Вводная картника

Блестящие стволы

Банда «фантомасов» грабила банки с самодельными автоматами и держала в страхе советский город

Силовые структуры

Кадр: телесериал «Однажды в Ростове»

45 лет назад в Ростовской области расстреляли участников банды «фантомасов» — одной из самых известных в СССР. Пять лет — с 1968 по 1973 год — она совершала налеты на банки и магазины и держала в страхе Ростов-на-Дону. Бандиты конструировали и изготавливали уникальное оружие, тщательно планировали нападения и скрывали лица под масками. Из-за этих аксессуаров их и прозвали фантомасами — по имени героя известного французского фильма про злодея в маске, популярного в те годы. Бандиты стали городской легендой Ростова-на-Дону, про них писали книги, снимали фильмы и сериалы. Следы «фантомасов» можно найти и в учебниках по криминалистике. Историю главной банды Советского Союза изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

«Он за четыре часа нарисовал купюру»

Второе название банды «фантомасов» — банда братьев Толстопятовых. При этом ее лидером был младший Вячеслав — его брат Владимир хоть и был на 14 лет старше, но полностью ему подчинялся. Родившийся в 1940 году в селе Сельцо Брянского района Вячеслав с раннего детства увлекался рисованием и черчением. И настолько в этом преуспел, что в 15-летнем возрасте карандашами и акварелью начал рисовать купюры достоинством 50 и 100 рублей. Да такие, что отличить от настоящих их было нельзя.

Дело было до денежной реформы 1961 года, когда сложных систем защиты государственных казначейских билетов еще не существовало, а водяные знаки Толстопятов-младший прорисовывал качественно.

По его собственным показаниям, на нарисованные деньги он покупал вино, но бутылку выбрасывал в кусты, а вот сдачу, полученную настоящими деньгами, тратил на себя: покупал книжки, краски и сладости.

Став постарше, Вячеслав начал тратить деньги на такси — и в какой-то момент обратил внимание, что водители сложенную купюру не разворачивают. Это его и подвело: он стал рисовать деньги только с одной стороны. Но 23 февраля 1960 года таксист развернул купюру Толстопятова — и обнаружил оборотную сторону девственно чистой...

Вячеслав признался во всем сразу. На следственном эксперименте, используя лишь цветные карандаши, акварельные краски, клей БФ-2, циркуль, линейку и лезвие, он за четыре часа нарисовал абсолютно точную копию 100-рублевой купюры. Мы все ахнули

Анатолий Грановский
следователь по первому делу Вячеслава Толстопятова

По словам Грановского, находясь под следствием, Вячеслав завоевал всеобщую симпатию своей вежливостью, скромностью и начитанностью, а беседовать с молодым человеком для стражей порядка было настоящим удовольствием. В суде следователь ходатайствовал о смягчении наказания Толстопятову — учитывая первую судимость, полное раскаяние и содействие, оказанное следствию.

Вячеслава осудили на четыре года в колонии общего режима — невиданно мягкий срок для фальшивомонетчика. Ему вменили только подделки 1960 года — 17 купюр достоинством 100 рублей и 15 купюр — по 25 рублей, большую часть из которых он сбыл в торговых точках Ростова-на-Дону и шоферам такси.

Оружейники из подполья

Попав за решетку, Толстопятов пересмотрел свои приоритеты, но не в пользу законопослушной жизни. Уже в колонии на хуторе Сухой он стал говорить, что деньги больше рисовать не будет.

Он [Толстопятов] говорил, что сделает автомат, найдет себе других парней с оружием и будет грабить кассы

Леонид Плаксин
бывший сокамерник Вячеслава Толстопятова

Тот же Плаксин расскажет следователям, что перед отбоем Вячеслав делал какие-то чертежи, которые старался никому не показывать. 24 февраля 1964 года Толстопятов освободился и вернулся в Ростов-на-Дону, где в первый же день сообщил старшему брату Владимиру, что создаст банду.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинительного заключения:

«Братья Толстопятовы приступили к организации банды в 1964 году и действовали в двух направлениях: разрабатывали и создавали огнестрельное оружие и вербовали участников банды.

Еще на этапе планирования Толстопятовы отказались от идеи использовать оружие промышленного производства и признали, что удобнее и целесообразней вооружиться малокалиберным оружием собственного изготовления».

«Обладая конструкторскими способностями, хорошо зная слесарное и токарное дело, братья Толстопятовы в 1964-1965 годах длительное время разрабатывали конструкции малокалиберных автоматов и пистолетов, а также ручных гранат и боеприпасов»

В 1965 году Вячеслав Толстопятов разработал первый автомат собственной конструкции — название он так и не получил. Отличительной его особенностью стал переломный ствол: он откидывался на шарнире вверх, почти в два раза сокращая общую длину оружия, и приводился в боевое положение за пару секунд. Благодаря этому автомат можно было незаметно носить под одеждой или в сумках.

Позже эксперты КГБ и МВД СССР отметят, что аналогов у оружия Толстопятовых в мировой практике нет, а некоторые идеи бандитов представляют особый интерес. Именно на это указывали адвокаты, пытаясь спасти «фантомасов» от расстрела, — мол, они талантливые самородки и могут принести реальную пользу обороноспособности Советского Союза.

Стрелковый клуб

Детали для своего оружия братья Толстопятовы заказывали своим приятелям, работающим на оборонных предприятиях Ростова-на-Дону, в первую очередь — на «Легмаше» (заводе легкого машиностроения) и «Приборе», производившем радиоэлектронику для нужд ВМФ СССР.

Естественно, Толстопятовы никому не раскрывали, для чего именно им нужны эти изделия: заказы маскировали под запчасти для стиральных машин, холодильников и другой бытовой техники. Поэтому детали не только специальным образом закаляли, но даже хромировали для защиты от коррозии. Именно поэтому все оружие бандитов было блестящим.

Таким образом были изготовлены все составные части — кроме стволов. Их Толстопятовы мастерили сами из заводских винтовок ТОЗ-8: в те годы «мелкашки» можно было относительно свободно купить в спортивных магазинах. Более того: Вячеслав устроился работать художником в автотранспортное предприятие №3 (АТХ-3) Ростова-на-Дону, где очень быстро создал и возглавил стрелково-спортивную секцию, которой успешно руководил несколько лет.

Это обеспечило Толстопятову доступ к патронам — стандартным 5,6-миллиметровым спортивно-промысловым патронам центрального боя, под которые братья и разработали собственное автоматическое оружие

Позже следователи установят, что Вячеслав Толстопятов похитил из секции 14 пачек патронов — 700 штук.

В частном доме на Пирамидной улице братья оборудовали мастерскую: часть одной из комнат отгородили фальшивой стеной, в середине которой висело зеркало — дверь, запирающаяся особым образом. Там они собирали оружие, доводили его до совершенства и испытывали, стреляя в книги и в листы железа. В той же комнате Толстопятовы делали взрывчатку для самодельных гранат, смешивая охотничий порох с алюминиевой пудрой.

Славные парни

Еще в колонии на хуторе Сухой Вячеслав Толстопятов познакомился и сдружился с Сергеем Самасюком 1942 года рождения, который отбывал наказание за хулиганство. Они быстро договорились о будущих совместных преступлениях — нападениях на инкассаторов и кассиров.

Самасюк после колонии перебрался в Ростов-на-Дону, где при помощи Толстопятова-младшего приобрел квартиру — совершенно невероятное по советским меркам событие.

Еще одним участником банды стал друг детства Толстопятова-младшего — Владимир Горшков. Они вместе росли, делились самыми заветными мечтами и секретами и, по некоторым данным, вместе реализовывали фальшивые деньги и тратили сдачу. Ранее не судимый Горшков с радостью присоединился к банде.

На все приготовления у Толстопятовых ушли четыре долгих года. К октябрю 1968-го в арсенале банды было четыре самодельных семизарядных револьвера и три автомата кустарного производства, а также значительный запас патронов.

Бандиты изготовили темные маски, приобрели солнцезащитные очки и веревку для связывания людей и даже наметили несколько весьма привлекательных целей.

Каждый из участников банды осознавал, что нападения будут совершаться на государственные объекты, и что в случае сопротивления или попытки задержания им предстоит стрелять в любых лиц, которые станут представлять для них опасность

Следователи по делу банды братьев Толстопятовых

Роли исполняли

За четыре подготовительных года Толстопятовы, Самасюк и Горшков разработали два основных плана преступлений — весьма дерзкие по замыслу и еще более дерзкие по исполнению. Они назывались незамысловато: «первый вариант» и «второй вариант». Но эти кодовые слова позволяли спокойно обсуждать преступления в присутствии посторонних, не привлекая лишнего внимания.

По «первому варианту» один из участников банды останавливает машину в центре Ростова-на-Дону и просит отвезти его в район зоопарка или другого пункта на северо-западе города. Там «фантомас» якобы случайно замечает друзей и просит подвезти и их тоже. Все бандиты садятся в машину, а по пути нападают на водителя.

Его связывают и кладут в багажник, а на захваченном автомобиле едут к месту преступления. За рулем находится Вячеслав Толстопятов, а Самасюк и Горшков осуществляют само нападение. После машину бросают в любом удобном месте, не освобождая водителя из багажника.

«Второй вариант» банды был еще проще: захват машины, на которой привезли деньги в кассу предприятия или в отделение банка. Машину захватывали одновременно с захватом денег или сразу после него

Роль Владимира Толстопятова, старшего из братьев, не менялась: сразу после нападения он должен был подъехать на место преступления и внимательно наблюдать под видом зеваки за действиями сотрудников милиции и населения. Позже на основании данных «разведчика» бандиты разбирали допущенные ими ошибки и упущения, а также разрабатывали методы сокрытия следов преступлений.

Попытка №1

Первым делом «фантомасов» стало нападение на Ростовское областное отделение Государственного банка СССР на проспекте Соколова.

В те годы зарплаты кассирам предприятий выдавали именно в областных конторах Госбанка, причем в одно и тоже время — с 6 по 12 число между 10:00 и 13:00. Вход в операционный зал был свободным. Этим и воспользовались «фантомасы»: каждый из участников банды за эти годы побывал в зале в дни выдачи зарплат и внимательно наблюдал за получавшими деньги кассирами и их охранниками.

Участники банды так долго наблюдали за кассирами, что научились уже по одним внешним признакам безошибочно распознавать, кто получил крупную сумму, а кто — небольшую

Из уголовного дела братьев Толстопятовых

Свое первое дело «фантомасы» решили провернуть в дневное время прямо у выхода из областной конторы Госбанка. 7 октября 1968 года около 10:00 бандиты собрались в доме братьев Толстопятовых на Пирамидной улице. Там они переоделись в темные плащи, надели береты, три автомата сложили в спортивную сумку, а пистолеты убрали в карманы.

К полудню Вячеслав Толстопятов, Сергей Самасюк и Владимир Горшков приехали к конторе Госбанка. Действуя по «первому варианту», они остановили «Волгу» и попросили ее водителя Даерона Арутюнова подвезти их к стадиону «Ростсельмаш». В районе Магнитогорского переулка «фантомасы» достали оружие и попытались захватить машину, но Арутюнов успел выскочить, перебежал на другую сторону улицы и стал громко звать на помощь.

Тогда Вячеслав Толстопятов сел за руль «Волги» и быстро скрылся вместе с сообщниками. «Фантомасы» бросили машину вблизи Дома актера на улице Максима Горького и тем же вечером провели разбор произошедшего. Они пришли к выводу, что их подвела случайность — непредвиденное поведение водителя Арутюнова.

Утром на следующий день, 8 октября, Вячеслав Толстопятов съездил во двор Дома актеров и обнаружил, что Волга по-прежнему стоит на том же самом месте. Тогда он из телефона-автомата позвонил в милицию и рассказал дежурному, где стоит автомобиль, а также сообщил, что это был дружеский розыгрыш, а водитель испугался водяного пистолетика. Машину вернули часовому заводу, которому она принадлежала, в исправном состоянии, и уголовное дело было прекращено. Только после задержания банды «фантомасов» в 1973 году этот материал подняли из архива.

Попытка №2

Еще во время обсуждения неудачи с нападением на контору Госбанка «фантомасы» задумали второе преступление. Чтобы исключить фактор шофера, бандиты решили привлечь к делу хорошего знакомого Вячеслава Толстопятова, сотрудника автотранспортного хозяйства Евгения Срыбного — водителя фургона «Москвич-407».

Как следует из уголовного дела, в октябре 1968 года Толстопятов попросил Срыбного подъехать к 11:00 на Турмалиновскую улицу, поскольку «есть важное дело». В назначенное время Евгений был на месте. К нему в машину сели все «фантомасы» — и сразу рассказали, что намерены напасть на кассира, но для этого им нужна машина.

Евгений сразу согласился «за долю малую» — но обговорил, что будет сидеть на заднем сиденье со связанными руками. И потом расскажет милиции, что машину якобы захватила группа неизвестных, при этом назовет вымышленные приметы. Следуя этому сценарию, «фантомасы» подъехали к конторе Госбанка и ждали почти 40 минут.

Из дверей все время выходили кассиры с небольшими сумками, и это свидетельствовало, что денег они берут мало. Мы ждали большую сумму

Вячеслав Толстопятов
лидер банды «фантомасов»

Только перед самым обедом из дверей вышла кассир с большим холщовым мешком. Участники банды приготовились к нападению, но тут к женщине подъехал ГАЗ-51 — и она села в кабину. Толстопятов за рулем «Москвича» поехал за грузовиком. «Фантомасы» быстро перестроились и решили нападать на машину в тот момент, когда она подъедет к предприятию (какому — они не знали).

Но грузовик, ехавший по улице Козлова, повернул в переулок Островского, где, грубо нарушая правила дорожного движения, свернул к воротам обувной фабрики имени Анастаса Микояна. Толстопятов, не ожидавший такой наглости, несколько замешкался, и когда «Москвич» подъехал к ГАЗ-51, ворота фабрики уже открылись — и грузовик двинулся внутрь.

«Фантомасы» вновь остались ни с чем. В 1974 году их сообщник Срыбный получит четыре года в колонии усиленного режима за то, что одолжил приятелям свой автомобиль.

«Что вы боитесь, сейчас мы им дадим!»

После двух сорвавшихся нападений «фантомасы» решили вместо конторы Госбанка попытаться напасть на магазин. Выбор пал на гастроном №46 на Казахстанской улице в поселке Мирный (часть города Ростов-на-Дону). Магазин был удобно расположен с точки зрения и нападения, и путей отхода. Несколько дней «фантомасы» проводили разведку: каждый из них побывал у магазина, заходил внутрь и осматривался.

Выяснили они и время приезда инкассаторов — ежедневно между 19:00 и 20:00. Поэтому нападать бандиты решили в 18:30. 21 октября Вячеслав Толстопятов попросил Бориса Овчинникова — коллегу из АТХ-3 — перевезти личные вещи на закрепленном за ним грузовике ГАЗ-51. К 18:00 Овчинников подъехал на улицу Павленко. «Фантомасы» сели в машину, и все вместе поехали в поселок Мирный.

Овчинникова попросили подождать на параллельной улице, а Вячеслав Толстопятов, Сергей Самасюк и Владимир Горшков пошли к магазину.

На них были темно-серые плащи и береты, а во дворе магазина они надели на головы маски

Горшков остался стоять у входа в магазин, а Самасюк и Толстопятов вошли внутрь — и прямо от порога открыли огонь, стреляя из автоматов по стенам и потолку.

Покупатели бросились врассыпную, огибая налетчиков, — а вот кассир не растерялась. Она спрятала основную выручку (более шести тысяч рублей) в железный ящик, а ключ выбросила. Добычей налетчиков стали 526 рублей — деньги, оставшиеся в кассовых аппаратах и примерно равные трем зарплатам рабочего.

Из материалов уголовного дела — показания свидетеля Виктора Маяткина, шлифовщика завода «Прибор»:

«После аванса с товарищем пошел в магазин взять вина. Когда мы подходили к магазину, то увидели, что оттуда выбегают покупатели с криками «Преступники! Грабят!» (...) Я отбежал за угол магазина, где столкнулся с военнослужащим-офицером. Я предложил ему задержать преступников, но он отказался, сказав, что у него нет оружия.

Тогда я вновь вышел из-за угла — и увидел, что преступники вышли из магазина и идут к газетному киоску, за которым я прятался. На лицах их были маски в виде сеток крупного плетения. (...) В это время мимо меня прошел пожилой мужчина. В руке у него была палка или металлический прут. Он сказал: «Что вы боитесь, сейчас мы им дадим!»

Вероятно, он собирался догнать и ударить преступников. Когда от этого мужчины до преступников оставалось примерно три-четыре метра, один из преступников обернулся, увидел догонявшего и выстрелом из пистолета ранил его».

«Фантомасов» пытался остановить ветеран Великой Отечественной войны Гурий Чумаков: он бросился на бандитов с обрезком водопроводной трубы, но Вячеслав Толстопятов застрелил его

В Чумакова попали четыре пули: они прошли сквозь руку и вошли в тело. Одна попала в сердце, вторая и третья — в легкие, а четвертая — в мочевой пузырь. Ветеран упал, а «фантомасы» побежали к машине Овчинникова, который отвез их к дому Толстопятова под предлогом: мол, перевозка личных вещей отменилась.

«Он рассказал о нападении и потерял сознание»

Налетчики, пересчитав деньги, остались крайне недовольны небольшой суммой, и сразу задумали новое преступление — опять по «первому» варианту. 5 ноября около 20:00 Толстопятов и Самасюк на улице Текучева возле Центральной районной больницы решили захватить легковой автомобиль. Для маскировки они надели очки с простыми стеклами. Каждый взял по самодельному пистолету.

В 20:45 на перекрестке с Газетным переулком «фантомасы» остановили «Волгу» М-21, за рулем которой был Виктор Арутюнов.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинительного заключения:

«Самасюк, ни слова не говоря, сел на пассажирское сиденье, а Толстопятов обошел машину спереди, подошел к водителю и спокойно и негромко сказал: "Вылазь". Арутюнов сначала не понял и переспросил. Тогда Толстопятов так же спокойно и негромко повторил: "Вылазь".

Арутюнов резко открыл дверь, тем самым оттолкнув Толстопятова, и быстро повел машину по улице Текучева. Тогда Толстопятов громко крикнул "Стреляй!" — и Самасюк произвел в Арутюнова два выстрела из пистолета. Первая пуля пробила левую руку, а вторая — правое легкое и печень.

Раненый Арутюнов, увидев приближающийся трамвай, резко вывернул руль влево и нажал на педаль тормоза. Трамвай, чтобы избежать ДТП, остановился, из него выбежали люди — и Самасюк с Толстопятовым вынуждены были отойти от машины. Самасюк сразу побежал к ограде ЦРБ и перелез через нее, а Толстопятов еще несколько минут наблюдал за людьми, и только потом скрылся с места преступления.

Арутюнов, чувствуя, что тяжело ранен, на своей машине подъехал к Кировскому райотделу милиции, где коротко рассказал о нападении дежурному, после чего потерял сознание и был госпитализирован».

Уголовное дело по этому преступлению банды много лет оставалось нераскрытым. Одна из пуль, выпущенных в Арутюнова, прошла насквозь, а вторую во время операции хирурги извлечь не сумели. Поэтому даже после задержания «фантомасов» доказать их причастность к нападению на водителя сразу не удалось. Только когда Самасюк, надеясь на послабление, стал давать подробные показания, расстрел Арутюнова добавили к делам «фантомасов».

Бандитское благородство

26 ноября 1968 года «фантомасы» совершили нападение на кассира АТХ-5 Анну Матвееву. Рано утром все четверо бандитов собрались в квартире Вячеслава Толстопятова. Действовать решили по «первому варианту»: Горшков отправился искать машину, а Самасюк и Толстопятов поехали на Зоологическую улицу. Туда должен был подъехать Горшков вместе с водителем. День выбрали неслучайно — это было время аванса во всех АТХ города, о чем Толстопятов хорошо знал.

Горшков «тормознул» ГАЗ-69А Ростовского радиотехникума и попросил отвезти его к полигону ростовского инженерно-строительного института. Когда машина проезжала мимо зоопарка, Горшков как бы случайно заметил своих товарищей и попросил подбросить еще и их. Ничего не подозревающий водитель Валентин Кушнарев согласился — и Самасюк с Толстопятовым сели на заднее сиденье.

По дороге «фантомасы» напали на водителя, вытащили его из машины, связали и посадили на заднее сиденье

Толстопятов сел за руль, рядом с ним — Горшков, а Самасюк устроился на заднем сиденье рядом с захваченным шофером. «Фантомасы» подъехали на проспект Соколова, к областной конторе Госбанка, но никого подходящего не заметили: все выходившие из конторы были либо с маленькими пакетами, либо в сопровождении двух-трех крепких мужчин.

Долго стоять в центре города на захваченной машине бандиты не рискнули — и десять минут спустя поехали на улицу Козлова, к Октябрьскому районному отделению Госбанка.

К зданию филиала они подъехали в 12:30 — и как раз в это время кассир Анна Матвеева вышла из дверей и направилась к ожидавшему ее самосвалу МАЗ-501. В хозяйственной сумке она несла 2,7 тысячи рублей казенных денег, а также 44 личных рубля и паспорт. Когда Матвеева подошла к самосвалу, приехавшему за ней, Горшков и Самасюк подскочили к кассиру.

Самасюк выстрелил под ноги кассиру, а Горшков вырвал у нее сумку с деньгами, и «фантомасы» скрылись

Позже, в переулке Островского, они выкинули из машины водителя Кушнарева (он сразу же пошел в милицию), а ГАЗ-69А бросили во дворе школы №70 на улице Гайдара. В тот же вечер налетчики пересчитали похищенные деньги и поняли, что 44 рубля — явно лишние и, очевидно, были личными деньгами кассира.

По паспорту они определили адрес Анны Матвеевой и поздно вечером 27 ноября подкинули сумку к ее двери: в ней лежали все личные вещи кассира и 75 рублей наличными. Эту сумку рано утром 28 ноября нашли соседи и передали кассиру, а та сразу отнесла ее в милицию. Так сумка Матвеевой стала вещественным доказательством.

«Не может быть, инкассаторов не было!»

В конце декабря 1968 года «фантомасы» решили напасть вновь — на этот раз на мебельный магазин на улице Мечникова. В конце года в СССР гнали план, и в розницу поступали дефицитные товары, на которые записывались. А перед Новым годом рабочим выдавали премии и 13 зарплату, так что выручка магазинов в последние дни года часто в несколько раз превышала среднедневную.

С середины месяца участники банды наблюдали за мебельным магазином, выясняя особенности расположения и время инкассации

Решили, что нападение совершат в 18:30 — за полчаса до прибытия инкассаторов, когда всю выручку уже подготовят к передаче. 29 декабря в 18:00 Толстопятов, Горшков и Самасюк приехали с оружием — но их ждало серьезное разочарование: внутри магазина собрались несколько десятков покупателей.

Надеясь, что люди разойдутся, «фантомасы» полчаса прождали в укромном месте — но ни один из покупателей магазин так и не покинул... Тогда, чтобы «не ходить зря», бандиты обратили внимание на расположенный в том же доме промтоварный магазин №21.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинительного заключения:

«В 18:30, надев маски на лица, все трое [бандитов] вошли в промтоварный магазин, где в это время находились только продавцы и кассир Тамара Пешикова, которая складывала выручку в инкассаторскую сумку. Посетителей не было.

Толстопятов остался у входа в магазин, Горшков встал в центре торгового зала, а Самасюк подошел к кассиру. Сопротивления им никто не оказывал: лишь кассир попыталась спасти деньги: она заявила, что инкассаторы только что забрали выручку.

На это Самасюк ответил — «Не может быть, инкассаторов не было!» — и, угрожая пистолетом, вырвал у нее из рук инкассаторскую сумку, после чего все трое покинули магазин. В сумке было 1 498 рублей.

Как «фантомасы» добрались до дома тем вечером, следствие так и не установило — во всяком случае, информации о захвате машин не было. В показаниях бандиты говорили, что доехали на общественном транспорте — но в это верится с трудом, потому что уже через полчаса после налета все были дома у братьев Толстопятовых. Тем же вечером «фантомасы» провели разбор и признали все свои действия правильными.

Невидимые для закона

Несколько тяжких преступлений против государственной собственности, совершенные в Ростове-на-Дону всего за три месяца, не могли не привлечь внимания милиции: они, ко всему прочему, здорово портили милицейскую статистику. Но каждое преступление расследовалось отдельно — соединять все три дела в одно производство в УВД не стали.

Формально причиной стало то, что доказательств единой группы не было. С «благословения» прокуратуры правоохранительные органы закрыли глаза и на схожесть примет налетчиков, и на использованное во всех нападениях оружие одного калибра. Хотя с ним в самом деле была сложность: мягкие свинцовые пули разрушались от малейшей преграды, а потому эксперты не смогли сделать выводы о единстве оружия.

Но работа велась очень серьезная: по каждому нападению отрабатывали сотни людей, свидетелей допрашивали по пять-шесть раз, подозреваемых было порядка 60. Несколько человек даже задерживали, троих арестовали — но меньше чем через неделю отпустили за непричастностью.

Ранее судимые Толстопятов (который к тому же руководил секцией спортивной стрельбы) и Самасюк в поле зрения милиции не попали. Хотя именно в то время Сергей Самасюк проходил обвиняемым и даже подсудимым по делу о хулиганстве и регулярно посещал милицию. Позже он признается, что даже рассматривал ориентировки на собственный розыск — но никто из милиционеров не обратил внимание на схожесть примет.

Уже потом, пять лет спустя, в делах о нападениях в Ростове-на-Дону найдут общие черты, которые могли бы позволить выйти на «фантомасов» раньше. Но в 1968 году политическая воля «не рисовать в статистику банду, нападавшую на государственные учреждения», победила другие доводы.

Продолжение следует.

***

Редакция «Ленты.ру» выражает благодарность председателю Ростовского областного суда Елене Анатольевне Золотаревой и сотрудникам аппарата суда за помощь в подготовке материала.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Игорь Надеждин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности