Вводная картинка

Полянский раскритиковал заявление Германии о «нарушении» прав человека в Крыму

Мир

Первый зампостпреда России при ООН Дмитрий Полянский раскритиковал заявление постпреда ФРГ Кристофа Хойсгена о «нарушении» прав человека в Крыму. Их слова приводит РИА Новости.

Хойсген и Полянский выступили в Генеральной Ассамблее ООН на заседании, «посвященном ситуации на временно оккупированных территориях Украины».

Немецкий постпред выразил обеспокоенность судьбой крымских татар, подвергающихся «притеснениям». «Я спрашиваю представителя России, почему Россия не предоставляет доступ независимым миссиям, наблюдателям, чтобы те проверили ситуацию с правами человека в Крыму?» — спросил дипломат.

В ответ Полянский посоветовал немецкому коллеге спросить об этом у соотечественников, «в том числе из бундестага, которые регулярно в Крыму бывают». «Лично вас, кстати, и мы, и крымчане в Крым приглашали. Может быть, вы просто поиздержались и намекаете, чтобы мы вам билет купили? Так скажите прямо, зачем темнить», — сказал зампостпреда.

Российский дипломат подчеркнул, что гораздо проще «распространять небылицы» про ужасы на полуострове, тогда как «узнать правду и убедиться в лживости этих измышлений проще простого». По его словам, ежегодно около миллиона украинцев по-прежнему отдыхают в Крыму и делятся положительными отзывами в соцсетях.

В декабре 2020-го первый заместитель постпреда России при ООН Дмитрий Полянский проводил постпреда ФРГ Кристофа Хойсгена, покидающего 1 января Совбез ООН, словами писателя Михаила Жванецкого. «Дорогой Кристоф, хотел бы попрощаться с вами афоризмом недавно покинувшего этот мир писателя Михаила Жванецкого: "Как жаль, что вы наконец-то уходите"», — заключил Полянский.

Крым вошел в состав России в марте 2014 года после референдума, на котором большинство проголосовавших жителей региона поддержали такое решение. Украина, страны ЕС и США отказались признать результаты голосования, назвав воссоединение полуострова с материковой Россией аннексией. Российские власти отвергают эти обвинения и настаивают, что процедура присоединения соответствовала нормам международного права.