Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.

На РЭН обсудили перспективы российской нефтегазовой отрасли

Вектор работы крупнейших нефтегазовых корпораций с поставщиками из числа частных технологических компаний меняется на фоне санкционного давления и реализации проектов ускоренного импортозамещения в формате здесь и сейчас. Об этом заявили участники сессии «Нефтегаз: технологический суверенитет» на Международном форуме «Российская энергетическая неделя — 2022». Организаторы — «РЭА» Минэнерго России и Фонд Росконгресс при поддержке Министерства энергетики Российской Федерации.

Если раньше технологические компании обивали пороги крупных заказчиков, то сегодня наблюдается обратный процесс: нефте- и газовые холдинги все чаще обращаются к компаниям, которые могут обеспечить технологический суверенитет, отметила первый заместитель генерального директора компании «Иннопрактика» Наталья Попова.

Есть и проблемная сторона вопроса: когда компании говорят об импортозамещении, то речь, как правило, идет о формате «инсорс».

«Они предпочитают разрабатывать это внутри компании. Но из-за того, что такие решения уже есть на рынке или есть компании, которые уже разрабатывают аналогичные продукты, финансирование на эти проекты дублируется», — объяснила Наталья Попова.

Проблему существенного дублирования финансирования, особенно в сфере разработки специализированного ПО, подтвердил заместитель генерального директора — руководитель центра компетенций технологического развития ТЭК «Российское энергетическое агентство» Минэнерго России Олег Жданеев.

«Однако в связи с появлением Индустриального центра компетенций (ИЦК), который направлен на ускоренное развитие и внедрение решений по специализированному ПО, мы видим, что идея joint industry partnership сейчас будет реализована», — отметил он.

Значение работы ИЦК сложно переоценить, это верная и нужная инициатива, считает директор Международного фонда технологического развития Вадим Куликов. Однако эксперт акцентировал внимание на проблеме тиражирования проектов.

«То есть зачастую это внутренние проекты. Посмотрите, те проекты, которые мы одобрили в результате, это обычно one man show-проекты. Крупные компании на крупные суммы внедряют классные системы, но почему только у себя?», — задался вопросом Вадим Куликов.

Другой актуальный вопрос в сфере работы над технологическим суверенитетом — как обеспечить непрерывность деятельности нефтегазовой отрасли и при этом внедрять российские технологии?

Например, «Газпром» сегодня делает особый акцент на технологической устойчивости компании. Эта концепция держится на трех китах: надежность (непрерывность деятельности), санкционная независимость (импортозамещение), снятие киберугроз, рассказал директор дирекции информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций «Газпром нефть» Антон Думин.

Согласно самым оптимистичным прогнозам, к 2050 году доля возобновляемых источников будет составлять 35 процентов от всемирного потребления энергии, остальные 65 процентов останутся за ископаемыми источниками топлива. При этом добыча угля и нефти должна остаться примерно на том же уровне, что и сегодня, а газ должен увеличиться примерно на 40 процентов, чтобы сохранить баланс в 65 процентов ископаемых источников топлива в потреблении электроэнергии.

Для примера: сейчас ископаемые источники обеспечивают 85 процентов потребления энергии в мире, причем в России этот показатель составляет 83 процента.

«Если мы говорим, что нам нужно обеспечить такие уровни добычи нефти и газа, то нам необходимо понимать, какой целевой базой это будет обеспечено. По нашей оценке, чтобы выдержать такой серьезный объем добычи нефти и газа, то нам к 2050 году надо прирастить по отношению к сегодняшнему уровню примерно 27 миллиардов тонн условного топлива», — рассказал генеральный директор «Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых» Игорь Шпуров.

Из этих 27 миллиардов тонн новые технологии должны обеспечить добычу 12 миллиардов тонн.

«Для того, чтобы вот эти 12 миллиардов тонн вовлечь, нам необходимо создать технологии, которые позволят это сделать», — заключил Игорь Шпуров.

В конце встречи участники обратились к опыту зарубежных коллег. Так, внешняя зависимость Китая от газа составляет примерно 45 процентов, от нефти — свыше 70 процентов, сообщил заместитель генерального директора по внешнеэкономическому сотрудничеству Xuan Yuan Industrial Development Цзянь Цзяо. Поэтому все перерабатывающие предприятия, работающие в большинстве своем только с импортным сырьем, оснащены самыми передовыми технологиями и оборудованием — в противном случае такая деятельность будет убыточна для страны. В этом контексте представитель КНР предложил российским коллегам китайские решения в обмен на повышенный импорт российского нефтегаза.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности
Бонусы за ваши реакции на Lenta.ru
Читайте
Оценивайте
Получайте бонусы
Узнать больше