Лента добра
Силовые структуры
Больше интересного — в нашем Instagram

«Он стал по очереди ломать ему пальцы»

Как лидер одной из самых жестоких банд России зарабатывал миллионы и лично убивал врагов
Кадр: телесериал «Близкие»

«Лента.ру» продолжает серию публикаций об организованной преступной группировке Константина Пискарева по кличке Костя Большой. Процесс над одной из самых грозных банд 90-х, совершившей как минимум 21 убийство, на днях начался в Московском областном суде. Влияние Пискарева и его людей простиралось не только на Москву и Подмосковье, но и на другие регионы России. Костя Большой пытался делать деньги на всем — от производства ликера Becherovka до продажи самолетов, и безжалостно расправлялся со всеми, кто вставал у него на пути. Среди жертв Пискарева оказался даже генерал-полковник юстиции Владимир Постышев, бывший заместитель тогдашнего министра юстиции Юрия Чайки. В скором времени присяжным предстоит оценить доказательства следствия и защиты — но уже сейчас понятно, что процесс по делу Пискарева станет одним из главных событий года. Историю банды Кости Большого изучил корреспондент Игорь Надеждин.

Не на того напал

В начале нулевых Костя Большой развивал легальный бизнес, уделяя ему больше внимания, чем нелегальному. Он занялся импортом — в основном через Брянский таможенный пост. Одновременно в Москве на улице Большая Лубянка Костя Большой открыл кафе «Щит и меч» — оно находилось напротив здания Московского управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) России и быстро стало очень популярным у чекистов.

Также авторитет расширил сферу влияния своей ОПГ еще на несколько районов Подмосковья. Для координации преступной деятельности на новых территориях в банду Кости Большого вошли Юрий Бережнов по кличке Борец и Дмитрий Мишин. Оба — участники других ОПГ и преступники со стажем, которые много раз попадали в поле зрения правоохранительных органов. Борец и Мишин отвечали за контакты с криминалом Подмосковья и соседних регионов.

Между тем в 2002 году у легального бизнеса Кости Большого возникли сложности: он узнал, что его деятельностью заинтересовалась прокуратура. Собственное расследование авторитета показало — он столкнулся с попыткой шантажа. Организовал ее, по данным следствия, некто Александр Алексюхин (клички Алекс, Жало и Нос — из-за огромного носа), бывший сотрудник брянской милиции.

Оперативник Алексюхин до 1993 года служил в Фокинском РОВД города Брянск — именно на его территории находится крупный таможенный пост. Затем он уволился, некоторое время работал в охране фабрики «Десна», а потом открыл собственный бизнес: перепродавал автомобили, пригонял их по заказу клиентов из Европы, помогал с регистрацией. По отзывам бывших коллег, Алексюхин был авантюристом, склонным к обману клиентов, даже связанных с криминалом. Неудивительно, что его партнер — некто Фандеев — пропал без вести в 2009 году. А их общего покровителя Хохлова, начальника Бежицкого отдела внутренних дел, убили в 2001 году.

Согласно данным, которые по крупицам смогли получить следователи Следственного комитета России (СКР), в начале 2000 года Алексюхин — Нос — познакомился с Костей Большим. Они несколько раз встречались, обсуждали какие-то дела, а в конце 2001 года Нос решился на шантаж авторитета. Он где-то добыл бланк прокуратуры и изготовил на нем запрос. Из него следовало, что надзорный орган интересуется возвратом структурам Кости Большого НДС за растаможенные товары. Показав эту бумагу потенциальной жертве, Нос предложил за 100 тысяч долларов «разрулить тему».

Впрочем, по показаниям другого свидетеля, ситуация была несколько иной. Нос якобы инициировал через знакомых арест товара Кости Большого на таможне, а затем взял 100 тысяч долларов за урегулирование вопроса, но ничего делать не стал. Однако документальные следы этого ареста следователям найти не удалось.

Но хитрый Нос забыл об одном: Костя Большой был кем угодно, только не лохом — и быстро понял, что его пытаются надуть. Они встретились, поговорили — и вот уже сам Нос оказался должен несостоявшейся жертве 125 тысяч долларов. За беспокойство. Правда, платить Косте Большому шантажист не спешил.

Весной 2002 года авторитет несколько раз приезжал в Брянск и разыскивал Носа, но тому удавалось спрятаться. По показаниям свидетелей, однажды Костя Большой приехал на автостоянку, где директором работал знакомый Носа. Визитера сопровождали двое крепких мужчин с автоматами Калашникова. Авторитет настойчиво интересовался, где живет его должник, — но безуспешно. На следующий день Костю Большого задержали двое патрульных и доставили в Фокинский районный отдел милиции. Там его уже ждал Нос, который вел себя как хозяин положения.

И тогда Костя Большой озверел.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дмитрия Мишина:

«Весной 2002 года Пискарев приказал мне отправиться в Брянск и установить место жительства и работы некоего бывшего милиционера по прозвищу Нос. При этом он описал мне внешность этого человека, а также район, где он проживал. Фамилию Костя мне не называл. Для работы Костя Большой передал мне цифровой фотоаппарат и велел во избежание ошибок присылать фотографии всех похожих на описание мужчин. При возникновении проблем Пискарев дал мне контакты брянской фирмы "Щит и меч", уточнив, что в ней мне помогут. Необходимость поиска Костя объяснил тем, что это мужчина должен ему 150 тысяч долларов и не хочет возвращать.

Я приехал в Брянск и стал ездить по указанным мне улицам, фотографируя всех похожих на словесное описание мужчин. Длительное время нужный человек не попадался, но мне все же удалось найти его и установить личность, а также домашний адрес: улица Менжинского, дом №13. После этого Пискарев приказал розыск прекратить и вернуться на базу. В сентябре 2002 года из яхт-клуба "Буревестник" на двух машинах мы вместе с Пискаревым, Земцовым, Сарьяном и Александровым выехали в Брянск».

30 сентября 2002 года в 20:30 Нос позвонил жене и сказал, что едет домой. Примерно в 20:40 в квартире раздался сигнал домофона — но когда жена сняла трубку, то услышала лишь шум борьбы и крики о помощи. Она выскочила во двор и увидела, что мужа силой запихнули в машину, которая сразу же тронулась и скрылась в направлении Московского проспекта. Жена Носа немедленно вызвала милицию — но введенный в действие план «Перехват» результата не принес.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дмитрия Мишина:

«В Брянской области мы остановились около мемориала "Памятник воинам-освободителям", где стали ждать. Несколько раз Костя кому-то звонил, и примерно спустя полчаса ожидания к этому же месту подъехал автомобиль ВАЗ-2109, в котором были четверо мужчин. Двух я не знаю, третьим был Юра Борец [Бережнов], а четвертым — тот самый мужчина, за которым я следил летом. Его руки были скованными за спиной, а на глаза натянута шапочка, чтобы он ничего не мог увидеть.

Этого мужчину вытащили из машины, бросили на землю, после чего Земцов снял с него шапку и стал наносить удары кулаком по лицу, а Пискарев спрашивал, когда тот собирается вернуть ему 150 тысяч долларов. Мужчина говорил, что сейчас денег нет, но он все отдаст, и перечислял людей, которые ему дадут наличные. При этом он постоянно напоминал, что часть денег уже вернул, и что это — гарантия его честных намерений.

Тогда Пискарев принес свой саквояж, достал из него инструменты и стал по очереди ломать ему пальцы на руках. Затем Земцов бейсбольной битой перебил этому мужчине коленные чашечки [в ходе следствия выяснилось, что этот факт придумал Мишин], после чего Костя Большой перевернул его лицом вниз, накинул на шею удавку и стал тянуть за ее концы. Когда мужчина перестал подавать признаки жизни, мы оттащили его вглубь леса и закопали. Автомобиль, на котором неизвестные и Юра Борец привезли этого мужчину, мы отогнали в Московскую область, где сожгли в лесополосе».

По фотографии Дмитрий Мишин уверенно опознал Алексюхина как человека, которого в ночь с 30 сентября на 1 октября задушил Костя Большой. А Денис Земцов указал место захоронения жертвы — но обнаружить тело так и не удалось. Сам Костя Большой на допросах категорически отрицал причастность к исчезновению Носа и сам факт знакомства с этим человеком.

Следователям СКР пришлось потратить много усилий — но они все же нашли несколько свидетелей, которые не просто видели Костю Большого рядом с Носом, но и присутствовали при их разговорах. И убеждены — так беседовать могли только знакомые. Оценку доказательствам, собранным следователями СКР, предстоит дать присяжным.

Конец банды «Борцы»

16 марта 2003 года в четвертом микрорайоне города Егорьевск (Московская область) расстреляли вишневый Mercedes 200 под управлением Александра Потехина, пассажиром которого был лидер местной ОПГ «Борцы» Максим Асин. Долгое время преступление оставалось нераскрытым, но после задержания банды Кости Большого выяснилось: расстрел в Егорьевске — тоже ее рук дело, причем преступление было совершено «по заказу».

Максима Асина в 2000 году осудили по части 2 статьи 330 («Самоуправство с применением насилия») УК РФ. Знающим людям такая квалификация скажет много: в конце 90-х рэкетиры старались получить именно ее вместо «тяжкой» статьи 163 («Вымогательство») УК РФ, что позволяло им избегать колонии.

Водитель Потехин, по отзывам знакомых, также был близок к егорьевским бандитам: он, будучи тренером по вольной борьбе, в 90-х годах несколько раз принимал участие в стрелках. После одной из них Потехина госпитализировали с многочисленными ножевыми ранениями — шрамы остались у него на всю жизнь. В конце 90-х его судили по статье 199 («Уклонение от уплаты налогов») УК РФ за подпольное изготовление водки на протяжении нескольких лет. Но Потехин сумел добыть справку о том, что якобы болен шизофренией и потому избежал уголовной ответственности. Ко дню расстрела Потехин совмещал работу тренера спортивного клуба, замдиректора кафе «Комета» и начальника службы безопасности кафе «Тихий дворик».

Между тем к началу 2003 года ОПГ «Борцы» переживала не лучшие времена: рэкет уже не приносил большого дохода, а весь легальный бизнес оказался убыточным. Поэтому бандитам даже пришлось занимать деньги, а часть «борцов» попросту ушла в другие структуры. Одним из таких перебежчиков, к слову, стал Юрий Бережнов, который вошел в состав банды Кости Большого под кличкой Борец. По версии следствия, именно он стал посредником между неизвестным заказчиком и Костей Большим в вопросе ликвидации егорьевской группировки «Борцы».

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства Максима Асина и Александра Потехина:

«В конце февраля — начале марта 2003 года Дмитрий Мишин совместно с Юрием Бережновым по приказу Константина Пискарева выехали в город Егорьевск, где Бережнов показал Мишину спортзал и ресторан, которые посещал Асин. 16 марта 2003 года Александров, Земцов, Лупичев, Пискарев и Сарьян на двух автомобилях, ВАЗ-2108 и "Волга" белого цвета, из яхт-клуба "Буревестник" поехали на восток Московской области.

По дороге все заехали в поселок Шлеменки Раменского района к близкому знакомому Кости Большого, ювелиру Клейменову [фамилия изменена]. У него в доме все переоделись в форму сотрудников милиции — серые брюки и бушлаты с надписью «ОМОН», а Пискарев и Лупичев вооружились пистолетами Макарова. Затем, также на двух машинах, приехали в Егорьевск, где около 19:30 припарковались возле дома 21 4-го микрорайона. Все знали, что они ждут автомобиль Mercedes вишневого цвета.

Около 22:50 по рации поступило сообщение, что указанный автомобиль движется в сторону киллеров, а несколько минут спустя он проехал мимо белой "Волги" и припарковался около одного из подъездов. Пискарев и Лупичев, одетые в форму сотрудников милиции, вышли из машины, подошли к Mercedes — Пискарев со стороны водителя, а Лупичев — со стороны пассажира, и из имеющихся пистолетов открыли огонь.

После третьего выстрела пистолет Лупичева заклинило, а Пискарев продолжал вести огонь уже по двум жертвам по очереди. Отстрелявшись, оба сели в "Волгу", откуда за окружающей обстановкой все это время наблюдали Земцов и Сарьян, и на большой скорости уехали из Егорьевска. На машине были установлены заранее приготовленные фальшивые номерные знаки».

Сразу после расстрела все участники банды собрались в Москве, в ресторане на проспекте Мира, где отметили успешный результат. Позже неизвестный заказчик передал Косте Большому в качестве оплаты два автомобиля Volkswagen Passat в кузове B-5, черного и зеленого цвета. К слову, 25 декабря 2003 года в том же четвертом микрорайоне Егорьевска застрелили Алексея Глазова, ставшего новым лидером ОПГ «Борцы». Вместе с ним погибла его гражданская жена. Дело по-прежнему не раскрыто.

Ликерная война

6 июня 2003 года Костя Большой лично убил Владимира Постышева — в то время генерального директора автономной некоммерческой организации (АНО) «Научно-исследовательский институт правовой политики и проблем правоприменения». Преступление стало резонансным, ведь Владимир Постышев был очень известным юристом и двенадцатым в истории России государственным советником юстиции первого класса — это соответствует званию генерал-полковника. Кроме того, он был бывшим заместителем министра юстиции России, статс-секретарем и первым заместителем руководителя Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, а также вице-президентом Российской правовой академии Минюста.

Причиной громкого убийства послужила крупная международная афера, к которой приложил руку Костя Большой. В ее центре оказался знаменитый ликер Becherovka — в советские годы очень редкий и популярный среди интеллигенции напиток. С 1945 года единственным местом производства ликера стал чешский курорт Карловы Вары. Но в 1997 году в Чехии внезапно всплывает предприниматель Денек (Зденек) Хоффман и начинает оспаривать права на торговую марку Becherovka.

Хоффман предъявляет завещание своего дедушки, Йозефа Хоффмана, в котором утверждается, что 1 марта 1939 года тот получил в подарок все права на ликер Becherovka от Яна Бехера, потомка создателя напитка Йозефа Бехера. Хоффман ведет сразу несколько судебных тяжб — и, не дожидаясь их итогов, начинает переговоры о производстве напитка по всей Европе.

Костя Большой заинтересовался предложением Хоффмана — и в конце 2000 года вместе с еще несколькими физическими лицами учредил в России ЗАО «Бехер». Самому авторитету принадлежали 25 процентов акций компании. Создатели ЗАО «Бехер» заявили, что собираются везти бутылки из Чехии, а сам ликер готовить и разливать в России. Для регистрации права на это они предъявили в Роспатент то самое завещание Йозефа Хоффмана, наделавшее шума в Чехии. При этом в качестве юриста Костя Большой вместе с партнерами привлек Владимира Постышева — он должен был добиться прекращения импорта в Россию ликера Becherovka.

При непосредственном участии Постышева ЗАО «Бехер» через столичный суд добилось регистрации права на производство ликера Becherovka на территории России — это произошло в сентябре 2002 года. Позже на основании этого решения Краснодарский арбитражный суд наложил арест на весь уже ввезенный в Россию ликер. Практически сразу (в феврале 2003 года) приставы изъяли всю продукцию — и фактический владелец «Бехеровки», французская компания Pernod Ricard, только по официальным данным, потеряла свыше 135 миллионов рублей.

Вскоре после этого Костя Большой и Владимир Постышев отправились в Чехию, где, предъявив завещание на имя Денека Хоффмана, потребовали эксклюзивных прав на весь ликер в России. И тут они внезапно проиграли: чешский суд признал завещание фальшивым и потребовал отменить все решения российских судов как основанные на фальшивых доказательствах — что и было сделано.

По словам экспертов, из-за этого сумма ущерба Кости Большого и его компаньонов превысила 150 миллионов рублей — эти деньги были потрачены на функционирование компании ЗАО «Бехер». Перспективы ее самой оказались, мягко говоря, сомнительными. Уже в марте 2003 года прокуратура Москвы возбудила уголовное дело против ЗАО «Бехер» и отдельно — в отношении одного из ее учредителей Сергея Аракеляна. После этого Владимир Постышев прекратил сотрудничество с ЗАО «Бехер» и потребовал выплатить ему 122 тысячи долларов — всю сумму задолженности за выполненную работу по правовому сопровождению деятельности компании.

В уголовном деле есть показания, что Постышев, будучи сильно пьяным, грозил Косте Большому «переметнуться к французам» — то есть передать французской стороне информацию по истории с ликером Becherovka, фактически, все козыри для уголовного преследования и судебных тяжб. Однако объективные материалы дела говорят о другом: АНО, директором которого был Постышев, несколько раз обращалось в ЗАО «Бехер» с требованием погасить задолженность своего руководителя, которому нужны были заработанные им деньги. Но Костя Большой и другие учредители платить не хотели.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дмитрия Мишина:

«В начале июня 2003 года меня вызвал Костя Большой и приказал доставить ему какого-то генерала, который лезет не в свое дело. При этом он дал адрес этого генерала — в Москве, на улице Добролюбова.

Я и Александров приехали к дому генерала, дождались его выхода, и я потребовал от него поехать с нами. Генерал отказался, и тогда я достал пистолет и заставил его сесть в нашу машину — Volkswagen Passat черного цвета. Когда мы выехали на Дмитровское шоссе, Александров позвонил Косте и сказал, что приказание выполнено. При выезде из Москвы нас встретил Костя Большой на автомобиле Gelandewagen. Александров вытащил из кармана генерала паспорт и отнес его Косте Большому, после чего мы поехали в область. Возле поселка Поведники в нашу машину сел Земцов, который сразу заковал генерала в наручники.

Мы приехали в деревню Ульянково, где генерала вывели из машины — и тут он увидел Костю Большого. Он сразу успокоился и даже упрекнул нас: "Что же вы не сказали, что вы от Константина Юрьевича?" После этого Костя и генерал пошли вперед, вдоль опушки леса. И вдруг Пискарев ударил генерала по лицу, тот упал, а Костя достал из кармана проволочную удавку, накинул на шею упавшему и стал тянуть концы вверх. Удавка порвалась, и тогда Костя отобрал у Александрова кожаный ремень и продолжил душить уже им. Затем мы в соседнем ресторане взяли лопаты, отнесли тело в лес и закопали. Яму копали все по очереди».

Расследуя это преступление, сотрудникам СКР пришлось изучить сотни документов, а также несколько судебных и уголовных дел для получения объективных доказательств. Следователи нашли свидетелей, которые подробно рассказали о произошедшем, а также изучили данные о передвижениях всех фигурантов через государственную границу. Теперь убедительность собранного материала придется оценить суду присяжных. Тело генерал-полковника юстиции Владимира Постышева обнаружить так и не удалось.

«Пристрели его!»

Впрочем, не все легальные предприятия Кости Большого были убыточны: некоторые из них все же приносили стабильный доход, который шел и на личные нужды авторитета, и на финансирование его ОПГ. Регулярно покупалось оружие, средства связи, часто обновлялся автопарк. Каждый из боевиков Кости Большого ежемесячно получал зарплату, которая, правда, сократилась с 800 долларов в 2000 году до 500-600 долларов на конец 2003 года. Одной из причин было то, что арсенал группировки расширялся быстрее, чем росли денежные потоки Кости Большого.

Между тем к 2003 году состав ОПГ значительно расширился — в частности, в нее вошли пять бойцов и Сергей Желновский, авторитетный бизнесмен из Сергиева Посада. В этом регионе он искал предприятия, потенциально интересные для Кости Большого, поддерживал связи с местными группировками и, что еще важнее, с местными чиновниками.

Сергей Безруков по кличке Комиссар к тому моменту стал начальником разведки ОПГ Кости Большого: он имел опыт работы с техническими средствами и ввел в практику группировки видеонаблюдение за будущими жертвами и их прослушку. Он же регулярно добывал фальшивые номерные знаки для автопарка банды, безупречные по исполнению и почти всегда идентичные настоящим, выданным реальным автомобилистам. Прием с фальшивыми номерами, очень популярный у криминала в начале нулевых, доставил оперативникам немало головной боли.

Новичок группировки Кости Большого и выходец из Бауманской ОПГ Алексей Макаров встал во главе новой бригады боевиков: в нее вошли Олег Щесняк, Андрей Столяров и Дамир Капков. Они могли похвастаться навыками в области стрельбы и боевых искусств, а также были опытными рэкетирами. За короткий срок бригада Макарова хорошо себя зарекомендовала, а ее лидер изо всех сил старался подняться выше и отличиться перед Костей Большим. Он постоянно задавал вопросы по темам, которые, чаще всего, его не касались, искал повод дать совет и доказать свою полезность — но босс расценил это иначе.

23 октября 2003 года Денис Земцов под надуманным предлогом срочно вызвал Макарова на базу — в яхт-клуб «Буревестник». Там Земцов сообщил Макарову, что нужно съездить и посмотреть место для нового причала, после чего они вдвоем отправились в сторону деревни Алешино. Там уже собралась почти вся бригада во главе с Костей Большим. Босс предложил Макарову на месте задать все интересующие его вопросы, в том числе о том, кто главнее — он [Макаров] или Дмитрий Мишин. Дело в том, что Макаров должен был подчиняться Мишину, но, нарушая субординацию, постоянно лез с вопросами напрямую к Косте Большому.

Макаров не понял, что происходит, и стал говорить о своей нужности, пытаясь расположить к себе босса — но тот все больше зверел. В какой-то момент Костя Большой протянул Мишину пистолет ТТ и сказал «пристрели его!», указав на Макарова. Но Мишин отказался — и тогда авторитет сам нажал на спусковой крючок. После этого Костя Большой вновь протянул оружие Мишину — и тот сделал несколько выстрелов в уже лежащего подручного.

Тело Макарова закопали прямо на месте убийства, причем присыпав гашеной известью, разъедающей органику. Костя Большой сделал выговор Мишину — если командир дает тебе оружие, надо выполнять приказ. Машину убитого бандита отогнали на Бауманский рынок, где бросили, надеясь таким образом «перевести стрелки» на членов Бауманской ОПГ. Кроме того, все, кто присутствовал при расправе, получили инструкции, что говорить милиции при необходимости. Но эта мера предосторожности оказалась не нужна — тень подозрения на Костю Большого и его людей так и не упала. Что до тела убитого Макарова, то его так и не нашли.

«Это за мной пришли — выпрыгивай!»

В декабре 2003 года Костя Большой лично пытался застрелить своего знакомого — человека, бизнес которого он хотел подмять под себя. Формальной же причиной конфликта между авторитетом и жертвой стала покупка в государственном летном отряде «Россия» самолета Як-40 в VIP-комплектации. Сумма сделки превышала 1,5 миллиона долларов, а в роли ее участников выступили гражданин США Майкл Гиссин и бывший руководитель Государственной транспортной компании (ГТК) «Россия» Владимир Качнов.

В ходе следствия выяснилось, что еще в конце 90-х годов Качнов занимался продажей самолетов ГТК «Россия». Почти все сделки он совершал через аффилированную с Гиссином компанию «Санд Интернэшнл», гендиректором которой был Сергей Савченко. Любопытно, что в 2017-2018 годах (когда все сроки давности уже истекли) бизнесмен Савченко спокойно рассказывал следователям СКР, что комиссия высокопоставленным чиновникам составляла до половины стоимости воздушных судов, а по факту порой и больше. А сами самолеты приобретались по явно заниженным ценам.

И вот в начале 2003 года ГТК «Россия» выставила на продажу борт Як-40 в VIP-комплектации. Савченко немедленно купил его для дальнейшей перепродажи — но возникла проблема. Как оказалось, один из трех двигателей самолета требует ремонта, а у спекулянтов на это денег не было. Именно в этот момент Майкл Гиссин познакомил Савченко с Костей Большим — и тот дал в долг компании «Санд Интернешнл» 100 тысяч долларов на восемь месяцев. Однако еще до истечения этого срока авторитет потребовал либо немедленно вернуть всю сумму, либо уступить ему долю в предприятии — обычная схема захвата из 90-х.

Но Савченко отказался, сославшись, среди прочего, на сроки договора — и Костя Большой начал ему угрожать. Почти сразу он отправил за бизнесменом своего разведчика Дмитрия Мишина, который несколько дней следил за Савченко, снимая его на фото и видео. 2 декабря 2003 года рано утром Костя Большой вместе с Мишиным покинул базу ОПГ в яхт-клубе «Буревестник» и отправился к дому Савченко на Пенягинской улице (северо-запад Москвы). В машине ВАЗ-2109 ликвидаторов был оборудован тайник для перевозки оружия, в котором лежал готовый к бою пистолет ТТ.

Из материалов уголовного дела — реконструкция событий, связанных с покушением на Сергея Савченко и его водителя Геннадия Петрова:

«Сергей Савченко, завершивший 28 ноября сделку по продаже самолета Як-40 и получивший деньги на свой расчетный счет, 2 декабря 2003 года встречался с аудитором Ларисой Михайлиной [фамилия изменена], которая просмотрела все документы на предмет соответствия закону. Встреча происходила в кафе на улице Генерала Белобородова.

Пискарев и Мишин, подъехав к дому, где живет Савченко, видят, что тот уже садится в свой Mercedes, и начинают слежку за ним. Когда предприниматель подъезжает к кафе, Мишин паркует "девятку" с торца здания и по команде Кости Большого закрывает номера газетами. Сам Пискарев извлекает ТТ, выходит из машины и открывает капот, делая вид, что устраняет мелкую неисправность.

Примерно в 11:30 из кафе выходит Лариса Михайлина. Пискарев закрывает капот и надевает на лицо маску. Через несколько минут Савченко выходит на улицу и садится в свой автомобиль. В этот момент Пискарев подходит к Mercedes со стороны лобового стекла, вскидывает пистолет и открывает огонь.

Водитель Петров нажимает на педаль газа и начинает движение задним ходом. Савченко в тот же момент узнает Пискарева и кричит водителю: "Это за мной пришли — выпрыгивай!" Петров открывает дверь и выпадает из машины. Пискарев отвлекается, делает два выстрела в лежащего на земле водителя, а затем догоняет машину и вновь стреляет в Савченко — но тот, воспользовавшись паузой, успевает пригнуться под переднюю панель и его не видно с улицы.

Пискарев подходит к машине со стороны открытой водительской двери, прицеливается в Савченко, нажимает на спусковой крючок — но патроны кончились. Тогда он произносит "Сука, не хватило!" — и убегает в сторону "девятки". В машине Пискарев смотрит на часы, говорит "успеваем", имея в виду, что [бандиты] успевают покинуть Москву до введения плана «Перехват», и по этой причине он не будет возиться, убирая оружие в тайник.

Охрана кафе и расположенного рядом игрового зала реагирует на выстрелы, выходит на улицу и вызывает скорую. Савченко и Петров госпитализированы — у предпринимателя ранение в грудь и шею, у его водителя — в правую руку и голову. По заключению медиков, обоим причинен легкий вред здоровью: ни один жизненно важный орган не задет».

О том, что Савченко сразу узнал Костю Большого, он сообщит следователю только в марте 2017 года. А на допросах в январе 2004 он ни слова не скажет про авторитета — это молчание позволит Косте Большому безнаказанно бандитствовать еще 13 лет. Следователи СКР отметят это в обвинительном заключении, но подчеркнут: Савченко в те годы имел все основания опасаться за свою жизнь.

По оперативным данным, сразу после покушения Косте Большому вернули всю сумму долга — но войти в авиабизнес он так и не сумел. Позже на допросах и очных ставках авторитет станет утверждать, что не причастен к нападению на Савченко, а стал жертвой оговора.

Последнюю часть истории банды Кости Большого читайте на «Ленте.ру» в субботу, 1 июня.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики