Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.
Вводная картинка

«Он не будет слушаться западных лидеров» Как новый президент Ирана хочет изменить страну и что это значит для России?

Фото: Majid Saeedi / Getty Images

Политолог Лана Раванди-Фадаи: ухудшения отношений Ирана и России ждать не стоит
СюжетРоссия и НАТО:

По итогам досрочных выборов новым президентом Ирана стал реформист Масуд Пезешкиан, сторонник либеральных реформ и многовекторной внешней политики. Еще во время избирательной кампании он говорил о необходимости предоставления больших свобод женщинам и национальным меньшинствам, а также допускал возможность диалога с США и западными странами о снятии санкций. При этом в некоторых СМИ стали писать о возможном охлаждении российско-иранских отношений, хотя во время телефонного разговора с Владимиром Путиным новый президент заявил о намерении подписать договор о всеобъемлющем сотрудничестве уже в октябре. О том, что означает для страны приход к власти Масуда Пезешкиана, как он намерен изменить внутреннюю и внешнюю политику и каково будущее отношений России и Ирана, «Ленте.ру» рассказала кандидат исторических наук, старший научный сотрудник и руководитель Восточного культурного центра Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи.

«Лента.ру»: На выборах в Иране победил реформатор Масуд Пезешкиан. Кто он?

Лана Раванди-Фадаи: Масуд Пезешкиан родился в 1954 году в городе Мехабад. Это столица провинции Западный Азербайджан, город со смешанным азербайджанско-курдским населением. Его отец азербайджанец, а мать курдянка. По специальности он кардиохирург. При этом в годы войны с Ираком он работал военным врачом и часто посещал фронт.

С 1994 по 1999 год Масуд Пезешкиан был ректором Тебризского медицинского университета. Его первая серьезная политическая должность — заместитель министра здравоохранения в реформаторском правительстве Мохаммада Хатами в 1997-2001 годах. При том же правительстве в 2001-2005 годах он занимал пост министра здравоохранения.

После этого он пять раз избирался в иранский Меджлис (парламент), где с 2016 по 2020 год (при правительстве прагматика-центриста Хасана Роухани) занимал должность первого заместителя спикера парламента

Что может измениться в Иране после его победы?

В Иране действительно может произойти существенная либерализация внутриполитической жизни.

Например, ослабление контроля над женской одеждой, появление новых независимых СМИ и снятие запрета на обсуждение некоторых тем. Также могут быть серьезно расширены права национальных меньшинств

Новый президент выступает за преподавание в школах языков нацменьшинств наряду с персидским, а также за преподавание родной литературы и развитие прессы и книгоиздательства на местных языках.

Если это все удастся осуществить, то в Иране значительно снизится уровень протестных настроений и больше не будет настолько интенсивных массовых протестов, какие наблюдались, например, в 2022 году

Насколько вообще значима фигура президента в Иране?

Основные полномочия во внутренней и внешней политике, конечно, сосредоточены в руках верховного лидера (по-персидски «рахбар») Али Хаменеи. Это высшее духовное лицо, избираемое на свой пост пожизненно, но без наследования. Именно рахбар определяет основные направления внутренней и внешней политики страны.

Пока не сменится рахбар, иными словами, никаких радикальных изменений во внутри- и внешнеполитическом курсе страны не произойдет

Президент — только второе лицо в иранской политической системе.

И чем конкретно занимается президент?

Президент в основном представляет страну на международной арене, однако у него есть ряд существенных конкретных полномочий. Так, президент назначает правительство (после утверждения парламентом), а также назначает губернаторов провинций.

Риторика президента серьезно влияет на внутриполитическую атмосферу в стране, к речам президента прислушиваются чиновники.

Если президент постоянно заявляет о необходимости либерализации, как это делал, например, реформатор Мохаммад Хатами, то к нему прислушивается элита, и контроль над обществом со временем действительно ослабевает

А уже известно, как новый президент будет взаимодействовать с рахбаром?

Что касается подчинения верховному лидеру, то Масуд Пезешкиан заявил, что не собирается ему противоречить и готов ему подчиняться по основным вопросам. Предыдущие президенты также в целом были лояльны к верховному лидеру, хотя Мохаммад Хатами иногда делал значительные отступления от «генеральной линии» в сторону большей либерализации. Но и он не противоречил рахбару в самом главном.

А главное для руководства страны на данный момент — это неразрывное соединение государства с религией, недопустимость дипломатических отношений с Израилем, невозможность отмены исламских ограничений в одежде и в быту

Какую роль президент играет во внешней политике Ирана в целом?

Основные контуры внешней политики определяются верховным лидером. Но именно президент ездит по миру с визитами и именно на президента (а вовсе не на рахбара) направлены прожекторы ведущих мировых СМИ. Он может существенно поднять авторитет Ирана в мире, если будет делать не конфронтационные, а компромиссные заявления и если будет грамотно и эффективно отстаивать интересы страны.

Поэтому можно сказать, что в мире Иран воспринимают, конечно же, сквозь призму заявлений президента, до такой степени, что у большинства населения мира, не знакомого с тонкостями политического устройства, складывается впечатление, что именно президент — главное должностное лицо в Иране. Хотя на самом деле это не так

Можно привести в качестве примера политику Мохаммада Хатами, с одной стороны, и Махмуда Ахмадинежада (правил в 2005-2013 годах), с другой стороны.

Мохаммаду Хатами за время своего президентства удалось значительно улучшить впечатление об Иране на Западе, особенно в Европейском союзе, а также в России, куда он прибыл с визитом в 2001 году. А при Махмуде Ахмадинежаде, наоборот, Иран совершенно поссорился с Западом. Хотя, конечно, нельзя не учитывать желание Запада подчинить себе Иран и недружественные шаги самих западных элит к этой стране. В какой-то степени осложнились отношения и с Россией. Определенные просчеты и слишком резкие и конфронтационные заявления президента тоже сыграли здесь свою роль.

А чем был особенен предыдущий президент Эбрахим Раиси?

Особенно в конце своего правления он пошел на примирение со всеми соседями, даже с теми, у которых с Ираном были традиционно сложные отношения (Азербайджан и Саудовская Аравия). Ему действительно удалось с ними помириться и решить острые проблемы.

Эбрахим Раиси активно выступал за многополярный мир и евразийские интеграционные процессы

Именно при нем Иран присоединился к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), вступил в БРИКС и заключил соглашение о полноформатной зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

Чего стоит ожидать от нового президента на внешнеполитическом треке?

Надо понимать, что Масуд Пезешкиан сторонник сбалансированной и многовекторной внешней политики.

Это значит, что Иран будет улучшать отношения с западным миром по мере возможности, но при этом не будет и ухудшать отношения с Россией, Китаем, Индией и другими ключевыми странами Евразии

Однако Западу свойственно требовать от стран, желающих улучшить с ним отношения, определенных уступок. Поэтому все же можно ожидать, что развитие отношений Ирана с нашей страной и со странами Евразии замедлится, во всяком случае в начале правления президента.

Если же в США на президентских выборах победят республиканцы, то новый президент просто не сможет улучшить с ними отношения.

Республиканцы, особенно Дональд Трамп, не приемлют исламский режим как таковой и будут всячески душить Иран санкциями, даже при президенте-реформаторе

Так что Масуду Пезешкиану в этом случае придется и дальше активно развивать отношения с Россией и Китаем, чтобы уменьшить негативное влияние очередных санкций.

А уже известно, какой позиции новый президент придерживается в отношении России?

Да, он уже заявлял, что готов конструктивно развивать отношения с Россией. Это проявляется, в частности, в том, что он включил в свою команду Мехди Санаи — бывшего посла Ирана в России (он находился в Москве в 2013-2019 годах). Это человек, хорошо знакомый с Россией.

Но надо все-таки понимать, что Масуд Пезешкиан может на какое-то время замедлить развитие отношений с Россией из-за позиции Запада

При этом в последнее время все чаще говорят о заключении договора о всеобъемлющем сотрудничестве Ирана и России. Но возникли какие-то заминки. В чем они заключаются?

В июне директор второго департамента Азии Министерства иностранных дел России Замир Кабулов сообщил, что подписание договора приостановлено из-за технических проблем со стороны Ирана. Стороны выразили намерение составить такой договор еще в начале 2022 года, но начало специальной военной операции, а затем война в Израиле существенно изменили обстановку в мире и, возможно, привели к замедлению темпов подготовки договора.

Сама природа столь серьезного, стратегического договора подразумевает, что время на его подготовку может занять годы

К настоящему времени удалось согласовать основной текст, но нужно еще уточнить детали. Окончательное его подписание будет зависеть от наличия политической воли, которая, как я думаю, присутствует у обеих сторон.

Помимо этого, из-за сложного устройства политической системы Ирана согласование договора внутри самой иранской элиты должно пройти много этапов, что тоже замедляет его подготовку, особенно после трагедии в мае, унесшей жизнь президента Эбрахима Раиси.

А существуют ли противоречия относительно самого текста договора?

В Иране в такого рода документах обычно делают упор на религиозно окрашенные фразы. Россия всегда до этого подписывала двусторонние договоры, носящие светский характер.

Так что требуется еще согласовать очень деликатную тему: какое место в договоре будет отведено религиозным фразам и отсылкам к религиозно-исламским моментам, к которым привыкли иранцы, но которые непривычны для российской стороны (при всем уважении России ко всем традиционным религиям)

А каково мнение нового президента по поводу договора?

Мне не известны его конкретные высказывания по поводу договора, но с учетом его желания сблизиться с Западом, вполне возможно, что подписание будет отложено еще на определенное время.

Сначала президент «прозондирует почву» на Западе и выяснит мнение западных лидеров насчет того, какие условия они могут поставить Ирану в плане российско-иранских отношений

Это не значит, конечно, что Масуд Пезешкиан будет слушаться западных лидеров в вопросах отношений с Россией.

Но он, желая разрядки с Западом, будет в определенной степени учитывать их мнение и может замедлить процесс сближения с Россией, в том числе подписание договора

А что договор реально может принести Ирану и России?

Договор может закрепить уже существующие достижения в российско-иранских отношениях, а также задать новые перспективные направления их развития в будущем. К примеру, он может способствовать дальнейшему росту взаимного товарооборота, инвестиций, туризма, культурных связей.

А как сами иранцы относятся к сотрудничеству с Россией? Какой образ России сформировался в Иране в последние годы?

В Иране общество очень серьезно расколото на несколько частей. Одна часть — консервативная, преданная исламскому учению и лояльная исламскому режиму. Они позитивно относятся к России, считают ее сильной и развитой страной, с пониманием относятся к СВО и надеются, что у России получится установить многополярный мир, где больше не будет западной гегемонии.

У некоторых консерваторов, впрочем, есть обида на Россию из-за тяжелого поражения Ирана в русско-персидских войнах в XVIII и XIX веках. Эти события до сих пор остаются в исторической памяти, о них с горечью пишут в школьных и университетских учебниках

Правда, в последнее время это постепенно забывается и сглаживается.

Другая же часть общества нейтральна и особенно не интересуется вопросами внешней политики.

Но существует еще третья часть — это либералы и монархисты, которые в значительной части стали атеистами или симпатизируют зороастризму и доисламским традициям Ирана. Они не приемлют исламский режим и сам ислам, считая его навязанным арабами, и с презрением относятся к арабам.

Во многом они прозападно и антироссийски настроены. Эти люди находятся под негативным влиянием западных (или прозападных ираноязычных) СМИ, которые подают информацию о современной России в негативном ключе. У них много негативных стереотипов о России, а в качестве союзников они хотят видеть НАТО, США и Израиль (при этом им абсолютно безразличны страдания палестинцев).

А как, кстати, итог выборов президента в Иране может повлиять на конфликт в секторе Газа?

Можно ожидать, что Масуд Пезешкиан будет осуждать атаки Израиля на Газу, как делают все ведущие иранские политики, но выступит с менее резкими заявлениями, чем покойный президент Эбрахим Раиси.

Мне кажется, что новый президент постарается найти дипломатические методы урегулирования конфликта, отказавшись от таких акций, как прямой обстрел Израиля, как произошло в апреле

Что думаешь? Оцени!
      Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности
      Бонусы за ваши реакции на Lenta.ru
      Читайте
      Оценивайте
      Получайте бонусы
      Узнать больше