Вводная картинка

Экоактивистка усомнилась в нейтрализации последствий разлива нефти на КТК

Экономика
Татьяна Трибрат: названия лабораторий, которые заявлены независимыми мне не знакомы

Сомнительно, что последствия разлива нефти под Новороссийском в августе 2021 года можно было нейтрализовать за столь короткий срок. Об этом заявила общественный деятель Татьяна Трибрат, которая занимается защитой Новороссийска от экологически опасных объектов.

«Я не могу утверждать точно, что все последствия происшествия на терминале КТК в Южной Озереевке устранены, потому что я лично не видела никаких достоверных данных исследований знакомых мне экспертов или лабораторий. Что же до того, возможно ли теоретически, что сейчас уже нет следов того, что произошла масштабная утечка, по моему опыту — нет. Так быстро последствия нефтяных разливов не сходят на нет — самые тяжелые фракции — они оседают на дне, остаются там гораздо дольше, чем месяц, — отметила Татьяна Трибрат. — Названия лабораторий, которые заявлены независимыми мне не знакомы, и на сколько я поняла, они проводили замеры по заказу самой КТК: можно не объяснять, почему к результатам абсолютно нет доверия».

По мнению экоактивистки, в первые часы после аварии руководство консорциума называли заниженные в тысячи раз показатели. Реальный объем нефтепродуктов, попавших в море, экспертам приходится подсчитывать по длительности утечки и экспертизе оборудования. «Я была уже свидетелем подобных утечек: если при нейтрализации еще и был использован сорбент, который прибивает к дну нефтепродукты, то сейчас еще должны остаться следы на дне акватории Новороссийска. Но надо отметить, что само расположение терминала в отдалении от береговой линии и погодные условия сыграли на руку КТК — шторм и течения могли отнести загрязнения от городов и помогли им скрыть последствия и масштаб происшествия. Если бы не снимки института РАМН, мы вообще могли бы не узнать о случившемся», — обратила внимание Татьяна Трибрат.

Главная причина случившегося — это отсутствие общественного контроля за компаниями, осуществляющими деятельность регионе, убеждена Татьяна Трибрат. «Раньше мы могли проводить специальные процедуры — общественные слушания — государство заставляло компании соответствовать требованиям местного населения. Когда жители выступали за рекуперацию мазутного завода — она была проведена, — подчеркнула Татьяна Трибрат. — Сейчас же, когда у местных активистов есть материалы, доказывающие, что эту же процедуру можно провести и для оборудования КТК, владельцы отрицают такую возможность. Большая часть акционеров компании — иностранные организации. Их представители общались с жителями — тогда, когда нужно было только возводить постройки. Тогда они уверяли местных, что специально продумали расположение так, чтобы погрузка нефти никак не отразилась на их жизни. Но она все-таки отразилась, только доказать тяжело».

По словам Татьяны Трибрат, раньше без согласия общественности нельзя было увеличить объем перевалки: сейчас КТК делает это никого не спросив, ссылаясь на коммерческую тайну. Местным жителям остается только жаловаться в Роспотребнадзор и Росприроднадзор на постоянный сероводородный запах, от которого болит голова, при погрузках и не только, но пробы и замеры делаются не сразу — и в них поэтому уже могут быть допустимые значения. «А ведь именно при погрузке происходит двойной выброс вредных веществ: с одной стороны — инертные газы, а с другой — сама нефть. Судя по всему, консорциум не особо интересует требование российских законов прекращать или снижать нагрузку при ветре, иначе запах не должен появляться. Ну а если экспертизу проводят по заказу самого КТК, то можно быть уверенным, что она подтвердит безопасность всего, чего попросит заказчик», — считает экоактивистка.

«Сейчас я сомневаюсь, станет ли с этим монстром кто-то бороться. Южная Озереевка вполне могла бы стать курортным городком, тут и сейчас еще сохранились пансионаты, но отдыхать в них, вдыхая ужасный аромат киргизской нефти, которая считается особенно пахучей. Местные жители могли бы хорошо зарабатывать, развивайся тут туристическое место, но почему-то это живописное и плодородное место приносит заработок американским, итальянским и другим иностранным компаниям, при этом еще и буквально отравляя жизнь людям и убивая природу», — завершила мысль Татьяна Трибрат.

Ранее независимая лаборатория опубликовала результаты экспертизы верхних донных отложений в районе Южной Озереевки. Специалисты брали пробы для исследований в пяти разных точках — от территории КТК до Большого Утриша. Об этом сообщила пресс-служба морского терминала Каспийского Трубопроводного Консорциума.

Согласно лабораторному протоколу, содержание нефтяных продуктов в образцах не превышает допустимую норму. В утришском дельфинарии количество горючего вещества в воде в 10 раз меньше допустимого. Такие же результаты дали и исследования воды в 100 м от ВПУ-1.

В остальных трех точках — маяк Большого Утриша, пляж в Южной Озереевке и озеро в селе Абрау-Дюрсо — превышения допустимой нормы нефти также не обнаружили.

Как сообщалось ранее, специалисты подрядной организации по техобслуживанию морского оборудования КТК отремонтировали причал, из-за которого мог произойти разлив нефти.