Мир

Убитый немецкий исламист оставил после себя мемуары

Убитый в Пакистане 22-летний немецкий исламист Эрик Брайнингер (Eric Breininger) оставил после себя мемуары, озаглавленные "Мой путь в рай", сообщает Spiegel. Брайнингер закончил писать свою автобиографию всего за несколько дней до того, как был застрелен в бою с пакистанскими солдатами. Мемуары, описывающие быт исламистов на пакистано-афганской границе, впервые позволяют взглянуть на их жизнь изнутри.

Подлинность мемуаров пока не подтверждена, однако, как отмечает, Spiegel, ряд факторов указывает на то, что автобиография является аутентичной: текст содержит множество деталей, которые могли быть известны только самому Брайнингеру. Специалисты, впрочем, не исключают того, что в подготовке текста принимал участие еще один человек, который, вероятно, записывал за Брайнингером и занимался коррекцией окончательного варианта текста.

Мемуары, в послесловии к которым содержится фотография убитого Эрика Брайнингера, взявшего второе имя Абдулгаффар Альмани (Немец Абдулгаффар), были опубликованы на одном из исламистских сайтов. Книга начинается со слов: "Обо мне, урожденном Эрике Брайнингере, было очень много сказано и написано. Интернет и СМИ полны сведений. Однако все это либо вымысел, либо ложь".

В автобиографии уроженец немецкого Саара, который до определенного времени был обычным немецким подростком, рассказывает о своих поисках смысла жизни, о встрече с правоверным мусульманином, которая смогла дать ответ на мучающие его вопросы, о переходе в ислам и последующей радикализации своих воззрений, о растущей ненависти к "крестоносцам" и о решении вступить в вооруженную борьбу с "неверными".

Эрик Брайнингер был тесно связан с действовавшей в ФРГ "зауэрландской ячейкой", члены которой готовили второе "11 сентября" на территории Германии. Один из террористов Даниэль Шнайдер был для него как старший брат. Поняв, что группа попала под наблюдение немецких спецслужб, Шнайдер отослал своего протеже заграницу. Сначала Брайнингер перебрался в Египет, где в школе изучал арабский язык, потом - в Вазиристан на пакистано-афганской границе.

Тренировочный лагерь боевиков "Исламского союза джихада", куда попал Брайнингер, оказался не совсем тем, чего он ожидал: будучи немцем, он фактически оказался в изоляции, ему не с кем было перекинуться словом и поделиться своими ощущениями, однако, по собственному признанию, он "стиснул зубы" и продолжал обучение. Позднее он был помещен в дом, где готовили террористов-смертников. "Жемчуг, а не люди", - написал Брайнингер о своих товарищах, двое из которых позднее погибли, подорвав себя.

Смертником Брайнингер не стал, вместо этого его начали обучать обращению с тяжелым вооружением. Вместе с боевиками "Талибана" и "Аль-Каеды" он не раз участвовал в нападениях на базы и опорные пункты "неверных". Тем не менее, Брайнингер продолжал чувствовать себя одиноким во многом из-за языкового барьера. Тем больше он был рад, когда глава группировки "Исламский союза джихада" сообщил о создании группы немецких исламистов.

Первоначально в нее вошли шесть человек. Группа, получившая название "Немецкого талибана" (Deutschen Taliban Mudschahidin), должна была стать местом сбора для всех немецких исламистов. По некоторым данным, "Талибы" и "Аль-Каеда" намеревались переправить немецких боевиков в Германию для осуществления терактов. Информация об этом попала в руки немецких спецслужб, которые объявили Брайнингера в розыск и разослали ориентировки на него во все аэропорты страны. Сам Эрик Брайнингер мечтал о том, чтобы со временем стать инструктором, жениться на арабской женщине и завести детей. В Германии у Брайнингера осталась мать.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики