Александр Лебедь

Генерала Лебедя обвинили в шпионаже против Ельцина в 1991 году

Россия
Соратник Ельцина Ярошенко обвинил генерала Лебедя в шпионаже в 1991 году

Генерал Александр Лебедь, который во время путча ГКЧП в августе 1991 года командовал 106-й воздушно-десантной дивизией и являлся заместителем командующего ВДВ, прибыл к защитникам Белого дома с целью шпионажа, заявил в интервью «Ленте.ру» соратник президента РСФСР Бориса Ельцина, тогдашний министр внешних экономических связей республики Виктор Ярошенко.

«Кем на самом деле был Лебедь, трудно сказать. Его поначалу не пропустили через баррикады. Он пошел пешком, сказав, что хочет поговорить с Ельциным. В тот момент я увидел встревоженного [начальника охраны Ельцина Александра] Коржакова, который с автоматом бежал по коридору. Я спросил его, в чем дело. Он ответил: "Пришел Лебедь, и я не могу понять, зачем"», — рассказал он.

Ярошенко добавил, что сначала с генералом общались секретарь Совета по делам федерации и территорий при президенте РСФСР Юрий Скоков и депутат Верховного Совета РСФСР и будущий посол России во Франции Юрий Рыжов, которым Лебедь сказал, что получил от ГКЧП приказ взять под охрану Белый дом.

«Фактически это означало всех арестовать. И прежде всего, путчисты хотели арестовать Ельцина. Тем не менее, Ельцин поверил Лебедю и попросил расступиться защитников баррикад, хотя они генералу не верили и пропускать не хотели», — рассказал Ярошенко.

По словам собеседника «Ленты.ру», по прошествии нескольких часов Лебедь заявил, что ему пришла команда снять охрану и вернуться в казармы.

«На самом деле он поехал в штаб заговорщиков и рассказал им, какие настроения у защитников, что собой представляют баррикады, как организована оборона. То есть, на самом деле он выступил в роли шпиона. В общем, не лебедь, а Каин», — констатировал соратник Бориса Ельцина.

Ранее последний в истории СССР первый секретарь столичного горкома КПСС Юрий Прокофьев в интервью «Ленте.ру» заявил, что за несколько дней до выступления ГКЧП Лебедь участвовал в разработке плана действий комитета. Он утверждает, что генерал «выступил как настоящий предатель».