«Две недели — ЗОЖ, две недели — запой»

В СССР боролись за здоровый образ жизни. Почему эта пропаганда не сработала?

Фото: Станислав Корытников / РИА Новости

На улицах Калининграда появились билборды, стилизованные под пропаганду времен СССР. Так местные чиновники решили бороться за здоровье жителей города — им советуют «питаться разнообразно, регулярно, умеренно», плотно завтракать и так далее. Однако, несмотря на свою эстетическую ценность, пропаганда ЗОЖ в СССР не была столь эффективна. В какой момент и почему она заработала наоборот — разбирался корреспондент «Ленты.ру» Михаил Карпов.

Здоровье и жизнь

В 1965 году на советские экраны вышел мультфильм, который рассказывал историю жизни одного человека. Вот папа и мама забирают его из роддома. Вот он растет, бегает, занимается физкультурой с родителями. У него отменное здоровье (которое фигурирует в мультфильме как отдельная личность). Повзрослев, советский гражданин едет валить тайгу, на стройку, потом — в институт и на завод. И везде его богатырское здоровье помогает ему — работать, учиться и просто жить.

Однако вскоре его ждет испытание — алкаши-коллеги, которые предлагают обмыть должность и диплом. И пошло-поехало. Молодой человек без остановки пьет, курит, ест вредную пищу, в результате чего толстеет, теряет прежнюю силу, а здоровье его чахнет. До 40 лет им обоим удается доползти, а потом — увы.

Этот мультфильм, «Ваше здоровье», вдруг пробуждает в голове давно забытые «догмы», которые остались где-то глубоко в подкорке мозга: «желудок посадил — теперь только манкой питаться», «в городки играть будешь — проживешь дольше».

Многое из этого кажется сейчас достаточно диким, но именно такой была пропаганда здорового образа жизни времен позднего СССР, выросшая из борьбы за гигиену 20-х годов и воспитания в 30-х «нового советского человека», мускулистого богатыря.

Тогда, в 70-80-х, обычный работяга действительно регулярно закалялся, занимался зарядкой, ходил на лыжах — все, как предписывали телевизор, СМИ и всевозможные брошюры. Но зачастую чередовал все эти «правильные» вещи с недельными запоями. «Отец регулярно пил две недели с утра до вечера, доводил себя буквально до прозрачного состояния, а потом внезапно прекращал, и с понедельника, с раннего утра, выходил во двор и начинал бегать, приседать и обтираться снегом. Это продолжалось тоже две недели, а потом цикл начинался заново», — вспоминает женщина по имени Ольга свое советское детство, оставшееся где-то в небольшом поселке между Омском и Новосибирском.

Точно так же и бодрые мужички и их спутницы, с утра бегающие по свежей лыжне в лесу в спортивных костюмах и шапочках с кисточками, запросто могли вечером заложить за воротник, причем с не меньшим энтузиазмом. Чтобы разобраться, как так вышло, следует начать сначала.

Гигиена превыше всего

Поскольку большевистская идеология подразумевала построение коммунизма (что, по сути, для идеологов было эвфемизмом словосочетания «рай на Земле»), то и человек для выполнения этой задачи полагался особый, новый. Прежде всего здоровый, физически развитый, чтобы жить и работать здесь и сейчас, не надеясь на жизнь загробную.

Знаменитый педагог 20-х годов Виктор Сорока-Росинский писал: «Тренировка, физическая и нравственная, подразумевает следующее: 1) неприятие данного, сущего и 2) подготовку к будущему, к должному и идеальному». Здесь он, конечно, говорил о физическом и духовном развитии конкретной личности, но при этом очень неплохо описал все годы существования СССР. Как шутили в Стране Советов, «творчеству Гоголя была присуща тройственность: одной ногой он стоял в темном прошлом, другой — в светлом будущем, а между ног у него была жуткая действительность».

Впрочем, нельзя не отдать должное просветительской работе молодого советского государства. С помощью активной агитации — через наглядные материалы, пропагандистов, общественные программы — оно действительно начало прививать населению основы если и не здорового образа жизни (об этом тогда еще речь не шла), то хотя бы банальное понятие о гигиене, которое, в особенности у деревенских жителей, практически отсутствовало.

Если взглянуть на плакаты тех лет, они никого не укоряют и не хвалят — лишь информируют и побуждают. Все строго и по делу. «Чистота, солнечный свет и свежий воздух сохранят здоровье ребенка», — гласит один из них, направленный на профилактику туберкулеза. «Мойте руки». «Не отхаркивайте на пол». «Обращайтесь в женскую консультацию». «Не пейте некипяченой воды — она может быть источником холеры».

За решение этих проблем отвечал образованный в 1918 году Наркомздрав — гордость молодой Советской России. Первое в мире общенациональное ведомство централизованно занималось комплексными проблемами здоровья населения страны. Именно в то время во главу угла была поставлена профилактика заболеваний. Так как средств на их лечение просто не было.

Конечно, советская статистика — вещь ненадежная, однако спорить с тем, что в первые десятилетия советское государство действительно провело эффективную пропагандистскую кампанию, сложно. Детская смертность существенно уменьшилась, а продолжительность жизни выросла практически в два раза за короткий период. А простые правила мыть руки перед едой, кипятить воду и так далее были возведены фактически в культ и в таком же виде дошли до наших дней.

Для родины, ради родины

Впрочем, внедрение элементарной гигиены было единственной бесспорной победой советской системы здравоохранения. Да, в стране существовало активно продвигаемое государством физкультурное движение (особенно активно за него взялись в послевоенные годы), однако оно не было направлено на индивидуальный ЗОЖ в том виде, в котором его понимают сейчас. Оно было предназначено для формирования обоймы спортивных кадров, созданной для постановки рекордов на мировых состязаниях.

Кружки, секции, та же программа ГТО («Готов к труду и обороне») в действительности носили состязательный характер, были ориентированы на выполнение нормативов и получение определенного значка. Само название ГТО отражало сущность системы — здоровый спортивный человек был нужен не для того, чтобы вести долгую и счастливую жизнь, а для того, чтобы быть полезным обществу, а еще точнее — самому советскому государству.

Об этом же говорит и большинство известных советских плакатов. На одном — дородный парень поднимает штангу. «К новым победам!» — гласит лозунг. «Все мировые рекорды должны быть нашими», «Физкультурники! Боритесь за новые достижения в спорте!», «Выше знамя советского спорта!»

Отдельно пропагандировалась необходимость утренней и производственной зарядки, но если первую каждый понимал по-своему, вторая сводилась к легкой разминке и в целом ничего не меняла, становясь еще одним ритуалом, выполняемым, потому что надо.

Все это не устраняло самой важной проблемы, с которой советская пропаганда ровным счетом ничего не могла поделать: с очень высоким уровнем пьянства. Обилие антиалкогольных плакатов и постоянная борьба, если и не за трезвость, то хотя бы за «культуру пития», особых результатов не давали. При этом гантели, эспандеры и хулахупы были практически в каждом доме, а про «общеукрепляющую гимнастику» никто не забывал. «Две недели — ЗОЖ, две недели — запой».

Можно привести рассказ Владимира Высоцкого, который сочинил ту самую песню об «общеукрепляющей гимнастике». По его словам, она была написана для театрального выступления, в котором актеры Папанов, Державин и Ткачук исполняли роли трех моряков, накануне крепко выпивших и мучающихся от похмелья.

Услышав, что по радио передают «Утреннюю гимнастику», им, по словам Высоцкого, «стало стыдно — и они решили не опохмеляться, а заниматься гимнастикой, чтобы взбодриться, — и три полосатых черта (Папанов, Державин и Ткачук) в тельняшках бегают по сцене и делают под эту песню всякие движения. Что я и рекомендую всем мужчинам».

«Я очень много занимался спортом, когда был помоложе, — занимался просто так, — боксом, акробатикой да многими всякими видами спорта... Потом, уже когда стал актером, я стал заниматься спортом для сцены — потому что у нас в театре приходится делать всякие акробатические номера: у нас театр синтетический», — признавался Высоцкий. Как известно, он, будучи крепким мужчиной, имел нешуточные проблемы с алкоголем, табаком, а в конце своей жизни пристрастился к наркотикам.

Не мое дело

Остро проблема ожирения в СССР не стояла. В том числе и потому, что существенную часть своей истории страна испытывала как просто проблемы с продовольствием, так и настоящий голод. Легкая полнота скорее считалась предметом зависти, а внушительное пузо воспринималось как то, что человек либо занимает относительно высокий пост и имеет доступ к недоступным другим благам, либо работает на складе или в магазине.

В свою очередь само слово «диета» понималось не как «повседневный рацион питания», а как определенный набор продуктов, подходящих при определенных заболеваниях. Номерные диетические столы были разработаны профессором Певзнером, одним из основоположников диетологии и гастроэнтерологии в СССР.

Интересно, что, судя по докладу ЦРУ от 8 января 1983 года, американцы и граждане СССР к этому времени употребляли 3520 и 3280 килокалорий соответственно, и при этом, как свидетельствовало агентство, и те, и другие переедали. Хотя граждане СССР, отмечали в американской разведке, едят более здоровую пищу, держат себя в форме, так как употребляют меньше мяса, молока и масла.

Как догадается читатель из СНГ, дело тут было вовсе не в сознательности советского гражданина, а в том, что нормальное мясо, масло и молочные продукты было не так уж и просто достать, а жирного фастфуда, за исключением, пожалуй, беляшей и чебуреков, практически не было. Полуфабрикаты можно было достать, отстояв огромную очередь в какую-нибудь кулинарию при ресторане или кафе, причем хватало не всем.

Понятно, что эти факторы вкупе с психологией, по которой «в блокадном Ленинграде тебя бы расстреляли за выброшенный хлеб!», не могли не породить общество, падкое на калорийную нездоровую пищу, желающее потреблять ее в огромных количествах. Кроме того, после падения СССР вскрылась одна интересная вещь: бывшие советские граждане никак не связывали болезни, которые имеют прямую связь с нездоровыми привычками, с тем, как они живут.

Об этом пишет в своей работе от 2000-го года социолог Маргарет Кристин Снид из Университета Алабамы. По ее мнению, наблюдается интересный феномен: у бывших советских граждан нет никакой ответственности за свое здоровье, так как нет и особого понимания, от чего оно зависит. С другой стороны, они считают, что, если со здоровьем что-то не так, — надо просто обратиться в государственную поликлинику, где о них обязано позаботиться государство. Как отмечается в работе, одно из исследований показало, что «здоровье для россиян является не ценностью, а функциональной характеристикой (например, такой как "возможность трудиться")».

Это, отмечает Снид, подтверждает и исследование, согласно которому бывшие советские граждане, желающие возвращения прежней системы (СССР догорбачевских времен), существенно больше пили, курили и вели намного более пассивный образ жизни, чем условные «либералы». «Ясно, что советская власть не продвигала ни индивидуальность, ни индивидуальную инициативу в вопросах собственного здоровья гражданина, внедряя в общество коллективистскую идеологию, — пишет Снид. — Согласны или не согласны были люди с этой доктриной, они все равно сталкивались с ней в повседневной жизни и были должны показывать хотя бы поверхностное согласие с ней».

Помимо этого она утверждает, что пока тип «человека советского» будет воспроизводиться (а как можно видеть из многочисленных современных социологических исследований, он и сейчас это успешно делает), сложно ждать от большинства россиян того, что они посмотрят на свое здоровье как на зону прежде всего своей ответственности (а не только врача или государства) после того, как оно было окончательно подорвано ими самими.

Михаил Карпов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности