Лента добра
Силовые структуры
Больше интересного — в нашем Telegram

«Могила на одного — а закапывать пришлось двоих»

Он создал одну из самых жестоких ОПГ 90-х. Его бандиты не щадили ни чужих, ни своих
Кадр: телесериал «Земляк»

«Лента.ру» начинает серию публикаций об организованной преступной группировке Константина Пискарева по кличке Костя Большой. Процесс над одной из самых грозных банд 90-х на днях начался в Московском областном суде. Пискарев и его люди распространили свое влияние не только на Москву и Подмосковье, но и на другие регионы России. На счету банды Кости Большого — 21 убийство. Жертвами становились члены собственной группировки, конкуренты, государственные и муниципальные чиновники. В скором времени присяжным предстоит оценить доказательства следствия и защиты — но уже сейчас понятно, что процесс по делу Пискарева станет одним из главных событий года. Историю банды Кости Большого изучил корреспондент Игорь Надеждин.

Однажды в 90-е

Константина Пискарева недаром прозвали Большим: его рост — 195 сантиметров, вес — 118 килограммов. «Телосложение удовлетворительное, спортивное», — так написано в его медицинской карточке, которую оформляют при поступлении в СИЗО. Из нее же можно узнать, что на теле Пискарева при обследовании нашли 10 шрамов — следы его активной жизни.

Пискарев — коренной москвич: он родился в столице в сентябре 1972 года, в обычной семье служащих. В детстве занимался спортом, особенно любил тяжелую атлетику, и в родном районе Медведково много лет ходил в одну и ту же качалку — небольшой спортивный зал, где посетители «тягали металл», как было модно тогда говорить. Именно такие места стали школой для зарождающегося криминального класса «спортсменов». Тренером качалки, куда ходил Костя Большой, был воин-афганец Александр Замятин.

Окончив школу в 1988 году, Пискарев поступил в военное училище, где быстро стал сержантом и командиром отделения. Он оказался на хорошем счету у командования и получил некоторые послабления по службе. Это в свою очередь позволило курсанту Пискареву подрабатывать — выбивать долги по просьбе своих друзей из качалки. К слову, район Медведково, где она располагалась, входил в зону интересов «ореховских», членов печально известной ОПГ, которой руководил Сергей Тимофеев по кличке Сильвестр — один из лидеров криминального мира Москвы начала 90-х.

Тренер качалки Замятин быстро приблизился к руководству Ореховской ОПГ: ему даже доверили собрать свою бригаду для решения «силовых вопросов особой важности». В нее вошел Костя Большой — и как давний приятель Замятина, и как бывший курсант военного училища, из которого Пискарев уволился в 1990 году. Служба мешала рэкету, да и перспектив в военной карьере, о которой он мечтал с детства, Костя Большой уже не видел. Кроме того, при приеме в бригаду Замятина не последнюю роль сыграла и угрожающая внешность Пискарева — часто одно лишь его появление оказывало на жертв магическое воздействие.

Прошло больше четверти века — и сейчас никто уже точно не вспомнит, как впервые пересеклись пути Кости Большого и Георгия Пирцхалавы, главы АО «Балчуг». Одни свидетели говорят, что Юрий, отец Пискарева, давно дружил с бизнесменом — и попросил Пирцхалаву взять сына к себе охранником. Другие вспоминают, что Костя Большой сам прибился к структурам бизнесмена — и однажды попал в поле зрения самого главы холдинга, который обратил внимание на большой рост и спортивное телосложение Пискарева.

Сам Пирцхалава на разных этапах следствия говорил о первых встречах с Костей Большим по-разному: то их кто-то познакомил, то он просто увидел его среди своих охранников, то Пискарев сам пришел к нему помогать уговаривать должников банка «Балчуг» вернуть деньги... Как бы то ни было, но Пирцхалава всегда признавал одно: Костя Большой привлек его не только выдающейся внешностью, но и тем, что был отнюдь не дураком.

«Гигант с длинными волосами и красивым лицом»

1 февраля 1994 года Замятина и Пискарева задержали за убийство: в тот день около 14:00 они участвовали в «стрелке» напротив главного входа в здание Центрального музея Вооруженных Сил СССР на улице Советской Армии. Разборка, как это часто бывало в 90-е, закончилась перестрелкой. Как позже напишут в обвинительном заключении, бригада Замятина, используя «от девяти до двенадцати единиц короткоствольного нарезного огнестрельного оружия, совершила умышленное убийство Тимошенкова, Кикина, Коновалова и Птицына».

Замятина и Пискарева задержали несколько часов спустя после «стрелки» — и уже 3 февраля им предъявили обвинение по пункту «з» «тяжелой» статьи 102 («Убийство двух и более лиц при отягчающих обстоятельствах») УК РСФСР. Санкция — смертная казнь. Два других обвинения — по статьям 109 («Причинение менее тяжкого вреда здоровью») и 218 («Незаконное ношение огнестрельного оружия») на этом фоне казались просто мелочью.

Доказательства следствия были железные: обоих задержанных уверенно опознали сразу несколько свидетелей, в том числе — раненая случайная прохожая. Она хорошо запомнила Пискарева — «гиганта с длинными волосами и красивым лицом». Вскоре его и Замятина арестовали. Оба отрицали свою причастность к преступлениям — но уже через год (быстро для того времени) их дело направили в суд.

Правда, там оно, как говорят юристы, рассыпалось: двое свидетелей отказались от дачи показаний, еще четверо «выехали с места жительства в неизвестном направлении». И уже на суде у Кости Большого появилось железное алиби: в момент убийства он был в другом городе, что подтверждали три уважаемых человека, которых нашла защита. Дело Пискарева и Замятина трижды направлялось на доследование и возвращалось в суд — но ситуация так и не поменялась. 24 октября 1996 года Александра Замятина освободили из-под стражи за отсутствием состава преступления. Через день, 26 октября, выпустили и Костю Большого — за недоказанностью.

Афганец Замятин попал в СИЗО лидером самостоятельной группировки — но вышел рядовым бандитом. За 2,5 года криминальный мир Москвы поменялся полностью, и для Замятина руководящего «поста» уже не нашлось. Зато Костя Большой, вернувшийся в АО «Балчуг» бизнесмена Пирцхалавы, резко пошел в гору. Если до ареста Пискарев был простым водителем, который мог выбивать долги, то теперь он уже участвовал в планировании деятельности — конечно, за соответствующее вознаграждение.

Бизнесмен из изолятора

АО «Балчуг» под руководством Георгия Пирцхалавы и Виктора Найшуллера в 90-е годы было довольно крупным холдингом. В него входили два банка — «Балчуг» и «Объединенный Московский», строительные, производственные, мебельные и торговые фирмы, а также ряд крупных обслуживающих предприятий. Ежедневный оборот АО исчислялся сотнями тысяч долларов. Несмотря на то что осторожные экономисты советовали обходить «Балчуг» стороной, холдинг заключал все новые контракты с федеральными и муниципальными предприятиями и продолжал активно процветать.

Штаб-квартира «Балчуга» располагалась в отеле с таким же названием, на улице Балчуг в столичном районе Замоскворечье (Центральный округ Москвы). Ее частыми гостями было руководство столицы, а также сотрудники разных министерств и ведомств. Многие выходцы из руководства «Балчуга» затем успешно переходили на госслужбу.

Уже в начале 1997 года Пирцхалава сделал Костю Большого своим деловым партнером. Вскоре они вместе учредили компанию «Скайфуд» — поставщика питания для авиапассажиров, в которой Пискарев формально стал заместителем генерального директора по региональным связям. Он очень быстро становится бизнесменом ради того, чтобы получать как можно больше «легких» денег. В 1997 году откровенного криминала в действиях Кости Большого еще нет — он просто набирает начальный капитал, чтобы создать материальную базу своей будущей группировки.

Именно в тот год, по оперативным данным, Пискарев начал налаживать связи в Южной Осетии и Абхазии — регионах, где после войн с Грузией оказалось много разнообразного оружия. Любопытно, что много лет спустя в момент ареста у Кости Большого изымут два наградных пистолета — Beretta и SIG Sauer, полученных от министра обороны Абхазии и официально зарегистрированных в России. Найдут у Пискарева и именное удостоверение помощника министра обороны Абхазии в звании полковника. Аутентичность этих документов в ходе следствия будет полностью подтверждена.

На заре беспредела

Между тем первый преступный опыт в бригаде Замятина стал для Пискарева начальной школой. А в СИЗО, общаясь и с сокамерниками, и с адвокатами, и с товарищами с воли, Костя Большой приобрел новые знания, которые наложились на пусть и начальную, но офицерскую подготовку. 925 дней в изоляторе выковали из Пискарева настоящего лидера, способного к самостоятельным действиям и получившего нужные знакомства. По сути, из СИЗО на волю вышел человек, получивший опыт и оставшийся безнаказанным. Впрочем, Костя Большой понимал: учится не только он — милиция и прокуратура тоже многое поняли на его примере.

Из материалов уголовного дела — фабула обвинения Константина Пискарева (выдержка):

«Обладая организаторскими способностями и лидерскими качествами, решительностью, хладнокровием и выдержкой в экстремальных ситуациях, большой физической силой и навыками владения огнестрельным оружием, Пискарев на первоначальном этапе создания банды решил на основе общих интересов объединить и возглавить лиц, уже имеющих определенный авторитет и связи среди участников других преступных групп, а также располагающих каналами незаконного приобретения огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ.

С этой целью с момента своего освобождения из-под стражи Пискарев предложил своим знакомым Александру Замятину, Игорю Сарьяну, а также Дмитрию Федосееву (...) объединиться для создания устойчивой вооруженной группы [банды] под его [Пискарева] руководством. (...) Замятин с согласия Пискарева предложил принять участие в банде Сергею Барабашкину, а Федосеев — Сергею Александрову и Дмитрию Лупичеву, а также Андрею и Сергею Безруковым.

Зная о целях создания банды, а также формах и методах ее преступной деятельности, Александров, Барабашкин, Безруковы и Лупичев добровольно вступили в банду под руководством Пискарева и активно участвовали в ней и совершаемых ею нападениях, получая за это денежное вознаграждение от руководителя банды за счет получаемого дохода от совместной преступной деятельности.

Становление банды проходило в несколько этапов, на которых менялись отношения между участниками банды, укреплялась личная власть Пискарева, образовалась иерархия в структуре банды, возникли вертикальные и горизонтальные связи, происходила специализация участников банды, подыскивались и вербовались новые участники».

Славные парни

К концу 1997 года первый состав группировки Кости Большого оказался сформирован. В нее вошел «крестный отец» Пискарева Александр Замятин, Игорь Сарьян, с которым Костя Большой познакомился в СИЗО, и Дмитрий Федосеев. Вчетвером они стали верхушкой преступной группы. В качестве рядовых бойцов к ним примкнули Сергей Александров, Сергей Барабашкин, братья Безруковы и Дмитрий Лупичев. Все члены группировки получали зарплату — доходы от бизнеса Кости Большого, которого сами фактически не касались. Рядовым бойцам платили по 200 долларов, бригадирам — по 500.

Как установили следователи Следственного комитета России (СКР), все роли в группировке Кости Большого были четко распределены. Александр Замятин — воин-афганец и бывший лидер банды, прославившийся расстрелом конкурентов, — фактически играл роль министра иностранных дел, который обеспечивал контакты с криминальным миром столицы. Игорь Сарьян стал заместителем Пискарева по безопасности: он снабжал группировку специальными техническими средствами.

Помощником Сарьяна оказался профессиональный водитель Сергей Барабашкин, который к тому же обладал навыками наружного наблюдения. По воспоминаниям свидетелей, в наблюдении Барабашкин был весьма талантлив, хоть и очень небрежен. Дмитрий Федосеев занял «пост» бригадира: он руководил бойцами Александровым, Лупичевым и братьями Безруковыми. Кроме того, Федосеев отвечал за вооружение банды. Не заморачиваясь с тайниками, он просто хранил десятки стволов и сотни гранат в контейнерах.

Александров и Лупичев были опытными боевиками: первый получил опыт в составе разных ОПГ, а второй служил в секретной советской десантно-штурмовой бригаде, причем — в ее разведке. В банде Кости Большого оба выступали сборщиками дани с тех, кого якобы защищали. Одновременно Александров и Лупичев при необходимости подыскивали места для захоронений жертв и закапывали их, по сути, выполняя роль штатных могильщиков группировки. В этом им постоянно помогал Андрей Безруков по кличке Децл.

Его брат Сергей по кличке Комиссар выступал в качестве контролера и финансового директора группировки, хотя особого веса в ней не имел. Он планировал работу подконтрольных структур таким образом, чтобы группировка Кости Большого получала как можно больше чистых денег.

Но банде Пискарева нужна была база — а он как раз мечтал о даче на берегу. Однажды, оказавшись с бизнесменом Пирцхалавой в яхт-клубе «Буревестник» на Дмитровском шоссе, Костя Большой присмотрел себе симпатичный домик на берегу Клязьминского водохранилища. Вскоре этот домик загадочным образом стал собственностью Пискарева — и базой для его группировки.

«Стрелял мужчина, одетый врачом»

Первым известным преступлением банды Кости Большого, по версии СКР, стал расстрел предпринимателя и делового партнера Пирцхалавы Михаила Степанова. Преступление было совершено 16 марта 1998 года в подъезде дома №27 на Ферганской улице Москвы.

Интересная деталь — Степанов никогда формально не имел отношения к принадлежащему Пирцхалаве АО «Балчуг». Но при этом он раздавал визитки заместителя гендиректора банков «Балчуг» и «Первый Московский», ездил на автомобиле Mercedes 500, зарегистрированном на банк «Балчуг», и часто вступал в переговоры от имени банка. Позже на допросе жена Степанова призналась: «Мне он представился банкиром, но потом я узнала, что он занимается совсем другой деятельностью. Какой — я не уточняла». Лишь на следствии она узнает, что Степанов много раз был судим и пользовался авторитетом в определенных кругах.

С Пирцхалавой и его женой семья Степанова тесно общалась — они даже отдыхали вместе, но при женщинах мужчины о работе не говорили. Некоторые свидетели отмечают, что, когда Костя Большой появился в «Балчуге», он тоже стал много времени проводить со Степановым — и отношения у них были хорошие. До поры.

Из материалов уголовного дела следует, что к началу 1998 года банк «Балчуг» по многим своим обязательствам прекратил выплаты — началась процедура его банкротства. Тогда одна из фирм-кредиторов отправила на переговоры к Пирцхалаве Степанова. Поначалу разговор шел на повышенных тонах — но затем к беседе подключился Костя Большой, и напряженность сошла на нет.

Стороны договорились, что задолженность банка «Балчуг» — около трех миллионов долларов — будет передана крупному химическому предприятию, которое только создавалось в России. Первые три месяца все шло нормально, но затем Степанов потребовал быстрого возврата всей суммы, так как «эта химическая бодяга совсем несерьезная». Так совпало, что свидетелем этого разговора стал Костя Большой. Он сначала наедине высказал свое недовольство Пирцхалаве, а потом, примерно через месяц, дал команду своей бригаде готовить убийство Степанова.

Как установят уже в середине 2010-х годов следователи СКР, бойцы группировки Кости Большого несколько дней наблюдали за жертвой. Все это время Степанова возил его личный водитель — в свое время он вместе с шефом отбывал наказание и хорошо знал криминальный мир. Несмотря на разницу в статусах, шофер много раз настойчиво советовал Степанову не иметь никаких дел с Пирцхалавой и Пискаревым. Собственно, сразу после расстрела этот водитель окажется единственным, кто укажет на возможного заказчика преступления.

Из материалов уголовного дела — показания свидетеля Иванова (фамилия изменена):

«16 марта 1998 года я привез Степанова, его близкого знакомого и неизвестную мне девушку на Ферганскую улицу — к дому, где жил Степанов. Он оставил нас в машине, а сам поднялся в квартиру. Через некоторое время из подъезда вышли двое мужчин в костюмах [сотрудников] скорой помощи и пошли за угол, где сели в автомобиль РАФ, стоявший с включенными маяками и имевший окраску скорой. А еще примерно через 10 минут из подъезда вышла жена Степанова Кристина, которая сказала, что ее муж застрял в лифте.

Мы все вместе поднялись на пятый этаж, отжали двери лифта — и обнаружили, что Степанов лежит на полу в крови. Он сказал, что в него стрелял мужчина, одетый врачом. Потом зашел в квартиру, снял пальто, пиджак и жилет, и я отвез его в травмпункт, откуда его на скорой помощи отправили в больницу. Степанов скончался через 12 дней».

По данным следствия, Дмитрий Лупичев (из-за татуировки на руке прозванный Драконом) вместе с Барабашкиным, Александровым и братьями Безруковыми следили за Степановым три дня, используя несколько разных автомобилей и постоянно поддерживая связь по рации. Установив график жертвы, убийцы разработали план преступления, задумав использовать атрибутику скорой помощи.

Стрелял Александров, страховал его Андрей Безруков. Для первого преступления они использовали мелкокалиберный пистолет со слабым патроном. Именно поэтому две пули, попавшие в голову, и одна — в живот Степанову, не нанесли ему тяжких травм — он умер через 12 дней от осложнений.

«Из боевого автомата расстреливал бродячих собак»

2 июля 1998 года в региональной общественной организации (РОО) «Буревестник», владеющей пристанями и акваторией Клязьминского водохранилища (Дмитровское шоссе, район поселка Красная Горка), пропал без вести замдиректора Сергей Кормилин. Его катер нашли дрейфующим по территории Пироговского водохранилища — внешне все напоминало несчастный случай. Лишь 19 лет спустя, в июне 2017 года, выяснится, что Кормилина убили; его тело не найдено до сих пор.

История этого преступления уходит корнями в начало 90-х, когда из яхт-клуба спортивного общества «Буревестник» выделилась РОО с таким же названием. Почти сразу к одному из руководителей организации — директору Орешникову — обратился его знакомый, некто Денис Федосеев. Он рассказал: мол, у меня с товарищами проблемы, одного из наших убили, можно мы поживем у тебя в поселке. Орешников разрешение дал — и Федосеев со своими людьми поселился на территории яхт-клуба.

Из материалов уголовного дела — показания свидетеля Петрова (имя изменено):

«Спустя несколько месяцев к нам в дирекцию пришли неизвестные и объявили, что будут нашей "крышей", а в ответ на отказ жестоко избили директора Орешникова. После этого Денис Федосеев предложили нам в качестве оплаты за проживание свою физическую охрану, и мы согласились. Но спустя примерно год Федосеев потребовал, чтобы его сделали учредителем клуба с правом голоса. Мы вынуждены были согласиться. Его люди с тех пор постоянно проживали на территории клуба.

В начале 1997 года к Федосееву в гости приехал высокий мужчина с длинными волосами — которого мне представили как Костю, а между собой его называли Костя Большой. Вскоре он тоже стал жить на территории клуба, но не как охранник, а как близкий друг Дениса. Вскоре вместе с Костей стали постоянно жить и его люди. А однажды Федосеев из боевого автомата стал расстреливать бродячих собак. После этого наш директор пожалел, что пустил Федосеева на территорию.

Он [директор] стал вести переговоры с ГУВД по Московской области о взятии под охрану всей территории. А в июне 1997 года погиб, причем, по моей информации, в присутствии Кости Большого — во всяком случае, он первым оказался у тела. Уголовное дело по данному факту не возбуждалось, хотя слухи о том, что Орешникова убили, ходили очень активно и их никто не пресекал.

После смерти Орешникова директором клуба стал Сенин, которого я считаю трусом. Заместителем у него остался Сергей Кормилин, фактически исполнявший обязанности начальника гавани. Причем он очень активно развивал клуб: создал в нем кафе, организовал и проводил речные экскурсии, что было очень выгодно. Когда весной Денис Федосеев потребовал часть прибыли себе, Сенин не стал возражать, но против выступил Кормилин. И он же вновь повел речь о договоре с МВД. После того как в июле 1998 года Кормилин пропал без вести, эти вопросы в РОО больше не поднимались и не обсуждались».

Как установило следствие, 2 июля 1998 года к 39-летнему Сергею Кормилину обратились двое мужчин и девушка: они попросили за деньги отвезти их на пикник на берег Пироговского водохранилища, а часа через три забрать. Кормилин, который оказывал платные услуги на катере «Викинг» в акватории Клязьминского, Пироговского, Пестовского и Икшинского водохранилищ, согласился: он отвез клиентов на место пикника, а около 20:00 отправился за ними обратно.

Больше Кормилина никто не видел — катер «Викинг» нашли сутки спустя в 11 километрах от акватории яхт-клуба «Буревестник». Лишь в 2017 году следователи восстановили картину произошедшего. Клиенты, которых подвозил Кормилин, действовали по указке членов группировки Кости Большого. Предположительно, они просто сочли все происходящее каким-то розыгрышем. Место для подставного пикника бандиты выбрали так, чтобы к нему можно было подъехать на машине по грунтовой дороге и одновременно подойти с воды.

Когда Сергей Кормилин привез клиентов на берег, ему наказали вернуться в 21:00. К этому моменту клиентов на машине отвезли на Дмитровское шоссе, а вместо них на «пикник» приехал Костя Большой, Дмитрий Лупичев, братья Безруковы и Александров. Когда Кормилин на катере вернулся за клиентами, на его зов никто не откликнулся. Тогда он пошел по тропе вглубь берега. Андрей Безруков по кличке Децл (по воспоминаниям членов банды, он питал к жертве особую неприязнь) выскочил из кустов за спиной у Кормилина и один раз выстрелил ему в голову из пистолета ТТ.

Тело погибшего подручные Кости Большого отвезли подальше от места убийства и закопали в лесу. Окровавленную землю лопатами побросали в воду, а катер отогнали к противоположенному берегу и бросили дрейфовать. Удивительно, но жена Кормилина и его сын до последнего дружили и с Андреем Безруковым, и с Костей Большим. Они считали, что к смерти их мужа и отца причастны совсем другие люди.

Контрольный для отступника

В 1997 году Константин Пискарев стал соучредителем перспективной компании «Скайфуд», поставлявшей еду для авиапассажиров. Тогда же в группировку Кости Большого входит новичок — Денис Земцов. Он приходился давним знакомым лидеру банды — и последний считал Земцова не только смелым и решительным бойцом, но и толковым предпринимателем.

Бизнесмен Земцов руководил коммерческими организациями, на деньги которых спонсировалась банда Кости Большого, занимался подбором и расстановкой кадров, проверял финансовые потоки. Бандит Земцов вербовал новых участников группировки, подыскивал места для захоронения тел убитых, а также выполнял роль водителя и связиста.

Между тем перед боссом Земцова вскоре замаячила хорошая бизнес-перспектива — поставки комбикормов. Для этого арендовали склады в районе железнодорожной станции «Катуар» (Московская область), где началась фасовка готовой продукции. И все бы хорошо, но один из соучредителей компании «Скайфуд», бизнесмен Ян Шепеленко, решил выйти из бизнеса — и свою немалую долю в 200 тысяч долларов либо забрать, либо перепродать кому-то. На предложения подождать Шепеленко не реагировал — мол, ему срочно нужны деньги. Решение проблемы у Кости Большого созрело само собой.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дмитрия Лупичева:

«В самом начале весны [4 марта] 1999 года Пискарев приказал мне приехать в яхт-клуб "Буревестник". Там уже были сам Костя, Комиссар [Сергей Безруков], Александров и Сарьян. Мы на автомобиле "Газель" выехали на Дмитровское шоссе, проехали в сторону области несколько километров, развернулись и встали капотом в сторону Москвы. Костя ждал кого-то, причем эта встреча должна была выглядеть, как случайная. Из разговора я понял, что тот, кого мы ждем, выехал из Катуара, где у Кости было производство.

Спустя несколько минут Костя вдруг махнул проезжавшему мимо джипу. Тот остановился чуть впереди нас. Пискарев и Федосеев пошли к нему, Пискарев — со стороны водителя, а Федосеев — со стороны пассажира. Как только они подошли, то оба сразу открыли огонь: Костя — из пистолета Макарова, а Денис — из пистолета Beretta. Потом тело водителя перенесли на заднее сиденье, а спинку кресла пассажира опустили до самого низа, чтобы тела было не видно. За руль сел Пискарев, а Федосеев поехал с нами в "Газели".

Мы приехали в поселок Марфино, рядом с пансионатом "Строитель", и там уже, как выяснилось, была вырыта могила — ее заранее подготовил Лупичев. Но она была рассчитана на одно тело, а закапывать пришлось двоих. Поэтому яму пришлось немного углубить. Пока мы занимались этим, Пискарев и Федосеев на Land Rover убитого поехали в яхт-клуб «Буревестник», где джип распилили на мелкие части, а металл разбросали по свалкам в Мытищинском районе. Через несколько дней Костя приказал, чтобы мы закопали тела еще глубже, так как их могут найти — Александров и Сарьян поехали и углубили ту же могилу.

Тела Яна Шепеленко и его водителя Александра Ахрамеева были обнаружены в апреле 2017 года. Интересная деталь: в каждом из них оказалось по семь пуль из одного пистолета и по одной пуле — из другого. То есть Костя Большой сделал контрольный выстрел в Шепеленко, а Денис Федосеев — в водителя. От оружия они так и не избавились — оба пистолета нашли при обысках в арсенале банды. Почти 18 лет оба погибших числились пропавшими без вести. После их ликвидации угроза бизнесу Кости Большого была устранена.

«С гордостью рассказал, что "задавил крысу"»

3 июня 1999 года в доме № 58 корпус 2 по Зарайской улице был расстрелян бизнес-партнер Кости Большого и Георгия Пирцхалавы — Владимир Ткачев. Он был одним из учредителей компании «Скайфуд», бывшим председателем правления банка «Балчуг» и владельцем фирмы «Крикет» — ей принадлежали склады возле станции «Катуар», которые арендовал «Скайфуд».

Ткачева и Пирцхалаву связывали давние дружеские и деловые отношения: они познакомились и стали сотрудничать еще в начале 90-х, а позже создали «Скайфуд». Однако к 1999 году, когда банк «Балчуг» уже обанкротился, а у группы компаний «Балчуг» дела шли все хуже и хуже, Ткачев сказал жене, что хочет продать свою долю во всех предприятиях и прекратить отношения с Пирцхалавой.

По версии следствия, в начале лета Костя Большой собрал на базе в яхт-клубе «Буревестник» бригаду Федосеева и сообщил ее членам, что надо убрать Ткачева — мол, он крысятничает, забирая деньги «Скайфуда» и проигрывая их в казино. Несколько дней боевики следили за предпринимателем и установили, что у него нет точного распорядка дня. Не меняется лишь одно: каждое утро около 09:00 его забирает водитель и начинает возить по всей Москве. Но при этом Ткачев очень осторожен — он никому не открывает двери, старается посещать только людные места и не разглашает свои планы на день.

Рано утром 3 июля 1999 года бойцы прибыли на Зарайскую улицу. Около 08:50 за Ткачевым приехал водитель. Он поднялся на второй этаж, позвонил в квартиру Ткачева и сообщил его жене, что ждет шефа в машине. Когда водитель вышел, киллеры, наблюдавшие за происходящим, вошли в подъезд.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дениса Земцова:

«Летом 1999 года Децл [Андрей Безруков] пригласил меня в клуб, где с гордостью рассказал, что лично "задавил крысу" — застрелил Ткачева. Они с Александровым приехали к его дому на Зарайской улице, подстерегли при выходе из квартиры, и он [Безруков] сам пять раз выстрелил в мужчину. А потом спокойно вышли и на "восьмерке" Комиссара [Сергея Безрукова] уехали. Правда, их видел водитель убитого, но вряд ли опознает. За это Костя Большой выписал "бригаде" премию — восемь тысяч долларов, две из которых Децл получил как исполнитель. На эти деньги мы и гуляли. (...) Когда я спросил Андрея, за что же убили Ткача, он мне посоветовал "не лезть не в свое дело"».

Эти показания подтвердил и Лупичев — он сообщил, что летом 1999 года в яхт-клуб приехали братья Безруковы и Александров, при этом Андрей Безруков был очень возбужден и доволен. «На мой вопрос, чего он [Безруков] танцует, Александров, остававшийся спокойным, сказал, что сегодня утром они "исполнили" Ткачева», — рассказал Лупичев на допросе.

При осмотре места происшествия в 1999 году следователи обнаружили брошенные киллерами тряпичную перчатку и самодельный пистолет с глушителем, изготовленный «по типу пистолета Beretta модели 1934 года» — фактически, самоделку, собранную из нескольких пистолетов. В 2017 году, когда найдут тела бизнесмена Шепеленко и его водителя Ахрамеева, выяснится: их убили из этого же пистолета-самоделки. Так следователям удалось привязать Костю Большого и к этому преступлению.

Вскоре после похорон Ткачева к его вдове пришел Пирцхалава и попросил переоформить на него акции «Скайфуд» — погибшему формально принадлежали 25 процентов предприятия. Через полгода, после вступления в права наследства, Пирцхалава вновь появился в семье убитого и убедил переоформить на него несколько земельных участков — вроде как формально записанных на Ткачева. За это до 2006 года Пирцхалава платил «пенсию» семье убитого товарища — сначала по 700 долларов в месяц, а с 2000-го по 2006-й — по 400 долларов. Затем выплаты просто прекратились. Долю Ткачева после убийства Шепеленко, Ахрамеева и Ткачева передали отцу Кости Большого — Юрию Пискареву.

Охранник на игле

После убийства Ткачева Костя Большой решил обзавестись личной охраной — на него напали и авторитет получил серьезное ножевое ранение. Телохранителями авторитета стали два брата, кандидатуры которых ему предложил подручный Земцов, — Дмитрий и Николай Юровы. Они, в свою очередь, порекомендовали на роль третьего охранника своего друга детства — Ивана Данилина, человека столь же высокого роста и крепкого телосложения, как сам Костя Большой. Кандидат боссу пришелся по душе.

Пискарев нуждался в охране не только ради престижа: он всерьез стал опасаться нападений со стороны обманутых им жертв и конкурентов. К тому моменту сфера деятельности банды Кости Большого сильно расширилась — причем не только за счет силовых методов, но и при помощи весьма разнообразного и доходного бизнеса.

Как бы то ни было, но Иван Данилин стал охранником Кости Большого. Первый год он просто ходил за шефом, присутствуя на всех его встречах и переговорах. Данилин быстро понял, куда он попал. «Это — бандиты: вход к ним рубль, а выход — два», — говорил он своей сестре. Впрочем, самому Косте Большому охранник несколько раз сказал, что хочет карьерного роста из телохранителей в подручные. Боссу это понравилось.

В начале 2002 года Костя Большой доверил своему охраннику очень важное дело: найти и купить дорогой антикварный предмет. Выдал ему крупную сумму и поставил сроки. Не учел Костя Большой одного — Иван Данилин баловался наркотиками и даже имел из-за этого проблемы с законом. И он сам, и рекомендовавшие его братья Юровы эти факты скрыли. Данилин держался почти три года — но сорвался, получив несколько тысяч долларов.

Охранник ушел в загул. На звонки шефа он отвечал, но сказывался больным. А по поводу антиквариата говорил, что все под контролем, и со дня на день товар будет. Костя Большой таких выходок простить не мог — они серьезно подрывали его авторитет.

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства Ивана Данилина:

«Днем 27 июня 2002 года Пискарев приказал Земцову позвонить Данилину и договориться с ним о встрече по личному вопросу. Встречу он велел назначить на Дмитровском шоссе, возле Долгопрудненской агропромышленной опытной станции (ДАОС), в нескольких сотнях метров от места жительства Данилина.

Около 23:40 Земцов за рулем ВАЗ-2108 и Пискарев на заднем сиденье подъехали к остановке общественного транспорта "Виноградово", где к ним сел Данилин. Они поехали в сторону деревни Алешино. В какой-то момент Костя Большой спросил Ивана: "Ну что, ты задание выполнил?", на что получил ответ: "Завтра все будет, все под контролем". После этих слов Костя из-за пояса достал ПМ [пистолет Макарова] и выстрелил Ивану в затылок. Затем тело было закопано на обочине Малого Московского кольца, возле деревни Мураново».

Уже на следующий день сестра Данилина обратилась в милицию с заявлением об исчезновении брата. По ее словам, Ивана в ночь вызвали на работу. Однако в беседе с полицейскими сам Костя Большой сказал, что уволил Ивана задолго до его исчезновения: мол, тот оказался наркоманом, да к тому же регулярно прогуливал. Родным Иван, по версии авторитета, просто ничего не сказал о своем увольнении. Все участники группировки подтвердили слова своего шефа.

В ноябре 2007 года Ивана Данилина признали умершим — его розыск был прекращен. Тело найти не удалось до сих пор.

Продолжение истории банды Кости Большого читайте на «Ленте.ру» в четверг, 30 мая.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики