Вводная картинка

МИД Японии оценил заявление Путина об особом налоговом режиме на Курилах

Экономика
Глава МИД Японии Мотэги: налоговый режим на Курилах не должен нарушать законы обеих стран

Глава МИД Японии Тосимицу Мотэги оценил заявление президента России Владимира Путина о введении на Курильских островах особого налогового режима. Его слова приводит РИА Новости.

По словам Мотэги, новая система налогообложения на Курилах не должна нарушать законодательство обеих стран.

«Президент Путин на Восточном экономическом форуме озвучил идею создания специального режима на островах. Правительство Японии придерживается позицию, что подобный режим и проведение совместной экономической деятельности не должны идти вразрез с законодательством обоих государств», — отметил Мотэги.

Кроме того, на фоне высказывания российского лидера об абсурдности ситуации, при которой между Россией и Японией до сих пор не подписан мирный договор, министр высказался за ведение конструктивного диалога с Россией для создания подходящих условий для подписания соглашения.

Ранее генеральный секретарь японского правительства Кацунобу Като заявил, что решение российского лидера противоречит позиции Токио по Курилам, а также сути обсуждений совместной экономической деятельности, которая велась до этого момента.

3 сентября президент России Владимир Путин, выступая на Всемирном экономическом форуме, заявил, что на Курильских островах будет создан особый налоговый режим для бизнеса: компании будут освобождены от налогов на десять лет. Глава государства отметил, что данными налоговыми и таможенными преимуществами смогут воспользоваться как российские, так и иностранные инвесторы. Глава Минвостокразвития Алексей Чекунков отметил, что особый налоговый режим на Курильских островах запустят до конца текущего года.

Москва и Токио не могут подписать мирный договор по итогам Второй мировой войны из-за территориального спора вокруг южной части Курил. Япония считает острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и группу островов Хабомаи своими «северными территориями». Москва не признает самого факта территориального спора.