Вводная картинка

СК признал законным применение физической силы к Дадину в колонии

Следственный комитет России не выявил нарушений прав осужденного оппозиционера Ильдара Дадина в сегежской исправительной колонии (ИК-7). Об этом в четверг, 1 декабря, сообщила пресс-служба управления Следственного комитета России по Республике Карелии.

«Доводы осужденного изучены и тщательно проверены в ходе проведенной доследственной проверки и своего подтверждения не нашли», — отмечается в заявлении.

Было установлено, что при прибытии в колонию у Дадина в ходе досмотра личных вещей были обнаружены два бритвенных лезвия для безопасных бритв, которые запрещено иметь осужденным. Слова оппозиционера о том, что эти предметы ему подбросили сотрудники колонии, опровергаются видеозаписью досмотра. В связи с произошедшим его поместили в ШИЗО на 15 суток.

СК отмечает, что дальнейшие утверждения Дадина об избиении начальником колонии и его подчиненными и подвешивании на наручниках также не нашли своего подтверждения. К активисту «применялась физическая сила и специальные средства — наручники, когда он отказался выполнять законные требования сотрудников учреждения, отказываясь выходить из камеры при ее обыске и при проведении осмотра медицинским работником, и вел себя агрессивно», говорится в сообщении. Данный факт был также зафиксирован видеорегистратором.

Следователи отметили, что все телесные повреждения образовались у осужденного вследствие правомерного применения к нему физической силы и специальных средств сотрудниками колонии.

Дадин за различные нарушения шесть раз привлекался к дисциплинарной ответственности. Условия его содержания соответствуют требованиям правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, подчеркнули в СК.

В начале ноября Дадин пожаловался на избиения в ИК-7. Информацию о пытках в сегежской колонии взялось проверять управление Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Карелия.

Дадин стал первым, кого привлекли к уголовной ответственности по статье 212.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за проведение публичного мероприятия. В декабре 2015 года он был приговорен к трем годам колонии общего режима.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности