Вводная картинка

Синодальная комиссия Русской церкви не считает принятие ИНН грехом

Россия

Принятие или непринятие человеком индивидуальных налоговых номеров "ни в коей мере не является греховным деянием. Это дело личного выбора, которое не имеет религиозного значения". К такому выводу пришли участники расширенного заседания синодальной богословской комиссии Русской церкви, прошедшего во вторник в Троице-Сергиевой лавре, сообщает "Интерфакс".

Комиссия, в которую вошли архиереи, наместники монастырей и эксперты в области налогообложения, указали на то, что ИНН является не чем иным, как последовательностью из 12 арабских цифр, где первые две обозначают код региона, следующие две - номер местной налоговой инспекции, следующие шесть - номер налоговой записи налогоплательщика, а последние две - контрольные цифры для проверки правильности записи.

"Таким образом, наличие трех шестерок в этом наборе цифр может быть только случайным, и говорить о непременном присутствии трех шестерок в ИНН нет никаких оснований", - говорится в итоговом документе.

Распространенное же в среде православных христиан представление о том, что "антихрист еще не явился, а печати уже ставят", по словам членов комиссии, противоречит церковному учению о явлении антихриста в "последние времена" человеческой истории.

В церковном предании "печать антихриста" понимается "как знак, закрепляющий сознательное отречение от Христа".

На вопрос о том, утрачивает ли христианин свое имя, принимая ИНН, богословская комиссия ответила словами архимандрита Иоанна Крестьянкина, одного из самых почитаемых из ныне живущих старцев Русской церкви, который сказал: "У Господа нет понятия о человеке как о номере, номер нужен только современной вычислительной технике, для Господа же нет ничего дороже живой человеческой души, ради которой Он послал Сына Своего Единородного Христа-Спасителя". И Спаситель, как отметил старец, "вошел в мир с переписью населения".

Обсуждая же вопрос о введении электронных паспортов, комиссия подчеркнула, что, хотя "сама технология производства и применения подобных идентификаторов не может считаться предосудительной, необходимо добиваться гарантий сохранения тайны личной жизни и открытости для человека всей собираемой о нем информации при одновременной недоступности ее для кого-либо, кроме уполномоченных государственных инстанций".