Вводная картника

«Лучшими арендаторами были наркоманы»

Россиянин устал от шумных соседей. Как он смог от них избавиться и не нарушить закон?

Дом

Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

В Госдуме осенью 2020-го планируется рассмотреть законопроект, предусматривающий введение крупных — в размере до 50 тысяч рублей — штрафов за нарушение тишины в многоквартирных домах. Пока российские регионы устанавливают звуковые правила самостоятельно, и они везде разные; а где-то норм о соблюдении тишины нет вообще, и жителям приходится разбираться с шумными соседями самостоятельно, зачастую — «по понятиям». Чаще всего выяснение отношений бывает нерезультативным: в лучшем случае дебоширы успокаиваются на некоторое (обычно непродолжительное) время, в худшем — конфликт заканчивается дракой, порой со смертельным исходом. Александр, житель Красноярска, на личном опыте убедился — справиться с плохими соседями в одиночку практически невозможно, нужно четкое взаимодействие всех жильцов, полиции и чиновников. О своей борьбе за тишину он рассказал «Ленте.ру».

Тогда мне было 35 лет, я жил в доме с небольшими квартирами — одно- и двухкомнатными. Но это не была клоака — относительно приличный десятиэтажный дом, один подъезд, много молодых семей, самый центр города, точнее, деловая его часть — так называемый район «Взлетка» (официальное название — «Аэропорт» — жилой массив, возведенный на территории, где раньше была взлетная полоса местного аэродрома, — прим. «Ленты.ру»). Меня все устраивало, до работы — 15 минут пешком, рядом самая крупная и самая популярная гостиница города — «Хилтон Гарден Инн Красноярск». Все расположенные рядом квартиры, которые сдавались посуточно и были, естественно, дешевле, чем номера в отеле, пользовались колоссальным спросом. В какой-то момент это обернулось против меня. Квартиру, которая располагалась над моей (я жил на первом этаже), тоже начали сдавать.

Согласно опросу, проведенному «Лентой.ру», своих шумных соседей ненавидят 33 процента опрошенных, еще 28 процентам хотелось бы, чтобы соседи шумели поменьше. 24 процента сообщили, что у них приличные соседи, 8 процентов отметили, что шум им безразличен. 7 процентов заявили, что сами являются шумными соседями. Всего было опрошено 7,7 тысячи человек

И ладно бы ее просто арендовали посуточно — ситуация усугублялась тем, что ее снимали на час-другой. Фактически квартира превратилась в дешевую гостиницу класса «притон». То есть в нее на несколько часов приходили алкаши, чтобы побухать, туда проститутки водили своих клиентов. Лучшими арендаторами были наркоманы — они тише воды, ниже травы. Если наркоманы забурились, — значит, есть полдня спокойствия.

Съемщики, как правило, сменяли друг друга каждые три-пять часов, круглосуточно. Небольшой перерыв был утром. Самые проблемные смены — в 10-11 вечера, когда приходили алкаши, начинали орать, греметь бутылками, периодически дрались. Где-то к часу ночи они перепивались, если повезло — засыпали, если нет — вызывали проституток. В три часа ночи уходила одна смена алкашей, и немедленно являлась другая. Естественно, все это сопровождалось грохотом, воплями — спать было невозможно.

Самое ужасное, что квартира гудела почти 24 часа в сутки семь дней в неделю. В выходные, ночью — передышек практически не было. Иногда ее снимали для многодневных кутежей — дембели, молодежь, чтобы на выходных побухать, приехавшие с вахты рабочие или вообще какие-то непонятные личности.

Первое время я пытался с такими съемщиками разговаривать, объяснять, что внизу живут люди и надо вести себя тише. Но с каждым не поговоришь. Я физически здоровый, вешу 120 килограммов, меня слушают. Но бывают совершенно отбитые граждане, которые кидаются на людей. С одним поговоришь, с другим, с третьим, а четвертый тебе всадит нож в спину.

Самый вопиющий случай — в выходные бухали то ли националисты, то ли футбольные фанаты. Один из них выпал с балкона, поднялся и пошел дальше пить. Когда по вызову приехала полиция, они взяли табуретки и стали стучать ими в пол, одновременно скандируя «Менты, идите на ***».

Со временем я перешел к практике постоянного вызывания полиции. Все думают, что если пригласить правоохранителей, то дебоширы сразу испугаются и успокоятся. Не тут-то было. По закону они даже не обязаны открывать дверь. Полицейские просто должны постучаться к ним, попросить вести себя тише. После этого они спускались ко мне, чтобы взять у меня объяснение, а потом пытались взять объяснение, вот эту бумажку, у шумевших. Естественно, никто из съемщиков никаких объяснений не давал.

Я в свою очередь добросовестно писал эти бумажки, но никакого результата не было. Через пару недель пошел к участковому, объяснил ситуацию, а он сказал, что единственный способ воздействия на дебоширов — выписать штраф. Но проблема в том, что штрафы выписывает не полиция и не на месте совершения нарушения. Наряд, который приезжает по вызову, имеет право войти в квартиру только в том случае, если там совершается преступление. В любом другом случае им открывать не обязаны. Они просто собирают написанные мною заявления, относят участковому, а тот кладет их в одну папку и относит в администрацию района. Там сидит специально обученный человек, который по этим документам выписывает постановление о взыскании штрафа.

Проблема в том, что штраф выписывается не хозяевам квартиры, а тем, кто шумел. А поскольку каждый раз речь идет о разных людях, то владельцам, которые сдают жилье в аренду, эти штрафы безразличны. По закону наказать можно только тех, кто шумел. Если вы доверили кому-то свой автомобиль, он превысил скорость, штраф получите вы. А в случае с квартирой это не так. Поэтому по моим заявлениям было невозможно кого-либо наказать, все они писались впустую.

Полиция сначала, в течение месяца-полутора, приезжала по моим вызовам, потом стала приезжать через два часа после звонка, а потом начала периодически меня игнорировать. Им просто надоели мои постоянные жалобы. Но участковый что-то все-таки делал. Со мной связались представители агентства недвижимости, которое непосредственно сдавало квартиру. Они в беседах использовали НЛП-приемы (техники нейролингвистического программирования, применяемые для манипулирования сознанием, — прим. «Ленты.ру»), а также фразы вроде «ну неужели люди не могут чуть-чуть отдохнуть в выходной?», «у вас просто дом такой, все слышно, что поделать», — стандартные отмазки.

Выяснилось, что владелец квартиры сдавал ее в аренду агентству, а оно уже пересдавало ее дебоширам. Сотрудники этой фирмы предложили жаловаться им напрямую, я несколько раз так и сделал, но реакции не было. Пару раз в разгар очередного веселья приходили представители, стояли и уходили — мол, ничего не слышно, все нормально.

Чтобы как-то разрешить ситуацию, я обошел лично всех соседей. Они уже тоже были на взводе — все эти постояльцы постоянно выходили в подъезд, курили, орали, дым коромыслом, все загажено бутылками, окурками. Поэтому люди согласились подписать коллективное заявление в полицию. Что это изменило? Очень просто — когда документ подписан не только мною, а рядом жильцов, он имеет больший вес. Это уже не просто мое слово против слова тех, кто шумит. С таким заявлением уже можно принимать какие-то меры в отношении нарушителей. Но проблема опять же была в том, что открывать дверь полицейским никто из съемщиков не стремился. В итоге за полгода удалось вынести в отношении них всего около пяти постановлений.

Я решил бороться дальше — искать владельцев квартиры. Они жили в другом городе. Выйти на них легко — делается запрос в Росреестр, тебе выдают справку. Но телефона в ней нет, связаться с хозяевами не получалось. Параллельно, будучи в полном отчаянии, я отправлял соответствующие жалобы в прокуратуру, в пожарную охрану, пришел и лично познакомился с человеком в районной администрации, который выносил постановления о взыскании штрафов.

Для того чтобы всерьез решать проблему с шумными соседями, нужно обязательно установить контакт с таким человеком. В моем случае это была обычная женщина. Все обыкновенно думают, что достаточно написать бумажку, и все — чиновники бросятся решать ваши проблемы. Да у них поток таких заявлений, и по большинству они просто пишут отписки. Я все время узнавал у этой дамы судьбу своих обращений, звонил участковому. Покоя им не давал.

Тем временем меня стали регулярно заливать. Три или четыре раза был потоп. Квартиру сдавали уже откровенным люмпенам, которые пили, кололись и забывали закрывать краны. И тут мне, можно сказать, повезло. Какие-то хулиганы — не я — после дебошей начали бить в сдаваемой квартире окна и заливать замок входной двери клеем. Плюс я наконец-то раздобыл телефон владельцев жилплощади. И стал им звонить по ночам, прямо во время гулянок. По принципу — я не сплю, и вы спать не будете.

Одновременно подключил к делу юристов. Выяснилось, что когда в отношении съемщиков одной квартиры вынесено несколько постановлений, есть смысл подать в суд на ее хозяев — чтобы взыскать с них сумму морального ущерба. Реально воздействовать на владельцев «нехорошей» квартиры можно именно так: собрать доказательства, что там все время шумят, договориться с соседями и подать иск в суд о взыскании компенсации с хозяев. Как только я собрался направить такой иск, собственники разорвали договор с агентством, которое пересдавало квартиру.

Таким образом, обращение к соседям, непрерывное взаимодействие с участковым, с представителем местной администрации, жалобы во все инстанции помогли справиться с проблемой. Жаловаться нужно всем — скорее всего, везде получите отписки, но дело будет разогрето, его не замнут.

Общие проблемы по дому решают с большинством соседей 29 процентов россиян, а с меньшинством — 28 процентов, но большая доля жителей многоквартирных домов за последний год не имели опыта такой коммуникационной практики (43 процента), показал опрос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ)

И, конечно, важен контакт с хозяевами квартиры. Их телефон я раздобыл случайно — однажды, когда меня в очередной раз залили, я поднялся наверх. Там убиралась какая-то женщина, я зачем-то (не помню, зачем) попросил ее номер. Это и была хозяйка, но тогда я этого не понял — думал, уборщица. А осознав, что она и есть владелица, начал звонить. Один раз вежливо попросил разобраться с жильцами, второй раз, третий. А потом стал звонить по ночам, просил успокоить «гостей». Видимо, со временем меня услышали.

Главное — понимать, что одним действием проблему плохих соседей решить нельзя, важен комплекс мер. После этой истории у всего нашего дома появилось какое-то самосознание, мы создали общий чат, поняли, что трудности надо преодолевать вместе. Дом теперь выступает единым фронтом, это очень круто. Что касается злополучной квартиры сверху — она и сейчас сдается, но теперь в ней живут обычные люди.

Я считаю, что нужно закрепить в законодательстве норму, которая позволит взимать штрафы не с тех, кто шумит в квартире, а с ее владельцев. Тогда им будет не наплевать, кто и почему дебоширит. С другой стороны, необходим вдумчивый подход, ведь такая норма позволит сборщикам штрафов злоупотреблять своими полномочиями. У нас пролетарии за бутылку подпишут что угодно — неважно, есть шум или нет.

***

Обратная связь с отделом «Дом»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: dom@lenta-co.ru

Беседовала Мария Волкова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности