Лента добра
Россия
Больше интересного — в нашем Telegram

В России перестанут сажать за репосты

Путин предложил смягчить статью 282. Старые дела пересмотрят
1. За не связанный с насилием экстремизм будут наказывать, как за домашние побои

Президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который фактически переводит состав первой части статьи 282 Уголовного кодекса («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») в разряд административных правонарушений. По ней, в частности, квалифицируют большинство уголовных дел о репостах в соцсетях.

Аналогичная мера была ранее использована для декриминализации побоев.

В случае повторного совершения экстремистского деяния в течение одного года гражданина будут привлекать уже по уголовной статье.

2. Ответственность за экстремизм, сопряженный с насилием или совершенный группой лиц, сохранится

Часть 2 статьи 282 УК, как более тяжкая, останется в прежней редакции. По ней чаще проходят люди, публикующие материалы, оправдывающие и пропагандирующие деятельность запрещенных в России террористических организаций (ИГИЛ, «Имарат Кавказ»), сочетающие это с другими проявлениями экстремизма.

3. Прежние дела об экстремизме в интернете обещают пересмотреть

Существующие дела об экстремизме в интернете переквалифицируют на административные или прекратят. Об этом в среду, 3 октября, сообщил председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

В уголовном праве действительно предусмотрена возможность применения правила об обратной силе закона, если речь идет о декриминализации преступления или смягчения ответственности за него.

4. Проблема назрела давно. Из-за размытых понятий об экстремизме под суд можно угодить даже из-за одной картинки в соцсетях

«Не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности за деяния, предусмотренные частью первой статьи 282 (...), является обоснованным», — отмечено в пояснительной записке к документу.

В августе СПЧ предложил отредактировать законодательство, дабы исключить простые высказывания, не связанные с насилием или призывами к нему, из фабулы уголовной статьи об экстремизме. Оттуда также предложили убрать спорную формулировку «принадлежность к какой-либо социальной группе», которая позволяет судить людей за критику «ватников» или «депутатов Госдумы».

5. Дела о репостах, по словам следователей, вовлечены в палочную систему. Их возбуждают ради выполнения плана

В сентябре бывший сотрудник следственных органов рассказал «Ленте.ру,» что дела о репостах возбуждают ради выполнения плана по раскрытию преступлений, поэтому их становится все больше.

«Я не верю в политический заказ сверху прессовать инакомыслящих. Конечно, нет. Очень удобно все политизировать, но надо понимать, что люди, которые применяют эти нормы права, — такие же загнанные работяги, которые работают за зарплату», — сказал он.

По словам собеседника «Ленты.ру», ситуация доведена до абсурда: составообразующим деянием становится публикация записи явно юмористического характера, находящейся к тому же в открытом доступе.

6. В стране появились кибердружины, выявляющие интернет-экстремистов

В начале 2018 года власти Екатеринбурга создали кибердружину для поиска экстремистских публикаций в соцсетях и последующего направления заявлений о них в полицию. В дружине состоят около 150 человек. Цель организации — «борьба за здоровое население».

7. В 2017 году за репосты осудили около 500 человек, большинство из них — молодежь

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев сообщил, что за прошлый год по делам о репостах было осуждено около 500 человек — в несколько раз больше, чем три года назад.

Большинство фигурантов — молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет.

8. За репосты сажают не всех, но граждан включают в особые списки экстремистов и блокируют их счета

По данным информационно-аналитического центра «Сова», за последние два года каждый пятый осужденный за репосты получил реальный срок. Соответствующая статья предусматривает от двух до пяти лет лишения свободы, а также штраф (более распространенное наказание) и принудительные работы.

Кроме того, привлечение по экстремистской статье уже на стадии расследования предусматривает включение человека в «перечень экстремистов и террористов». Людям блокируют банковские счета, ограничивают возможность совершения юридически значимых действий.

9. Внимание президента к проблеме привлек писатель и депутат Сергей Шаргунов

Во время июньской прямой линии с Владимиром Путиным с вопросом о перегибах в борьбе с экстремистами обратился депутат Госдумы, писатель Сергей Шаргунов.

«Есть некоторые исполнители, которые с особым рвением берутся за так называемый экстрим, это некоторые хостинги в социальных сетях, лайки, репосты, — рассказал Шаргунов российскому президенту. — И речь идет не о прямых призывах к насилию, что я категорически осуждаю, а просто о зачастую нелепых или резких суждениях, с чем можно не соглашаться, но не преследовать же. Доходит буквально до маразма».

В ответ Путин предложил ОНФ проанализировать практику по таким делам и попросил Верховный суд определиться с основаниями для привлечения к ответственности, дабы «не доводить все до маразма и до абсурда».

10. Ранее под статью попадали студенты, матери-одиночки

В 2016 году зеленоградца Евгения Корта приговорили к году заключения в колонии-поселении за сохраненную в своем альбоме «ВКонтакте» картинку с неонацистом Максимом Марцинкевичем (Тесак). Позже приговор был изменен на штраф в размере 200 тысяч рублей. «Если был бы такой рейтинг, то я занял бы одно из первых мест как крайне законопослушный человек, — рассказал Евгений «Ленте.ру». — Бывал и понятым, и вместе с другом спас жизнь человеку, который ночью лежал с ножевым ранением, и мы на него натолкнулись. Я ни разу не привлекался даже административно».

В том же году к 320 часам исправительных работ приговорили Екатерину Вологженинову — мать-одиночку из Екатеринбурга. Причиной стали репосты и лайки проукраинских текстов и картинок. «Я, конечно, сразу поняла, что все серьезно, и очень, — объясняла она. — Когда происходил обыск, и меня отвезли на допрос в следственное управление, я поняла, что жизнь моя изменилась и прежней уже не будет».

В 2018-м барнаульская студентка Мария Мотузная стала фигурантом дела об экстремизме и оскорблении чувств верующих из-за нескольких шутливых картинок в соцсетях. Под давлением следствия девушка дала признательные показания, но затем отказалась от них в суде.

«Да, я числюсь в списке экстремистов-террористов, но все люди, которые меня знают или хотя бы раз видели вживую, понимают: это абсурдно. Я совсем не похожа на опасного человека», — рассказывала Мотузная «Ленте.ру».

11. Многие фигуранты экстремистских дел распространяли материалы без злого умысла

15 сентября президенту представили доклад ОНФ, в котором говорится, что граждане часто размещают в соцсетях материалы без осмысления их содержания. Происходит это, по мнению активистов фронта, из-за обилия информации и большой скорости ее распространения. Однако в следственных органах и в судах этому вопросу не придают значения, довольствуясь наличием внешнего признака проявления воли: нажатием на кнопку «поделиться».

На заседании СПЧ в конце прошлого года замначальника главка по борьбе с экстремизмом МВД Владимир Макаров признал наличие ошибочных судебных решений. «Бывает, что оперативники ошибаются. Но поверьте, эти ошибки — небольшая доля», — отметил он, добавив, что перед ведомством стоит задача «привлекать только тех, кто реально вредит, кто раскачивает ситуацию в стране».

12. Это не первая законодательная попытка декриминализировать репосты

Законопроект о частичной декриминализации экстремизма уже поступал в нижнюю палату парламента прошедшим летом от Сергея Шаргунова.

В нем также предлагалось перенести ответственность за деяние, предусмотренное первой частью статьи 282 УК в КоАП, из сферы уголовного права в сферу административного и наказывать провинившихся штрафом от 10 до 20 тысяч рублей, обязательными работами на срок до 100 часов или арестом до 15 суток.

В сентябре комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции отклонил этот законопроект.

13. Верховный суд обязал нижестоящие суды тщательнее проверять основания для возбуждения дела о репостах

В постановлении пленума Верховного суда от 20 сентября говорится, что публикации экстремистских материалов в соцсетях не считается преступлением, если они не несут опасности обществу.

В постановлении также отмечено, что суд обязан тщательнее проверять основания для возбуждения дела против автора публикации, а именно выяснять, осознавал ли тот в действительности направленность своего деяния на нарушение основ конституционного строя и собирался ли сеять вражду.

Для этого необходимо обращать внимание на приверженность конкретного человека к радикальной идеологии и наличие у него судимостей.

14. В Генпрокуратуре заявляли, что нужно различать лайки и репосты. За первые якобы никого не сажают

В понедельник, 1 октября, официальный представитель Генпрокуратуры России Александр Куренной рассказал, что за лайки в соцсетях до сих пор не возбудили ни одного уголовного дела.

«Окрестили так все эти дела — "о лайках и репостах". Вот тут надо разделять: за лайки нет ни одного уголовного дела, за репосты есть, потому что репосты — это размещение информации», — отметил официальный представитель Генпрокуратуры России.

Куренной также добавил, что размещение эмблем экстремистских или террористических организаций без призывов участия в их деятельности не является поводом для возбуждения уголовного дела.

Однако буквально в июле российский врач был на двое суток арестован и обвинен в экстремизме за лайк годичной давности в «Одноклассниках», так как в этой соцсети понравившиеся пользователям посты автоматически попадают в новостные ленты их друзей.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики