Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.
Вводная картинка

«Его считали волшебником» Как шахматист-самоучка с Кубы стал великим чемпионом и покорил сердце русской княгини

Фото: Harris & Ewing / US Library of Congress / Wikimedia

Ровно 135 лет назад родился Хосе Рауль Капабланка — выдающийся кубинский шахматист, имя которого известно не только поклонникам этого вида спорта. Несмотря на то что расцвет его спортивной карьеры пришелся на 1920-1930-е годы, Капабланку помнят до сих пор, а биография чемпиона полна блестящих побед не только в шахматных турнирах, но и на любовном фронте. «Лента.ру» — подробнее о насыщенной жизни и карьере Капабланки.

Шахматный автомат — такое прозвище Капабланка получил за то, что в расцвете карьеры практически не допускал ошибок, а также очень быстро делал ответный ход, не давая соперникам перевести дух. При этом сумасшедший спортивный талант Капабланки не затмевал остальные яркие стороны его личности.

Забавы ради

Будущий чемпион родился в Гаване в 1888 году в зажиточной семье испанского офицера Хосе Марии Капабланки. В то время Куба была испанской колонией, независимость она обретет только спустя десять лет. Отец Хосе Рауля увлекался шахматами, часто играл с приятелями, а сын с удовольствием наблюдал за этими баталиями и уже в четыре года отлично знал правила. Практически сразу юный любитель шахмат начал обыгрывать и отца, и его соперников, поэтому Капабланка-старший принял логичное решение отдать вундеркинда в местный шахматный клуб.

Правда, Куба была местом с не самыми богатыми шахматными традициями, поэтому никакого адекватного теоретического образования Капабланка не получил

Но постоянная игра со старшими и более мастеровитыми соперниками помогала ему прогрессировать. Очень быстро в округе не осталось ни одного шахматиста, непобежденного Капабланкой. Да что там в округе, от шестилетнего Капабланки пострадал известный французский шахматист Жан Таубенгауз, который проводил на Кубе показательные матчи и дважды проиграл мальчику, дав ему ферзя в качестве форы. Француз запомнил те встречи и позже с гордостью заявлял: «Я единственный в мире шахматист, кто осмелился дать ферзя вперед самому Касабланке!» В 14 лет Хосе Рауль в первый и последний раз сыграл на взрослом чемпионате Кубы, но занял лишь шестое место.

В юношестве всерьез о карьере шахматиста не думал ни сам Капабланка, ни его родители. К игре он и его родственники относились как к хобби, и в 16-летнем возрасте Хосе Рауля отправили учиться в Нью-Йорк. Он должен был провести пару лет в старшей школе, подтянуть английский язык и поступить в Колумбийский университет, чтобы изучать химическое машиностроение. Все пошло с точностью по этому плану, а в университете кубинец даже стал членом бейсбольной команды, но любовь к шахматам оказалась сильнее: Хосе Рауль все-таки оказался в Манхэттенском шахматном клубе.

Время доминировать

Много лет спустя Капабланка рассказывал о своем первом визите в клуб. Переступив порог, 18-летний юноша увидел невысокого мужчину средних лет, который громко обсуждал только что сыгранную другими шахматистами партию. Все присутствующие слушали его очень внимательно.

У меня сложилось мнение, что он говорит абсурдные вещи и что этот человек, скорее всего, никудышный игрок. Но по привычке я молчал

Хосе Рауль Капабланка

Капабланке повезло, что он решил промолчать, ведь мужчиной оказался действующий на тот момент чемпион мира по шахматам Эммануил Ласкер. Да, в те годы не было телевидения и интернета, но газет хватало, поэтому фотографии великих шахматистов там явно печатали. То, что молодой кубинец не узнал главного шахматиста того времени, подчеркивает уровень его погруженности в предмет. Однако Капабланке для победы не нужно было знать соперников в лицо: в том же 1906 году он выиграл турнир по блицу с участием Ласкера, но по-настоящему звездный час Хосе Рауля наступил спустя пару лет, когда он с разгромным счетом выиграл матч до восьми побед у действующего чемпиона США Фрэнка Маршалла, раскусив его фирменный дебют.

После того успеха Капабланка, несмотря на протесты родителей, забросил учебу в университете и вышел на международный уровень. В течение нескольких лет он регулярно выигрывал и попадал в призы на крупных турнирах, благодаря этому он получил право на матч с Ласкером за шахматную корону уже в 1913 году. Однако соперники выдвинули друг другу ряд жестких условий и не смогли договориться. Поединок сорвался, а титул остался у американца.

Вскоре после этого Капабланка поступил на дипломатическую службу в кубинский МИД и смог в качестве чрезвычайного посла страны без привязки к конкретному государству путешествовать по всему миру, совмещая служебные обязанности с выступлением на турнирах. Среди прочих стран в 1914 году Хосе Рауль навестил Российскую империю, где на турнире в Санкт-Петербурге уступил первенство Ласкеру.

Однако серию выставочных матчей кубинец все же выиграл

Второй раз переговоры о чемпионском матче начались в только в 1920 году, и Ласкер то ли испугался соперника, то ли устал от шахмат. Он всячески уклонялся от проведения встречи, объявил об отречении от шахматной короны в пользу Капабланки, но на матч все же вышел, по-видимому, соблазнившись внушительным по тем временам призовым фондом в 20 тысяч долларов. При этом Ласкер объявил, что даже в случае победы отдаст титул кубинцу. Игра состоялась в Гаване, а американец натурально мучался и из 24 партий сыграл только 14, в которых не одержал ни одной победы и потерпел четыре поражения. После этого Ласкер отказался от продолжения борьбы. Новым чемпионом был объявлен Капабланка. На родине он стал национальным героем.

Капабланка был нашей гордостью и останется ею, пока существует Куба. Но до революции, сделавшей его широкоизвестным, народ считал его неким волшебником, пожалуй, даже звездочетом, обитающим там, наверху, среди чудесных и недосягаемых облаков

Николас Гильен

Конец эпохи

Завоевав долгожданный титул, Капабланка резко сократил количество поездок на международные турниры, однако совсем о шахматах не забывал. Так, в 1922 году он устроил впечатляющий перфоманс в США, приняв участие в сеансе одновременной игры сразу с 103 шахматистами, установив мировой рекорд. При этом он не проиграл ни одной партии и лишь одну сыграл вничью. Была также впечатляющая победа на турнире со всеми сильнейшими шахматистами мира в Лондоне и попадание в призы на аналогичных соревнованиях в Москве и Нью-Йорке. На соревнованиях в США, которые прошли в 1924 году, прервалась сумасшедшая победная серия Капабланки: до этого с 1916-го он не проигрывал ни в одном официальном поединке.

Еще в 1922 году ведущие шахматисты мира подписали пролоббированный Капабланкой «Лондонский протокол» — документ, который обязывал претендента на звание чемпиона мира обеспечивать призовой фонд в матче за шахматную корону в размере 10 тысяч долларов. Несколько лет никто не мог подступиться к этой сумме, но в 1927-м деньги нашлись у эмигрировавшего во Францию уроженца Москвы Александра Алехина, которому финансово помогло правительство Аргентины. Шахматисты сошлись в Буэнос-Айресе.

Капабланка до этого ни разу не проигрывал оппоненту, поэтому считался явным фаворитом. Кубинец расслабленно подошел к игре, был абсолютно уверен в своей победе и совершенно не готовился к сопернику, рассчитывая исключительно на свой шахматный гений. Алехин же провел кропотливую работу, досконально изучил стиль игры Капабланки и воспользовался его слабыми сторонами. Итогом стала сенсационная победа представителя Франции. Встреча продлилась 34 партии, на доигрывание последней Капабланка не явился, поздравив оппонента письмом. Он также проигнорировал официальный банкет, посвященный новому чемпиону.

Выигрыш Алехиным матча у Капабланки стоит в истории шахмат особняком. Кубинский гроссмейстер — думаю, вообще самый гениальный игрок в истории шахмат. Проигрывал он исключительно редко, а Алехин выиграл у него 6 партий. Мне это кажется самым выдающимся достижением в истории шахмат

Владимир Крамник

У Капабланки и Алехина отношения были, мягко говоря, напряженными, но несмотря на это переговоры о матче-реванше не прекращались. Капабланка после утраты короны начал активнее ездить по международным турнирам, чтобы доказать правомерность своих притязаний на титул, и выступал там вполне успешно, хоть от безусловного доминирования конца 1910-х — начала 1920-х не осталось и следа. В 1929-м кубинец пытался пролоббировать ограничение чемпионского матча 16 партиями, но не смог этого сделать, в итоге Алехин защитился в игре с Ефимом Боголюбовым в классическом изматывающем формате до шести побед.

Последние попытки организовать встречу великих шахматистов были предприняты уже после начала Второй мировой войны. В 1939-м от матча отказался Алехин, ссылаясь на возможность скорой мобилизации во французскую армию, а спустя два года русский шахматист был готов принять приглашение Капабланки и сыграть с ним на Кубе, но местное правительство отказалось выполнять просьбу Хосе Рауля и финансировать приезд гостя и организацию встречи. Следующей попытки провести матч не случилось: в марте 1942 года жизнь Капабланки, имевшего наследственную предрасположенность к сосудистым заболеваниям, оборвалась из-за кровоизлияния в мозг.

Дамский угодник

Не только Крамник, но и многие другие великие шахматисты считают Капабланку самым талантливым игроком в истории. А ведь кубинец был максимально нетипичным представителем этого вида спорта и совершенно на нем не зацикливался. Он отлично готовил и обожал баловать друзей и близких изысканными блюдами, был искусным игроком в бильард, увлекался музыкой и обожал изучать учебники по военной стратегии. Но главной слабостью кубинца были женщины.

Еще в 1921 году он женился на Глории Симони Бетанкур, соотечественнице из влиятельной семьи, но брак, в котором у спортсмена родились двое детей, не получился крепким. Капабланка много путешествовал, часто поездки длились месяцами, а киношная внешность спортсмена, его манеры и умение общаться с дамами делали его объектом вожделения для представительниц прекрасного пола. Очень часто Хосе Рауль не справлялся с соблазном, а слухи о его неверности доносились до супруги.

Второй большой любовью Капабланки стала русская княгиня Ольга Чагодаева, эмигрировавшая после революции в США. Знакомство состоялось в 1934 году в посольстве Кубы в Вашингтоне на официальном приеме, и кубинец с первого взгляда влюбился в русскую красавицу. Через несколько лет с огромным трудом он юридически расторг давно разорванные отношения с первой супругой и сделал предложение Чагодаевой.

Ту не смутила разница в возрасте в 11 лет, и дама ответила согласием

Чагодаева не повторяла ошибок первой супруги Капабланки и сопровождала великого шахматиста на всех турнирах. Рядом с кубинцем русская княгиня была и в его последние минуты жизни в госпитале «Маунт Синай» в Нью-Йорке. Мужа она пережила на 52 года.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности