Лента добра
Силовые структуры

Однажды в Забайкалье

Три бандита из 90-х стали депутатами. Но в наши дни им припомнили 14 убийств
Место убийства Константина Ключевского и Евгения Жарова
Фото: mzk1.ru

В Забайкалье троих депутатов — двух бывших и одного действующего — обвинили в причастности к 14 убийствам. Эти преступления совершались с 1995 по 2004 год, когда обвиняемые еще не были народными избранниками, а входили в организованные преступные сообщества (ОПС). По предварительным данным, все трое так или иначе связаны с ключевскими — одной из самых жестоких и влиятельных банд Забайкалья эпохи лихих 90-х, которую иногда называли бандой трех толстяков. Подробности темного прошлого народных избранников выясняла «Лента.ру».

Трупы из прошлого

19 октября в Иркутске забайкальские следователи и оперативники задержали действующего депутата местной городской думы Александра Панько. Несколько дней эта информация держалась в тайне, и только 23 октября, после этапирования в Читу и ареста, появилось первое официальное сообщение.

За несколько дней до этого официальный представитель регионального управления Следственного комитета России (СКР) Егор Марков сообщил, что двум не менее известным в Забайкалье людям предъявлены обвинения в убийстве 12 человек. Речь шла о бывшем депутате Читинской областной думы Дмитрии Непомнящем и экс-депутате гордумы Читы Алексее Гуськове. Оба с ноября 2017 года, к слову, находились под арестом, но по менее серьезным обвинениям.

Региональное управление СКР категорически отказывается подробно комментировать громкие аресты. Сообщения следствия кратки: Гуськова и Непомнящего обвиняют в девяти преступлениях, жертвами которых стали 12 человек, а Александр Панько причастен к смерти двух человек. На протяжении 19 лет все эти люди считались пропавшими без вести.

— По данным следственных органов, эти люди жили в Чите, но были ликвидированы в Иркутске, и, по версии следствия, к этому причастен задержанный депутат Иркутской думы, — осторожно, не называя фамилий, сообщил «Ленте.ру» Егор Марков. От других комментариев он воздержался, ссылаясь на интересы следствия. Но подчеркнул, что Панько всю жизнь жил и работал в Иркутске, формально не пересекаясь с читинскими преступными группировками.

Однако источник в правоохранительных органах сообщил «Ленте.ру», что все обвинения между собой связаны: у следователей и оперативников появился убедительный свидетель, проливший свет на многие тайны одной из самых зловещих преступных группировок Забайкалья — ключевской, которую иногда называли бандой трех толстяков.

Опасные толстяки

Ключевские гремели в Забайкалье в середине 90-х годов. Руководил группировкой бывший секретарь комитета комсомола одного из читинских механических заводов Константин Ключевский, а его ближайшими помощниками стали двоюродный брат Евгений Жаров, и близкие друзья — родные братья Борис и Сергей Путинцевы. Начинала группировка с рэкета, но постепенно разрасталась: одно крыло стало подминать под себя торговые точки, забирая до 30 процентов прибыли.

Второе промышляло откровенными разбоями на трассах, обирая проезжавшие машины под ноль, при этом часто убивая и водителя, и экспедиторов. Действовали быстро и нагло. Третье, достаточно законспирированное крыло, выполняло функции управления собственной безопасности.

По данным забайкальских правоохранителей, именно ключевские первыми в регионе освоили местный рынок коррупционных услуг. Только договорившись с лидерами преступной группировки, можно было начинать легальную деятельность на подконтрольной им территории. Да и на руководящие посты в местных органах власти часто назначали тех соискателей, кто был угоден лидерам преступного сообщества. Это обеспечивало преступникам не только авторитет, но и безопасность. А предателей они не щадили.

Руководство группировки очень быстро стало сначала покупать информаторов среди местных правоохранителей, а затем и продвигать своих людей во властные структуры. Это давало огромные преференции, особенно в вопросах овладения ключевыми точками местных финансовых структур. К тому же полуподпольная жизнь имеет свои минусы, и главари ключевских все больше позиционировали себя как бизнесменов.

Кроме того, в насыщенном местами лишения свободы регионе «воровская масть» традиционно имела большой вес и активно, как и везде в России, противопоставляла себя оргпреступности. Достаточно большая, по меркам Дальнего Востока, империя ключевских требовала уже и легальных действий — как в вопросах легализации доходов, так и противостояния «синим» (так тогда, имея в виду многочисленные татуировки, называли воров в законе и авторитетов).

Наконец, в конце 90-х через Забайкалье активно шла контрабанда из Китая, и Чита как крупный транспортный узел не могла не привлечь внимания сразу нескольких преступных группировок — как доморощенных, так и пришлых. Решался вопрос о контроле за путями поступления в Россию электроники, сигарет, алкоголя, а также о вывозе из страны леса, рыбы, икры, полезных ископаемых и многого другого.

Тот, кто смог бы подмять под себя этот «золотой перекресток», имел все шансы сказочно разбогатеть. Желающих было много — и воры, и местные молодые бандиты, и ОПС соседних регионов, имевшие товар и не желавшие платить чужакам за обеспечение его безопасности. Мирно договориться не удалось, и война буквально выплеснулась на улицы. Именно тогда ключевские, во-первых, усилили боевые порядки, часто выбирая целью фуры с нелегальным грузом, и, во-вторых, двинули во власть своих людей.

Охотник на водителей

В 2005 году на выборах в Чите среди прочих кандидатов оказались активные участники ключевских — Алексей Гуськов как претендент на кресло в Читинской городской думе, и Дмитрий Непомнящий, претендующий на место в областном законодательном органе. Оба свои избирательные кампании вели за счет собственных средств, то есть на грязные деньги.

— Выбор именно этих людей был не случаен — оба входили в группировку практически с момента ее возникновения, обладали большим авторитетом, сами принимали участие в налетах, но к этому моменту уже вырвали себе статус предпринимателей, — рассказывает источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах. — С другой стороны, оба формально не были ни в чем замечены, а Гуськов к тому же удачно женился: тещей его стала региональный министр культуры, а тестем — депутат областного законодательного собрания.

В итоге и Гуськов, и Непомнящий выборы выиграли, несмотря на то что для местных жителей их принадлежность к «малиновым пиджакам» тайны не составляла. Просто в тот момент позиции правоохранительных органов, жестоко пострадавших от перестройки, были достаточно слабы.

Правда, Гуськов уже через полгода после выборов стал фигурантом уголовного дела: его родственные связи использовали, чтобы хранить арсенал группировки и транспорт, на котором совершались налеты на проезжавшие по трассам грузовики. Выяснилось, что теща «по родственному и незадорого» сдала ему в аренду гараж одного из культурных учреждений края, и там полицейские изъяли три десятка стволов, засветившихся в тяжких преступлениях, несколько сотен патронов, взрывные устройства и три автомобиля, один из которых был в розыске, а два — подозревались в причастности к нападениям на «челноков».

Кроме того, там было найдено 50 паспортов и три десятка водительских удостоверений, многие из которых принадлежали жертвам преступлений. Правоохранители выяснили, что Гуськов создал самостоятельную банду, специализирующуюся на налетах на проезжавшие мимо Читы (в Китай или из Китая) автомобили и автобусы. Она действовала несколько лет, причем по схожему сценарию: преступники под видом сотрудников милиции или ГАИ останавливали машины якобы для проверки документов, а затем их коллеги в масках беззастенчиво грабили жертв, порой убивая сопротивлявшихся.

В случае удачи добычей нападавших становились один-два миллиона рублей наличными, или товар на сотни тысяч рублей. Кстати, здесь стоит отметить, что именно из-за подобных нападений, ставших в начале нулевых настоящим бичом на дорогах России, со временем было официально запрещено останавливать транспортные средства на трассах вне стационарных постов.

Гуськов, понимая, что в этот раз крупно прокололся, заключил досудебное соглашение, признавшись в нескольких нападениях и в незаконном хранении оружия и взрывчатых веществ. За это в 2007 году его приговорили к минимальному сроку — 8,5 лет в колонии строгого режима. Освободился он в 2012-м условно-досрочно. Но даже после суда правоохранители понимали: доказать они смогли лишь малую часть из совершенного бывшим депутатом. Тем более что сразу после его ареста большинство друзей Гуськова скрылось.

Финансист от криминала

То, что Дмитрий Непомнящий принадлежит к одной из группировок, входящих в ОПС «Ключевские», не было секретом лишь для борцов с оргпреступностью — а вот обыватели считали его относительно честным человеком.

— По оперативным данным, Непомнящий с самого начала занимался легализацией добычи, полученной от всех видов преступной деятельности и даже какое-то время был своеобразным финансовым директором группировки — а это подразумевает «чистую анкету», — рассказывает источник «Ленты.ру». — Но затем он сосредоточился на общественной работе в интересах ключевских и стал активно заниматься политической деятельностью. Свою близкую дружбу с Гуськовым Непомнящий старался не афишировать, а любую совместную деятельность просто скрывал. Хотя их отношения для местных большой тайны не составляли.

Тем не менее собрать убедительные доказательства и задержать Непомнящего удалось только в ноябре 2017 года. Изначально ему предъявили обвинение в соучастии в трех убийствах, совершенных в ходе разбойного нападения. Но уже известно, что к октябрю 2018 года число преступных эпизодов заметно возросло.

Сейчас следствию удалось собрать и проанализировать множество фактов о деятельности Непомнящего, которые представляют его в очень неприглядном свете. Но всю информацию предстоит доказывать в суде, и это может оказаться весьма непростой задачей. Тем более что депутатом областной Думы Непомнящий был почти 15 лет, и за это время оброс значительными связями. По версии следствия, он причастен к совершению девяти тяжких преступлений, совершенных в 1995-2000 годах, роль его будет установлена в ходе суда.

Пули для Джеки Чана

Арест читинскими следователями иркутского депутата и бизнесмена Александра Панько в этом ряду стоит несколько обособленно: он не замечен в преступной деятельности в Чите. Тем не менее именно сотрудники управления СКР по Забайкальскому краю задержали Панько и предъявили обвинение в соучастии в двойном убийстве. Причем, по официальным данным, совершенном в конце 90-х годов. То есть формально обвинение предъявлено в преступлении, срок давности по которому истек.

При этом, по данным источника «Ленты.ру», Панько отказался давать показания, воспользовавшись 51 статьей Конституции. Впрочем, это не помешало следствию начать проверку депутата на причастность к еще трем убийствам.

— По имеющимся у следствия данным, арестованный житель Иркутска причастен к насильственной смерти двух активных участников одной из читинских оргпреступных группировок, числящихся пропавшими без вести, — говорит Егор Марков, официальный представитель регионального управления СКР. — Следствие считает, что при его непосредственном участии были ликвидированы ставшие ненужными и даже мешавшие участники ОПС.

По данным «Ленты.ру», Панько активно сотрудничал с руководителями ключевских. Его подозревают в организации заказных убийств — за деньги он консультировал штатных киллеров группировки, подыскивал места для тайных захоронений и помогал ликвидаторам скрываться после совершения преступлений. Кроме того, Панько непосредственно принимал участие в ликвидации двух приехавших в Иркутск читинцев — задумавших вести свою игру против ключевских.

Как рассказывает «Ленте.ру» источник в правоохранительных органах, показания на Панько (как и ранее, на Гуськова и Непомнящего) дал арестованный в октябре 2017 года один из штатных киллеров ключевских Владислав Телкин. Он утверждает, что будущий депутат в ноябре 1997 года в Иркутске возле бара «Пятый угол» принимал участие в расстреле авторитетного читинского предпринимателя Сергея Елгина, известного под прозвищем Джеки Чан.

Непосредственными исполнителями убийства были сам Телкин и его напарник, выпускник медицинского университета Александр Сергеев, уже тогда находившийся в федеральном розыске за убийство забайкальского криминального авторитета, вора в законе Годерзи Ломтадзе, известного в криминальных кругах как Гоча Чохатурский. Погибший был смотрящим за Забайкальским краем и расположенными на его территории местами лишения свободы. Ломтадзе задушили в Чите шнурком 17 января 1995 года — и следствие очень быстро заподозрило в этом преступлении Сергеева.

В момент расстрела Джеки Чана у «Пятого угла» Сергеев погиб от пули телохранителя одного из бизнесменов, случайно оказавшегося у бара. Судя по всему, то, что ликвидация Елгина пошла не по плану, и вынудило Панько, опасавшегося за свою жизнь и здоровье, стать активным участником того преступления. И это лишь один из преступных эпизодов на его совести. В Забайкальском управлении СКР эту информацию комментировать отказались.

***

Сегодня можно говорить, что ключевские, страшная группировка родом из 90-х, ликвидированы. И хотя они действовали дольше, чем их коллеги на европейской части России, а многие активные члены успели легализоваться, стали вести вполне законопослушную жизнь и даже сделали карьеру, всем бандитам придется предстать перед судом.

Впрочем, предсказать его результаты сейчас никто не возьмется: по многим преступлениям вышел срок давности, и адвокаты, безусловно, будут строить на этом линию защиты. Но сегодня за решетку отправлены даже те, кто чувствовал себя защищенным званием народного избранника — а значит, есть шанс, что справедливость восторжествует.

— Работа по преступлениям, совершенным оргпреступным сообществом ключевских в Забайкалье, не прекращалась ни на минуту, — заявил «Ленте.ру» генерал-майор юстиции, руководитель регионального следственного управления СКР Юрий Русанов. — В тесном взаимодействии с сотрудниками профильного управления МВД следователи досконально восстанавливают всю их преступную историю. И хотя прошло много лет, а порой и десятилетий, современная криминалистика делает то, что невозможно было представить в прошлом веке. А опыт сотрудников СКР перевешивает возможности бандитов. Мы сделаем все, чтобы наказание сделалось неотвратимым. И касается это не только конкретных ключевских — а всех нарушителей закона.

Хочется верить, что и в данном случае наказание все-таки будет неотвратимым. Пусть даже двадцать лет спустя.

***

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики