Лента добра
Культура

Главная новая музыка

Безумные летние танцы, грациозный неосоул и интимные истории от Shura
1. Shura — forevher

Лондонская исполнительница с русскими корнями представила легкий и мечтательный второй альбом, в котором ощущается гораздо больше оптимизма, чем в дебютнике 2016 года Nothing’s Real, где Shura размышляла о панических атаках, неудачных романах и страхе смерти. В ее релизе forevher мрачная рефлексия отходит на второй план, в то время как артистка трогательно делится своей историей любви на расстоянии, не пугаясь романтических штампов и эротичных деталей («Пожалуйста, не останавливайся, ты можешь положить на меня свои руки»). Параллельно с этим отшлифованный в автотюне сладкий голос артистки то и дело затрагивает вопросы религии, пикантно сочетающиеся с общей интимной тематикой пластинки и с тем, что все признания здесь адресованы девушке, которую Shura убеждает: «Нет проповедника, который научит нас любить». Впрочем, сентиментальные и приторные тексты не низводят самобытную британку до уровня очередной неплохой поп-певицы, а как раз уравновешивают красочные аранжировки в духе Tame Impala. Отлично продуманный по форме forevher изобилует фанковым грувом и прерывистыми барабанами, периодически переключаясь на замедленный темп и пианино. Что же касается содержания, то тексты о страстных отношениях двух лесбиянок, конечно, привлекают внимание критиков и ЛГБТ-сообщества, но, очевидно, здесь это совершенно неважно, потому что музыка от Shura как нельзя лучше демонстрирует тезис о том, что у любви нет пола и границ.

2. A$AP Ferg — Floor Seats

Новая работа участника хип-хоп-группировки ASAP Mob звучит менее современно и изобретательно по сравнению с первыми микстейпами, но есть ощущение, что именно на такой эффект и рассчитывал гарлемский рэпер. Его Floor Seats стал данью старой школе — от привета The Prodigy и сэмплирования главного хита конца 90-х Smack My Bitch Up до фита с A$ap Rocky Pups, в котором легко считывается источник вдохновения в лице DMX. Даже в списке продюсеров здесь отметились легенды Timbaland и Салаам Реми, чьи золотые времена были почти пару десятилетий назад. Тем не менее между чествованием прошлого и банально устаревшим звучанием — огромная пропасть, и Ферг, кажется, свалился во вторую категорию. Увлекшись восхвалением своих кумиров, он превратился в их худшую версию, а скучные тексты про роскошный образ жизни, успех, секс и падающих к его ногам женщин лишь усугубили ситуацию. В двух последних треках артист попытался сделать свою подачу менее резкой и обернуть лиричные строки в более плавные ритмы, но такой резкий поворот не изменил общего настроения альбома, агрессивного и слишком насыщенного старомодным пафосом.

3. Snoh Aalegra — Ugh, those feels again

Шведcкая артистка Snoh Aalegra, обязанная своей экзотичной внешностью иранским корням, еще не достигла масштаба всемирной звезды, но уже успела получить одобрение умершего три года назад Принса и стать протеже No I.D — продюсера, которого называют наставником Канье Уэста и Jay-Z. Окончательно отказавшись от хип-хопа, который присутствовал на первом альбоме, исполнительница сосредоточилась на отточенном и грациозном неосоуле. Пластинка наполнена переживаниями о любви и эмоциональными скачками, утомление от которых отразилось даже в названии. В одном треке Snoh Aalegra радостно восхваляет свой объект обожания, а в другом уже с горечью разбирается в причинах предательства. Пьянящий восторг и сексуальные нотки сменяются разочарованием и бесконечной чередой вопросов о том, могло ли все сложиться иначе, и эти перепады становятся характерной чертой всего релиза. Красивые страдания накладываются на тщательно выверенный джазовый продакшен, но не производят ожидаемого душераздирающего эффекта. Именно в этом и обнаруживается отличие артистки от Эми Уайнхаус, с которой ее часто сравнивают, — Snoh Aalegra будто бы боится использовать все возможности своего мощного и безупречного голоса, из-за чего ее новые композиции складываются в мелодичный, но до слепящего блеска отполированный сборник.

4. Friendly Fires — Inflorescent

Когда некогда популярное инди-трио исчезает на целых восемь лет, на его возвращение возлагают двойные надежды. Учитывая ожидания поклонников, все эти годы Friendly Fires могли перекраивать свою концепцию или судорожно пытаться угнаться за трендами, но музыканты решили делать то, что умеют лучше всего, и вновь выдали невероятно энергичный, жизнерадостный и лишенный всякой меланхолии альбом. Их Inflorescent — это дикие танцы и безумная эйфория, пропитанная диско-вибрациями и роботизированными ритмами драм-машин. Все 11 композиций здесь сливаются в пусть однообразный, но захватывающий праздник, ведущим которого выступает Эд Макфарлейн со его легким и радостным вокалом. Тем не менее цельность и настроение пластинки не спасают ее от критики — после длительного перерыва от задорных британцев требуют чего-то новаторского, напрочь игнорируя тот факт, что старые-добрые Friendly Fires сумели сохранить верность своей музыке и выпустить идеальный саундтрек для жаркого лета.

5. WE — Welcome, Friends

После многочисленных ссор с Евой Гурари и ее окончательного ухода в сольное творчество основатель группы «Мы» Даниэль Шейк не растерялся, продемонстрировал чудеса продуктивности и принялся в усиленном режиме выпускать новую музыку. Welcome, Friends — это уже второй релиз артиста за последний месяц, по 12-минутному хронометражу напоминающий не столько полноценный альбом, сколько растянутую песню. И хотя поклонники проекта восхищаются плодовитостью музыканта и шутят, что теперь он чихает треками, в погоне Шейка за количеством чувствуются небрежность и желание переписать историю «Мы» с чистого листа. К слову, даже название коллектива теперь пишется на английском языке, а трепетному голосу Гурари на смену приходят вокалистки с похожей манерой исполнения. Сумбурный сборник коротких песен кажется коллекцией сырых черновиков, недоработанных идей и экспериментов, где-то отсылающих к старым хитам Шейка, где-то отражающих его попытки нащупать нечто свежее и оригинальное. Поиски приводят к успеху лишь на потенциальном хите «Ложь» — техничной и сочной электронике, гармонично соединившийся с голосами Шейка и украинской артистки под псевдонимом Dakooka.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики