Лента добра
Культура
Больше интересного — в нашем Telegram

Зловещие пуритане

Убогий рай, глубокий омут и пожирающая безысходность — главные альбомы недели
1. Нилюфер Янья — Miss Universe

«Привет, мир. Меня зовут Мисс Вселенная. Мой дебютный альбом уже доступен для прослушивания», — этого сообщения поклонники лондонской исполнительницы Нилюфер Яньи ждали пять лет, и, судя по залпу восхищенных отзывов, певица их не разочаровала. Свой первый трек Cheap Flights она выложила на Soundcloud еще в 2014 году, и уже тогда фраза «молодая и перспективная» стала неотделима от упоминания ее имени. На своем долгожданном лонгплее певица железно утвердилась в этом статусе. Выросшая на Нине Симон, Эми Уайнхаус и The Pixies британка смогла добиться идеальной жанровой синергии, соединяя гитарные рифы и саксофонные партии, душевный фолк и чувственный cоул. Музыка 24-летней экспериментаторши оказалась одновременно и напоминающей работы десятка громких артистов современности, и вообще ни на что не похожей в своей разношерстности. Впрочем, Нилюфер Янья к однообразию и отполированности не стремится и считает, что лучшие песни должны звучать слегка сыро. Парадокс Miss Universe заключается в том, что, несмотря на обилие качественных композиций, главная идея кроется в коротких скитах между ними. В них вдохновившаяся «Черным зеркалом» Мисс Вселенная вещает от лица сотрудницы выдуманной корпорации WWAY Health, которая сначала обещает слушателям прекрасное самочувствие и долгие годы жизни, а затем внезапно сообщает, что эта функция недоступна, и призывает немедленно сдаться. Эти разбросанные вставки не только складываются в своеобразную антиутопическую концепцию, но и придают альбому многообещающей исполнительницы тревожное и нервное настроение.

2. The Retuses — ОМYT

Некогда модные и быстро позабытые The Retuses внезапно вернулись после шестилетнего перерыва и, надо признать, сделали это красиво — с поэтичными текстами и пробирающим звучанием. Как и на предыдущих пластинках, медленная электроника и акустика идеально наложились на усталый голос лидера группы Михаила Родионова, тягуче напевающего строки: «Люби горячо, и рай тебе покажется убогим». Музыкант в интервью «Афише Daily» объяснил, что к работе над альбомом подошел серьезно: изолировался в студии, забыл про дедлайны и прослушивание других артистов, способных повлиять на его работу. В почетный список исключений попали Джеймс Блейк, Bon Iver и Radiohead, и это чувствуется уже со второго трека. Дрожащий вокал Родионова, размышляющего о скоротечности времени, окрыляющей любви и пожирающей безысходности, моментально вызывает ассоциации с главными певцами меланхолии. И если это и можно назвать копированием, то исключительно удачным, ведь после нескольких лет тишины The Retuses, кажется, смогли познать какую-то новую глубину и создать печальный и поглощающий «OMYT».

3. Apparat — LP5

С 2000-х годов немецкий артист Саша Ринг раз за разом доказывал, что он одинаково хорош и в составе способного на стадионной размах трио Moderat, и в сольном проекте Apparat. На последнем артист позволял себе погрузиться в музыкальные детали и структуры, создавая красивый эмбиент, в то время как его творчество в Moderat всегда было более массовым и понятным. Новый релиз с незамысловатым названием и абстрактной обложкой неожиданно оказался не настолько проникновенным, как его старые работы, такие как Walls и The Devil's Walk. В LP5 берлинец больше чем когда-либо сосредоточился на живых инструментах и завернул их в электронику. Используя тромбон, арфу, контрабас и даже саксофон, он очевидно попытался добиться многослойного звучания, но в своем стремлении к экспериментам забыл о сбалансированности. Именно ее так не хватает на последнем альбоме, где треки-истории внезапно сходят на нет, а размеренные композиции вдруг перебиваются танцами в заключительном In Gravitas. Сам музыкант признается, что все это сложилось из кучи беспорядочных идей, и настаивает, что по отдельным синглам общая картинка не сложится. К сожалению, не складывается она и после полноценного прослушивания, и LP5 производит впечатление непредсказуемого, но наименее захватывающего релиза Apparat.

4. These New Puritans — Inside The Rose

Еще одна группа, вернувшаяся после шестилетнего перерыва, теперь состоит лишь из двух участников — близнецов Джека и Джорджа Барнеттов. И если на первом альбоме их можно было смело записать в ряды задорных инди-рокеров, то с годами британцев становится все сложнее относить к тем или иным жанровым категориям. На новой пластинке братья зазвучали загадочно и зловеще, не в последнюю очередь благодаря текстам, в которых они рисуют готичную картину: ад, деревья в огне и застывающую в жилах кровь. «Пусть эта музыка будет своего рода раем, своего рода кошмаром», — наставляет бархатный голос в предпоследнем треке A-R-P. Мрачный эффект усиливается пульсирующими ударными и отрывистым пианино. На выходе у самобытных британцев получается страшно красивый альбом, пропитанный атмосферой апокалипсиса.

5. Дин Льюис — A Place We Knew

В мире, где Эд Ширан и Сэм Смит уверенно штурмуют музыкальные чарты, растущая популярность поп-исполнителя Дина Льюиса не вызывает особого удивления и вопросов. Его дебютный сингл 2016 года Waves пять раз становился платиновым в его родной Австралии и звучал в таких сериалах, как «Ривердейл», «Анатомия страсти» и «Форс-мажоры», но артист быстро сумел переплюнуть самого себя и уже через два года выпустил Be Alright — трек, шесть раз признанный платиновым. С такими стартовыми данными успех первого альбома, похоже, был предрешен, и Льюис создал ровно то, чего от него ожидали, — еще больше эмоциональной лирики под незамысловатое гитарное сопровождение. Его A Place We Knew — трогательный сборник с размышлениями о любви, но велика вероятность, что он быстро померкнет на фоне других инди-романтиков, которые с той же искренностью и тоской поют баллады о разбитом сердце.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики