Лента добра
Дом

«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»

Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Фото: Мордасов Михаил / PhotoXPress.ru

По данным Национального бюро кредитных историй, большинство ипотечных заемщиков в России — люди в возрасте от 30 до 40 лет — в 2016 году они оформили 43 процента займов. Еще почти 24 процента выдаваемых кредитов приходится на 25-29-летних, третья по многочисленности возрастная группа — 40-49-летние. В аутсайдерах — пенсионеры и молодежь: граждане старше 60 лет в прошлом году взяли 0,4 процента ипотечных кредитов, а младше 25 — около пяти процентов.

Между тем в Москве и других европейских мегаполисах в последние годы все популярнее проживание с родителями: молодые люди, причем вполне благополучные, а не остановившиеся в развитии великовозрастные дети, вынуждены оставаться в отчем доме после окончания учебы. Причина простая: жилье слишком дорогое даже для вчерашних выпускников очень престижных вузов, сумевших быстро устроиться на хорошую работу. И они продолжают жить с родителями, откладывая деньги на первый взнос по ипотеке.

Но многим такой вариант не подходит, и причины самые разные. Главная, впрочем, одна — сильное желание обрести независимость, идти своим путем. Большинству, чтобы вырваться из под родительской опеки, приходится снимать жилье, и чаще всего вскладчину — с любимым человеком или друзьями.

По данным ВЦИОМ, каждый пятый россиянин готов арендовать жилье, чтобы улучшить жилищные условия, в том числе семь процентов рассматривают вариант долгосрочной аренды. В Москве и Петербурге потенциальных квартиросъемщиков больше — около 30 процентов.

Марии, студентке из Москвы, арендная схема показалась тупиковой — и она рискнула приобрести квартиру в кредит, едва достигнув 21-летия. Своим опытом она поделилась с «Домом».

Когда я рассказываю кому-то, что приобрела жилье в Москве, первое, что они, естественно, думают (а некоторые и вслух не стесняются говорить) — квартиру купили на самом деле родители или богатый «папик». И мне обидно — не за себя, а за все наше поколение, которое почему-то считает, что самостоятельно — без связей, не залезая в чужой кошелек, — ничего не добиться.

На самом деле я искренне думаю, что сейчас другие времена — возможностей больше. В Москве точно есть, где работать, есть выбор жилья и ипотека как способ купить его, не имея на руках полной суммы. Взяться ей, понятно, неоткуда — если только ты не дочь состоятельных родителей, как я уже говорила, или любовница влиятельного человека.

О своей отдельной квартире я мечтала давно, лет с 15-ти. Конечно, тогда это было абсолютно подростковое желание «свалить», чтобы можно было курить, ни от кого не прячась, ложиться спать, когда захочется, и приглашать в гости большие веселые компании. Смешно, но теперь все это мне совершенно не нужно.

Позже, уже учась в институте, я прочитала в какой-то английской газете статью о 30-летних лондонцах, вынужденных жить с родителями. Стало очень грустно. А еще у меня есть старший брат, который квартиру снимает до сих пор, — а ведь ему 38, он нормальный состоявшийся человек. Мог бы что-то купить, но, как я считаю, упустил момент — женился, родился один ребенок, потом второй, тут не до накоплений. Ехать на окраину не хочет, а в центре цены на жилье заоблачные. Он уже смирился с тем, что всю жизнь будет арендатором.

В теории это адекватный подход — в Европе вообще мало кто владеет недвижимостью, это дорого. Но я в этом плане Homo sovieticus — человек советский, адепт квартирного культа. И упускать свой момент я не собиралась.

Работала с первого курса — в кофейне, в салоне сотовой связи, в своем же институте. Честно, скопить ничего не удавалось: студентам, конечно, платят мало — опыта никакого, занятость частичная, наивность собачья. Штрафовали везде нещадно. Хватало на колготки, проездной, тот же кофе. Продукты домой покупала, хотелось немного помочь родителям. Они у меня не бедные люди, но звезд с неба не хватают. Первый рабочий год прошел «вхолостую», никак не приблизив исполнение моей квартирной мечты.

Второй курс в этом плане был продуктивнее — повезло устроиться на полставки в хорошую иностранную фирму. И я резко сократила расходы: перестала ходить в кафе, новую одежду покупала, но в недорогих магазинах, никаких клубов, такси и так далее. Летом работала полный день, и к началу нового учебного года скопила около 400 тысяч рублей.

Изначально план был такой — успеть купить квартиру, пока не закончилась программа государственной поддержки ипотеки, то есть до 2017 года. Собственно, где и что покупать, я решила давно, выбрав строящийся микрорайон за МКАД. Выбирала, руководствуясь простыми параметрами — новостройка (потому что ставка по ипотеке на новое жилье ниже), в пределах Москвы (за исключением присоединенных территорий — лично я их до сих пор воспринимаю как Подмосковье), самая низкая цена, естественно — крупный надежный застройщик. Готовность дома, сроки сдачи меня не волновали — я живу с родителями, они меня не гонят, время есть.

По данным «Метриум Групп», тройку самых дешевых предложений новых квартир в столице к февралю 2017 года составили: лот площадью 25,5 метра в микрорайоне, возводимом на территории района Северный (2,68 миллиона рублей); студия площадью 22,6 квадратного метра в строящемся комплексе в районе Солнцево (3,05 миллиона рублей); 23-метровая студия в жилом комплексе на территории района Люблино (3,25 миллиона рублей).

Сказать, что мама с папой мою квартирную идею одобрили, не могу. Они, во-первых, считают меня маленькой, во-вторых — скептически относятся к кредитам, в третьих — «зачем тебе это надо, живи здесь». Бабушка, которая без конца смотрит всякие телешоу, вообще пришла в ужас — придут коллекторы, отберут все, «поставят на счетчик» и так далее. Но в итоге родители меня поддержали, за что я им благодарна.

От ипотеки с субсидированной ставкой, правда, пришлось отказаться: ее, как выяснилось, давали людям в возрасте от 21 года, а мне 21 исполнилось в конце декабря 2016-го — я просто не успевала. Но с завершением программы ставки остались нормальными — и я сделала себе подарок уже в новом 2017-м, став владелицей пока еще не существующей квартиры в Москве и счастливой — да, я настаиваю на этом — ипотечницей.

Мой дом обещают достроить зимой 2019-го, когда я буду дописывать диплом. Но свои 27 квадратных метров я люблю уже сейчас — это, наверное, первая осмысленная, «взрослая» покупка в жизни.

Квартиру я покупала не напрямую у застройщика, а через агентство. У них есть свои специалисты по ипотеке, и они очень помогли. Обмануть меня никто не стремился, да я и не боялась этого — крупные компании не станут портить себе репутацию из-за моих копеек.

Вместе со всеми дополнительными расходами собственное жилье обошлось мне примерно в три миллиона рублей. 500 тысяч ушло на первый взнос — хочу обратить внимание, что эту сумму под силу скопить за год-полтора, пожалуй, каждому работающему жителю Москвы. Разговоры о невозможности решения квартирного вопроса ведут, на мой взгляд, пустобрехи.

В 2016 году средняя номинальная заработная плата в Москве, в крупных, средних и малых организациях, по данным Мосгорстата, составила 71220 рублей, увеличившись, по сравнению с 2015-м, на восемь процентов.

Ставка по кредиту у меня меньше 11 процентов, ежемесячный платеж — чуть больше 30 тысяч рублей. Да, это больше половины зарплаты. Но мне не надо содержать семью. На метро, кино и какие-то продукты деньги остаются. Плюс я, конечно, рассчитываю, что со временем стану зарабатывать больше. Лучше 10 лет «кредитного рабства», чем мыкаться по съемным углам всю жизнь.

Близкие, друзья и знакомые к моему квартирно-ипотечному приключению относятся по-разному. Очень широкий диапазон эмоций — от восхищения до презрения и зависти. Однокурсники, особенно москвичи, не понимают, зачем мне жилье «в этой заднице». Лень объяснять, что я, скорее всего, не буду там жить вечно, и смогу со временем купить другую квартиру, выгодно продав первую.

Удивил один из преподавателей, заявивший, когда я пропустила одно занятие, что «теперь можно не учиться, квартира-то есть». Не знаю, откуда он узнал об этом и откуда столько злобы.

Родственники сейчас, спустя два месяца после оформления документов, успокоились. По сути, ничего не изменилось: раньше я примерно ту же сумму откладывала «в стол», теперь отдаю банку. Бабушка, правда, то и дело норовит подложить мне в сумку денег — я ведь «бедная, вся в долгах». Раздражает, но ругаться бесполезно.

Удручающий момент во всей этой истории есть — если помножить мой ежемесячный платеж на 120 месяцев, получится сумма, намного превышающая фактическую стоимость квартиры. Сложно смириться с тем, что приходится переплачивать. Я все понимаю — мое жилье за этот срок наверняка подорожает, так устроен банковский бизнес, бесплатный сыр только в мышеловке. Но все равно обидно. И хочется верить, что ставки по ипотеке в нашей стране когда-нибудь опустятся не до приемлемого, как сейчас, а до адекватного уровня.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики