9

Галлюцинации и баобабы

Этот фотограф показал мир в инфракрасной съемке и открыл измерение, не доступное взгляду

В Западном крыле Новой Третьяковки 3 декабря открывается выставка Арсена Ревазова «Невидимый свет», объединившая около сотни его фотографий последних лет.

«Я снимаю знакомые объекты, созданные природой и человеческим разумом, в том свете, который мы никогда не увидим», — комментирует автор свои работы, имея в виду свой необычный метод и инструментарий. Фотографии сделаны в технике инфракрасной съемки, на специальную пленку или с использованием матрицы цифровой камеры, чувствительной к инфракрасному световому излучению. Иногда с использованием фильтра, который пропускает инфракрасный свет, а видимую часть спектра блокирует, давая возможность увидеть белыми кроны деревьев и черной — речку, которая течет среди привычно белых снегов.

Врач по образованию, специалист в области рекламы и технологий по роду деятельности, автор сборника стихов и романа «Одиночество-12», ставшего в 2005-м бестселлером, Арсен Ревазов давно и профессионально занимается фотографией. Время от времени выставляется — после Фотобиеннале 2010 года были выставки в галерее «Триумф». В параллельной программе IV Московской биеннале современного искусства работы Арсена участвовали в совместной с Сергеем Братковым, Ольгой Чернышевой и Александром Бродским выставке «Общее чувство». Показанный тогда его проект «Несмятые простыни Венеции» представлял собой фотографии, напечатанные на ткани форматом метр на два — городские виды развесили на стальном тросе и закрепили прищепками. И хотя на нынешней выставке «простыней» нет, Венеции, в которой автор проводит большую часть своего времени, тут много.

Венеции посвящена и инсталляция Александра Бродского, сочинившего архитектуру экспозиции: мостик и забеленная пигментом вода, на которую с потолка проецируются кадры с палаццо на Большом канале и преломленные в воде отражения. Почти все, что мы здесь видим — свидетельства бесконечных путешествий автора: по Эфиопии, Италии, Америке… И по России, о которой рассказывает серия «Красная-прекрасная» («Red/slash/beatiful»), стоящая в этом ряду особняком.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности