6

Цены на нефть впервые в истории упали ниже нуля

Насколько это опасно для России и мира?

Фото: Christian Hartmann / Reuters

Цены на нефть пережили крупнейший обвал за всю историю

Весь день 20 апреля котировки на лондонской бирже ICE били антирекорды. Около 10 утра по московскому времени (8 по лондонскому) стоимость барреля нефти американской марки WTI (West Texas Intermediate) впервые в XXI веке опустилась ниже 15 долларов. Однако, как показали дальнейшие события, это было только начало: на протяжении последующих часов цена планомерно падала и в 19:11 по Москве преодолела отметку в 10 долларов. Чуть меньше, чем через два часа баррель WTI стоил уже меньше нуля — такой расклад означает, что продавцы в буквальном смысле должны доплатить покупателям за товар, чего не случалось никогда прежде. Еще через полчаса котировки опустились до минус 6,89 доллара за баррель, после чего торги на лондонской бирже, в соответствии с правилами площадки, были остановлены. Но на Нью-Йоркской товарной (NYMEX) операции продолжались, в результате чего цена упала до минус 40,32 доллара за баррель.

Причин случившегося пока не понимает никто

Метаморфозы происходили с фьючерсными контрактами, предусматривающими поставку топлива в мае. 20 апреля торги ими заканчиваются, а значит, нефтяники и профессиональные трейдеры старались использовать последний шанс распродать остатки. WTI — один из двух основных сортов нефти в мире, наряду с североевропейским Brent считается эталоном, от цены которого отталкиваются компании в разных странах. Исторически баррель WTI стоит дешевле, чем Brent, — разница образуется из-за большей удаленности американских месторождений от конечных потребителей. Экспортеры WTI вынуждены больше тратить на транспортировку и при этом сохранять не слишком высокие цены, чтобы успешно конкурировать с продавцами Brent. Как следствие, они готовы платить добытчикам меньше. Но даже в таких условиях разница между котировками двух главных мировых сортов обычно не превышает нескольких долларов за баррель. Существует еще один нюанс: торги майскими фьючерсами Brent уже закончились, и повода для чрезмерного ажиотажа на европейское топливо не было. Но аналогичная ситуация складывается каждый месяц.

С начала года мировой рынок нефти переживает не лучшие времена. На падение спроса из-за коронавируса и вызванного им глобального экономического кризиса наложился мартовский провал сделки ОПЕК+ о сокращении добычи. Как следствие в хранилищах по всему миру скопилось слишком много невостребованной нефти. Даже новое соглашение под эгидой Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), в котором приняли участие гораздо больше стран, не дало мгновенного эффекта — в ближайшее время усилия партнеров будут направлены как раз на то, чтобы устранить избыток на рынке. Однако, как указывают аналитики, физически место в хранилищах еще есть и даже в последний день торгов у поставщиков не было нужды сбывать товар изо всех сил, в убыток себе. К тому же участники рынка так или иначе держат в голове договоренность крупнейших производителей планеты. Вызывают вопросы и действия руководства NYMEX. В правилах каждой биржи прописана остановка торгов в случае слишком большого роста или падения — чтобы охладить пыл инвесторов. В Лондоне сессия закончилась раньше времени, а в Нью-Йорке по непонятным причинам продолжалась, несмотря ни на что, хотя обе площадки входят в одну финансовую группу.

С европейской нефтью пока все в порядке

Июньские фьючерсы на баррель Brent тоже подешевели, но далеко не так сильно. Большую часть дня их стоимость колебалась около 26 долларов и до самого вечера не опустилась ниже. По сравнению с закрытием предыдущей торговой сессии падение составило 7,3 процента, что довольно существенно, однако не идет ни в какое сравнение с обвалом WTI на 231,3 процента. Контракты с поставкой в более поздние месяцы торгуются еще дороже, что является нормальной ситуацией сырьевых товаров. Так, июльский фьючерс на баррель Brent стоит 29,7 доллара, августовский — 32 доллара. Такая же картина и с американской нефтью: желающих получить баррель в июне просят выложить 21 доллар, в июле — 26,9 доллара, в августе — 29 долларов.

Россия тоже может пострадать

Цены на отечественный сорт Urals напрямую зависят не от WTI, а от Brent — из котировок на североевропейскую нефть вычитается определенная скидка. Но нынешние потрясения слишком сильны, чтобы не отразиться на всех. На спотовом рынке (с немедленными поставками), на который приходится малая часть торгов, стоимость барреля Urals также опустилась ниже нуля — до минус трех долларов. В отношении фьючерсных контрактов экономисты сохраняют больший оптимизм, но предупреждают, что как минимум на некоторое время контракты с отложенной поставкой тоже могут существенно подешеветь и даже опуститься ниже 10 долларов за баррель. Именно от этой цены во многом зависит федеральный бюджет: в нем заложен уровень в 42 доллара, а для пополнения Фонда национального благосостояния требуется превышение над ней. Длительное сохранение котировок на столь низком уровне чревато серьезными проблемами для российской экономики в целом, в том числе угрожает многочисленным запланированным мегапроектам.

Обвал имеет в большей степени символическое значение

В ближайшем будущем повторения столь драматичных событий ожидать не стоит — хотя бы потому, что к лету большинство стран мира начнут снимать связанные с коронавирусом ограничения и восстанавливать производство, а значит — создавать спрос на топливо. Но на нефтяном рынке принято уделять большое внимание психологии. Продавцы и покупатели пристально следят за тем, как цены преодолевают важные отметки, и граница, после которой стоимость становится отрицательной, — главная из них. В 2020 году уже случались кратковременные периоды, когда доходы нефтяников не окупали расходов (то же самое наблюдается прямо сейчас на российском оптовом рынке бензина), но обусловлено это было тратами на доставку топлива до покупателей. Теперь же отрицательной стала чистая стоимость, и апрель 2020 года точно станет вехой для всех заинтересованных сторон.

Обвал ударил по спекулянтам

Нефтяные компании, как ни парадоксально, почти не почувствовали на себе крах котировок. Подавляющую часть добываемого сырья они продают через долгосрочные контракты, а оставшееся реализуют заранее при помощи фьючерсов, не доводя до крайних ситуаций, подобных нынешней. Все убытки приняли на себя спекулянты, старающиеся заработать на быстрой перепродаже контрактов и надеющиеся на будущий рост цен. Им жизненно важно успеть избавиться от фьючерса до окончания торгов, поскольку иначе придется принимать физические поставки нефти. Чтобы не допустить этого, торговцы готовы доплачивать первому встречному покупателю еще больше (и опускать цены еще ниже), но в ситуации, когда хранилища почти переполнены, приобретать топливо не готов никто.

Также пострадали инвесторы, вложившиеся в акции американского профильного фонда USO. Управляющая им компания вкладывает их средства в дешевые фьючерсы и ждет роста цен — вместе с ними дорожают и акции фонда, торгуемые на бирже. Всего неделю назад в фонде наблюдался рекордный приток средств новых участников в 1,6 миллиарда долларов. Все они рассчитывали, что нефтяные котировки пойдут вверх после исторического соглашения ОПЕК+. Однако реальность обманула их ожидания.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности