Вводная картинка

Алексей Пушков назвал блокировку ИТ-гигантов крайней мерой

Интернет и СМИ
В Общественной палате предложили новые положения закона о «приземлении»

Представители законодательных органов, общественники, юристы и эксперты отрасли обсудили проблему предвзятой модерации со стороны ИТ-гигантов, а также правоприменительную практику на круглом столе «Цензура или модерация: как ограничить произвол иностранных социальных сетей?», который состоялся в Общественной палате России.

Эксперты выразили озабоченность поведением бигтеха в отношении модерации аккаунтов российских пользователей и контента. Как отмечалось, с одной стороны, выявлению и удалению опасных материалов, которые могут нанести реальный вред должно внимания не уделяется. С другой, много ресурсов тратится на ограничения и блокировки контента и аккаунтов российских пользователей и СМИ. Подобное поведение, по мнению экспертов, не может трактоваться иначе как цензура.

Председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков озвучил последнюю статистику Роскомнадзора по цензуре со стороны бигтеха.

«С момента вступления в силу закона номер 272 о мерах для лиц, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод человека (по сути нас это касается в том плане, в котором закон защищает свободу доступа к информации и запрещает мешать свободе доступа к информации), лидером по блокировке и цензурированию российских аккаунтов являются YouTube (39 случаев таких блокировок). На втором месте Instagram (23 блокировки), на третьем — Facebook (19). 13 инцидентов цензурирования аккаунтов отмечено со стороны Twitter — в разных видах, например, задержка доступа к ресурсу или, допустим, предупреждение, что этот ресурс не заслуживает доверия», — отметил он.

При этом, по мнению экспертов, правила площадок не могут являться истиной в последней инстанции, а их модераторы — высшими арбитрами при определении того, какой контент может оставаться на платформе, а какой следует ограничить или удалить. Также отмечалось, что эти правила в принципе не всегда очевидны для пользователей.

«На самом деле, для борьбы с непрозрачностью самой правильной стратегией является объяснение причин, по которым регулятор или платформа говорит, что она делает для принятия того или иного решения. Но мы видим, что такие сервисы, как например Content ID YouTube, — это техника модерации, которую довольно трудно контролировать. И трудно понять, принимают ли алгоритмы чрезмерные решения или, наоборот, пропускают опасный контент в тех или иных ситуациях. Мы считаем, что у пользователя должно иметься право запросить у платформы мотивированное, обоснованное решение по модерации в случае отсутствия решения того или иного уполномоченного органа, когда это является решением самой платформы на основании так называемых правил сообщества. Платформа должна в течение 10 суток дать полный ответ пользователю, и, если пользователь хочет обжаловать этот ответ, у него должно быть право обратиться к уполномоченному органу власти, например, Роскомнадзору. Все это, мы считаем, нужно прописывать уже на законодательном уровне», — подчеркнула член Общественной палаты России, директор «Лиги безопасного Интернета» Екатерина Мизулина.

При этом правила площадок не могут ставиться выше правил национального законодательства. По мнению сенатора Алексея Пушкова, такая схема работы абсолютно недопустима, и бигтех должен понимать, что вначале идет национальное — в данном случае российское — законодательство, а только потом уже принципы самой платформы. Эксперты уверены, что этому поможет закон о «приземлении». Ряд компаний уже выполнили его требования: личные кабинеты зарегистрировали Likee, Viber, Apple, Spotify, TikTok и Twitter. Форму для обращения российских пользователей на своей платформе разместили: Likee, Apple и TikTok. Физические офисы открыли Apple и Spotify. Twitch, Discord, Pinterest, Meta, Google, Telegram и Zoom продолжают полностью игнорировать требования регулятора.

«Я думаю, что процесс пошел, лед тронулся. Но здесь будут, на мой взгляд, определенные сложности, потому что гиганты — я имею в виду, в первую очередь, Google и Meta, — сейчас рассматривают все требования нашего закона, которые существуют, и принимают окончательное решение, как, в какой форме, какую позицию они будут занимать. Здесь первопроходцем стал Apple, который создал свое юридическое лицо (оно у него и было, просто они расширили его полномочия теперь). И у Google тоже есть юридическое лицо, но вопрос в том, что это юридическое лицо не имеет достаточных полномочий для осуществления 236 закона. Поэтому сейчас Google тоже размышляет, как они будут действовать дальше. А вот что касается Facebook, то от него вообще нет никакой информации, и это настораживает, потому что прошло уже полтора месяца с вступления закона в силу, и вот эти самые большие игроки, конечно, по-прежнему занимаются перетягиванием каната с российской властью. То есть тащат канат в свою сторону и смотрят, как мы на это отреагируем. На мой взгляд, мы, конечно, должны проявить здесь решимость и лишить их вот этой иллюзии, что они в силу своего глобального характера имеют право на какой-то особый юридический статус, что к ним могут не применяться существующие законы, потому что у них есть свои внутренние правила и нормы», — прокомментировал Алексей Пушков.

Некоторые эксперты призвали перейти «с пряника на кнут» и перестать щадить те зарубежные корпорации, которые усиленно пытаются играть с регулятором и навязывать свои правила. Однако, по мнению Алексея Пушкова, блокировка — это крайняя мера.

«Часто спрашивают про блокировки: там до блокировок в законе 236 еще семь позиций, по которым мы можем оказывать на них воздействие. И, в частности, позиции экономического характера: если они хотят здесь зарабатывать, на нашей территории, пусть будут добры выполнять наше законодательство», — отметил сенатор.

С ним согласен управляющий партнер адвокатского бюро Art de Lex, представлявший интересы «Царьград» в споре с Google из-за удаления аккаунта медиа на YouTube Дмитрий Магоня.

«Мы, в принципе, считаем, чем дальше частные лица будут себя защищать, чем больше государство будет предоставлять средств для такой защиты, тем больше надежды появится на то, что цифровые платформы вот в этих частных спорах будут не одерживать всегда верх над своими контрагентами, которые по определению меньше и слабее их», — отметил он.

Первый заместитель председателя комиссии по развитию информационного общества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты Александр Малькевич призвал установить четкий срок, до которого бигтех обязан «приземлиться» в России.

«Летом прошлого года Нигерия заблокировала Twitter на своей территории за отказ выполнять аналогичные требования аналогичного закона. И в январе произошла разблокировка, потому что Twitter пошел полностью навстречу властям этого государства с бурно растущим населением. Но, на мой взгляд, экономика и рынок Нигерии не настолько интересны для компании, но она открывает свое представительство, начинает платить налоги, в общем выполняет местный закон о приземлении. То есть получается, что нигерийские законы, нигерийские пользователи важнее Twitter чем российские. Ну это же какой-то бред. Мы должны быть готовы применить силу, обозначить какие-то дедлайны, после которых все это веселье и вседозволенность должны закончится», — отметил он.

Другая важная мера, которая, по мнению экспертов, могла бы пойти в продолжение закона о «приземлении» — это обязательно ИТ-гигантов не только раскрывать правила модерации, но и набор местных, русскоязычных команд модераторов. Кроме того, по мнению экспертов, предстоит серьезная работа по тому, чтобы правила модерации не только были абсолютно согласованы с российским законодательством, но и отражали запросы российской аудитории, были по-настоящему нормами сообщества.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа