Вводная картинка

Звезды «Властелина колец» рассказали о почти допущенной в фильм обнаженной сцене

Культура

Британские актеры Доминик Монаган и Билли Бойд рассказали об обнаженной сцене, которая почти появилась во «Властелине колец». Они поделились историей в эфире вечернего ток-шоу с телеведущим Стивеном Кольбером, отрывок которой доступен на YouTube.

Звезды фэнтезийной кинотрилогии Питера Джексона в ходе беседы вспомнили о спорах о наготе в предстоящем сериале по мотивам произведений писателя Джона Рональда Руэла Толкина. Оба артиста выступили против фанатских прений по поводу нового многосерийного приквела студии Amazon, возможно, включающего в себя изображение обнаженной натуры.

В ответ на комментарии поклонников фильма относительно грядущего сериала о Средиземье Бойд вспомнил более «взрослую» сцену, придуманную сценаристкой оригинальной картины Филиппой Бойенс, которая почти была допущена во «Властелин колец».

«Она написала сцену, потому что мы постоянно шутили и заводили людей (…), [и] она сказала: "О, это новая сцена, которую мы снимаем на следующей неделе, с Энтами (…). Когда Мерри и Пиппин забираются на Древоборода, он пугается и трясет своими ветвями, отчего вы, ребята, падаете, и когда вы ударяетесь обо все ветви на пути вниз, к тому времени, когда вы падаете на землю, вы уже голые. И Мерри поворачивается к Пиппину и говорит: "Холодно, не правда ли?". На что Пиппин отвечает: "Обними меня, Мерри"», — вспомнил актер. Он отметил, что эта сцена явно была шуточной, как и многие другие эпизоды с участием персонажей Мерри и Пиппина, однако она бы говорила об истинности исходного текста «Властелина колец» и более зрелых темах, поднимаемых в нем.

Ведущий вечернего шоу Кольбер также подчеркнул, что в оригинальном романе Толкина хоббиты раздевались догола, поэтому в обнаженных сценах нет ничего, что бы нарушало целостность повествования истории на экране.

Ранее поклонники киноэпопеи «Властелин колец» потребовали убрать из предстоящего сериала по фэнтези эротические сцены. Фанаты отметили, что книга Толкина «наполнена невероятным христианским символизмом», и напомнили, что он был набожным католиком и его память «ни в малейшей степени не должна омрачаться беспричинной наготой».