Оливер Хьюз

Глава Тинькофф Банка рассказал о будущем бизнеса в кризис и после него

Экономика

Примерно через два месяца с момента введения карантина в Москве можно будет увидеть некоторое восстановление экономики, нормализацию жизни. Такой прогноз в интервью российскому изданию Forbes сделал председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз.

По его словам, в сегменте малого и среднего бизнеса ситуация не самая простая. «Дела идут действительно тяжело: мы видим по нашим клиентам, что за первую неделю апреля обороты у многих предприятий сократились на 20-30 процентов по сравнению с началом марта. А впереди еще практически месяц изоляции», — рассказал он.

В условиях новых реалий, связанных с последствиями распространения эпидемии коронавируса, «Тинькофф» развивает два направления помощи представителям малого и среднего бизнеса. «У нас около полумиллиона клиентов из малого и среднего бизнеса. Есть два направления помощи — стратегический, где мы нашим клиентам, к примеру, из оффлайн-сегментов, помогаем быстро перейти в онлайн — помогаем экспертно, продуктами, сервисом — разворачиваем им быстро дистанционный кол-центр и прочее. Здесь у нас уже достаточно много успешных кейсов. И вторая часть – это поддержка предпринимателей в части снижения их расходов — сейчас мы для них сильно снизили комиссии по эквайрингу, отменили много других сервисных сборов, — рассказал Оливер Хьюз. — У нас очень маленький, но растущий портфель кредитов малому и среднему бизнесу, примерно миллиард рублей. Мы уже работаем по реструктуризации кредитов несколько недель. По-другому как? Им плохо сейчас».

«Тинькофф» участвует в правительственной программе реструктуризации кредитов. «У нас есть и своя собственная программа помощи клиентам, мы ее активно применяем, и она будет дальше расширяться. Помимо реструктуризации у нас есть социальные программы. Сейчас операторы облачного кол-центра Тинькофф помогают ОНФ и правительству Москвы (через «Ростелеком») и работают на горячих линиях для граждан по коронавирусу. Мы также обеспечиваем волонтерам в регионах бесплатную связь от Тинькофф Мобайл, так что по мере сил и возможностей мы вносим свой вклад в борьбу с этой ситуацией. Мы это нигде громко не афишировали, но на социальные программы, связанные с коронавирусом, группа "Тинькофф" выделила миллиард рублей», — рассказал топ-менеджер.

Говоря о возможных мероприятиях, направленных на поддержание капитализации банка на фоне ситуации коронавирусом и состоянием здоровья Олега Тинькова, Оливер Хьюз отметил, что у компании есть долгосрочный план, по которому она и работает. «Вообще у нас был трехлетний план, который закончился в конце 2019 года. Сейчас у нас новый трехлетний план развития, который можно назвать AI-банк, где AI — это Artificial Intelligence. То есть финансовые услуги, основанные на искусственном интеллекте. У нас уже есть экосистемная часть, где у нас множество разных цифровых сервисов. Это известная штука, которую мы постоянно расширяем. В нашем супераппе появляется все больше и больше сервисов в области контента, путешествия, шоппинга, развлечения, связи и много других лайфстайл-сервисов, он хорошо развивается», — рассказал он.

Что касается снижения стоимости акций, то, по его словам, следует понимать, что есть капитализация группы на экране Bloomberg, и действительно акции многих компаний оказались под давлением в результате разных новостей в феврале и марте, еще до того, как в России начались проблемы с коронавирусом. «А есть бизнес, которым мы управляем. Мы управляем группой через призму того, что кризис рано или поздно случится. Мы всегда надеемся, что поздно, но планируем, что случится рано. За 14 лет существования Тинькофф мы прошли через два очень жестких кризиса, 2008-2009, 2014-2015 годах. Сейчас для нас это будет уже третий полноценный кризис. И мы знаем, что делать, как защищать бизнес и даже как развиваться во время кризиса. Поскольку мы всегда исходим из того, что кризис рано или поздно будет, мы всегда держим большой запас ликвидности. Мы вошли в этот кризис с подушкой ликвидности 130 миллиардов рублей», — отметил он.

Говоря о том, отразится ли на банке Олега Тинькова его уход с должности председателя совета директоров, он напомнил, что Олег основал группу «Тинькофф» в 2006 году, когда придумал идею дистанционного банка, запустил его, купив лицензию, собрал костяк команды, который до сих пор развивает эту историю дальше. «И он наш духовный отец. Я уже как-то использовал эту фразу, чтобы описать роль Олега в бизнесе, она очень подходит. Он стоял у истоков, он был идеологом этой истории. Лет десять назад он был глубоко погружен в бизнес, был его ключевым драйвером, но с годами все изменилось», — рассказал топ-менеджер.

Компания, по его словам, сильно выросла, запустила много разных направлений и бизнес-линий. «Мы построили целую экосистему сервисов, вошли в страховой бизнес, создали мобильного оператора, собственное агентство путешествий, брокерский бизнес «Тинькофф Инвестиции», купили доли в нескольких компаниях и далее по списку. Мы стали большой группой, — продолжил он. — Во-вторых, Олег в какой-то момент сам начал отходить от операционного управления бизнесом и стал вести себя больше как акционер. Он интересуется общей стратегией. Это его основная роль. Он такой человек, он постоянно в поиске новых идей, источников вдохновения. Поэтому по вопросам стратегии я и другие ключевые члены команды общаемся с Олегом». При этом в операционном управлении, в вопросах развития бизнеса, обслуживании, даже в M&A его нет.

«Я глава группы, СЕО группы, поэтому все бизнес-подразделения - страховая компания, Тинькофф Мобайл, Тинькофф Инвестиции, Тинькофф Бизнес, Тинькофф Путешествия, расчетные и кредитные бизнес-линии и так далее, их около 20-ти — они все подчиняются мне. У нас целая команда сильных управленцев, которые строили все это вместе последние годы, и мы вместе, коллегиально принимаем решения. Олег иногда бывает в курсе, но далеко не всегда. И он точно не принимает эти решения», — рассказывает Оливер Хьюз.

Бизнес-решения компании рождаются внутри команды в большей части без участия Олега Тинькова. «Все участники команды в разных составах обсуждают разные вопросы. Понятно, в любой компании есть определенный «бизнес-костяк» - это основные драйверы бизнеса, люди, которые имеют разные компетенции, знания, сильные стороны, и которые дополняют друг друга. Мы создаем гибкие рабочие группы в зависимости от тематики дня и повестки. Мы не любим все «комитеты» и формальный подход, мы совсем по-другому устроены и работаем по другим принципам, без бюрократии», — пояснил он.

«Тинькофф» — это огромная машина, добавил топ-менеджер. «Я сам не могу знать все про все, хотя я очень дотошный человек в деталях. Я все отчеты получаю, задаю вопросы, составляю общую повестку, провожу встречи тет-а-тет со всеми бизнес-лидерами, лидерами наших блоков по сервису, по IT-развитию, R&D. Но и я не могу знать, например, про следующую итерацию нашей соцсети «Пульс» в Тинькофф Инвестициях. Это невозможно. У нас очень много разных бизнесов. Физически невозможно быть везде, и даже неполезно быть везде. Соответственно, идея, что мы в объятьях определенного человека, в корне не верна. Нужно просто понять это, принять и идти дальше. Есть бизнес, который хорошо себя чувствует, развивается, даже несмотря на все, что происходит в стране и в мире сейчас. Бизнес-блоки работают и развиваются независимо друг от друга. Я специально создал такую систему «бизнес-вертикалей», где каждое подразделение полностью автономно и не нуждается в «тяжелом» взаимодействии с другими подразделениями», — рассказал Оливер Хьюз.