно продолжало по инерции идти вперед. Запоздалый маневр вправо ничем не помог: сухогруз на полном ходу протаранил борт «Адмирала Нахимова». Ткаченко довольно быстро развернул спасательную операцию.

Его люди спасли из воды 37 человек, но на следующий день капитан «Петра Васева» осознал, что влип, и стащил судовой журнал у своего помощника Зубюка

Тот вел его вручную, как полагалось, и заносил в него все, что происходило с сухогрузом. Как вспоминает Борис Уваров, Ткаченко позже сообщил следствию, что подтер записи за ту ночь и попросил Зубюка внести другие данные. К чести моряка, он отказался, и позже по карандашному оттиску на бумаге восстановил для следствия каждое слово.

Трагедии бы не произошло, если бы хоть один из трех факторов сработал. Ткаченко пропустил бы судно, Марков остался бы на рабочем месте, а Чудновский не сменил бы курс. В ту ночь все три фактора были против пассажиров «Адмирала Нахимова»

Борис Уваров
следователь

Судьба капитанов

Судили Вадима Маркова и Виктора Ткаченко в марте 1987 года в Одессе. Несмотря на давление общественности и властей, Борис Уваров отказался расследовать уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»).

Вместо этого Маркову и Ткаченко было предъявлено обвинение по статье 85 УК РСФСР («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»).

Суд приговорил обоих бывших капитанов к 15 годам колонии, но через четыре года Советский Союз прекратил свое существование

Теперь Вадим Марков отбывал наказание в России, а Виктор Ткаченко — на Украине. В 1992 году президенты обеих стран Борис Ельцин и Леонид Кравчук приняли решение помиловать капитанов. За Маркова просила Ассоциация капитанов России, а Виктор Ткаченко в это время проходил лечение от начавшегося у него после суда психического расстройства.

Я защищал Ткаченко — и то не до конца, на предварительном следствии. Он сильно переживал после аварии — на его глазах погибали люди — и заболел психически

Генрих Падва
адвокат Виктора Ткаченко

После освобождения два бывших капитана обосновались в Одессе и нередко получали угрозы от родственников погибших на «Адмирале Нахимове».

Марков даже писал заявления в милицию с просьбой оградить его семью от возможных покушений. В Одессе он снова устроился на работу в Черноморское пароходство, где обучал капитанскому делу курсантов. В 2007 году Вадим Марков скончался от рака.

Виктор Ткаченко вскоре после освобождения вместе с семьей переехал на постоянное место жительства в Израиль, где сменил фамилию, став Виктором Тальором

По некоторым данным, это было сделано в связи с тем, что родственники погибших пассажиров «Адмирала Нахимова» проживали и в Земле обетованной.

В Израиле Тальор снова стал капитаном — правда, теперь водил частную яхту. В сентябре 2003 года он вывел свое судно в море, несмотря на угрозу шторма. Спустя сутки тело Тальора, двух его помощников и разбившуюся о скалы яхту береговой патруль обнаружил у побережья Канады.

Владимир Седов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности